Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Ответили злом на добро

“Сотрудники Аламединского РОВД сначала и сами не поняли, чьи тела они вытащили накануне новогодних праздников из поливного лотка в селе Мраморном.

Две женщины. Возраст, национальность, а тем более род занятий определить проблематично: найденные изуродованы до неузнаваемости, особенно лица”…

Так начиналась статья “Кровавая дорога в роддом”, опубликованная в нашей газете 19 января 2011 года.

Дело давнее, потому напомним читателям некоторые жуткие подробности того, что случилось почти 4 года назад в Аламединском районе. Найденные в поливном лотке убитые девушки оказались 26-летними бишкекчанками Еленой и Надеждой. В конце декабря 2010 года они поехали к подруге, Любови Игнатович, вот-вот ожидавшей рождения малыша.

Люба – мать-одиночка, непонятным для подруг образом связавшаяся с весьма сомнительным типом по имени Дильхияр Жумабаев. Этот её сожитель нигде не работал, перебивался случайными “барышами” от перепродажи разной мелочёвки и держал впроголодь неофициальную жену вместе с будущим совместным ребёнком. Да ещё и наркотиками “баловался”.

Лена с Надей подругу не понимали и сожителя её не оправдывали, но… “Леночка добрая была, – вспоминала начальница одной из погибших девушек. – Очень по-доброму относилась к людям. Всегда готова была помочь, поддержать”.

Чтобы поддержать непутёвую Любу, Лена с Надей под Новый год её навестили. Привезли кроватку – подарок для ожидавшегося ребёнка. Пообщались с сожителем Любови.

“Но уж если Лена что-то считает несправедливым, – продолжала делиться воспоминаниями её непосредственная начальница, – ни перед чем и ни перед кем не остановится, всё в глаза выскажет, даже до начальства дойдёт и скажет всё, что думает. За правду боролась до конца”…

Разговор с Дильхияром у Елены и Надежды состоялся крайне неприятный. Девушки упрекнули его в барыжничестве и сбыте наркотиков, в том, что не любит и не уважает свою гражданскую жену, держа её в чёрном теле и не давая даже досыта поесть. “Ты же и сейчас наверняка под кайфом, вместо того чтобы к рождению ребёнка готовиться!”. Подруги Любы пригрозили пожаловаться на Дильхияра его отцу и даже обратиться в милицию.

Из показаний Любови Игнатович: ” Мы с Надей сходили в комок за свечкой, когда дошли до дома, Надя сказала, что пойдёт поторопит Лену, а я зашла в туалет. Когда я вернулась и подошла к двери, она резко открылась, Дильхияр вышел, сказал: “Подожди секунду” – и зашёл обратно. Потом он вышел, отвел меня к фонарю и закурил. В тот момент дали свет, и я увидела на его лице и руках красные пятна крови. Он сказал, что если я кому-нибудь скажу, то он убьёт меня. Тогда мне сразу стало ясно, что произошло что-то страшное, но я не думала, что он убил Елену и Надю. Потом он отвёл меня в баню и закрыл там. Через какое-то время он пришёл и выпустил меня оттуда, при этом сказал, чтобы я сидела дома. Он закрыл меня на замок снаружи. Когда я зашла домой, то заметила, что на полу нет паласа, а в комнате стоит запах хлорки. Под утро он вернулся и сказал, чтобы я забрала ребёнка из дома бабушки и отвезла к своей маме на Иссык-Куль”.

На следующий день Люба отправилась в роддом, где ей должны были делать плановое кесарево сечение. А её сожитель исчез и был пойман милицией 30 декабря. Вместе с предполагаемым сообщником по имени Саидабдулла Аскаралиев. Во дворе дома Саидабдуллы обнаружилась “Тойота” жестоко убитой Елены.

Упрёки и замечания подруг сожительницы Дильхияр воспринял как жестокое оскорбление – и схватился за топор. А потом с помощью гражданской супруги закатал тела в палас и одеяло, вывез в село Мраморное и сбросил в бетонный поливной лоток. Машину Елены же отогнал в Токмок к товарищу Саидабдулле, сказав тому, что в драке случайно убил человека и требуется теперь спрятать его машину…

Зимой прошлого года Аламединский районный суд признал Дильхияра Жумабаева 1983 г.р. виновным в двойном убийстве с особой жестокостью и приговорил к пожизненному лишению свободы с конфискацией имущества (если таковое у него имеется). Саидабдулла Аскаралиев был признан виновным по статье 339 Уголовного кодекса КР (укрывательство преступления) и приговорён к 4 годам лишения свободы, но на основании амнистии в связи с 20-летием независимости КР был освобождён от уголовной ответственности и наказания.

А что же Люба Игнатович? Первоначально её роль в убийстве подруг следствие установило неверно. Молодая мать выглядела безвинной жертвой, запуганной садистом-сожителем. По делу она проходила как свидетельница. Ей даже укрывательство не вменили (жена якобы не должна доносить на собственного мужа). Какого мужа, если Любовь с Дильхияром жили в так называемом гражданском браке? А вот какого.

В материалах уголовного дела непонятным образом появилась сначала справка из мечети о помолвке Дильхияра и Любы. А когда выяснилось, что мусульманское бракосочетание юридической силы не имеет, появился и другой документ – копия свидетельства о браке, якобы заключённом в одном из загсов Бишкека.

Свидетельство о заключении брака датировано 7 февраля 2011 года. В это время Дильхияр Жумабаев сидел в СИЗО и давал признательные показания. Изобличающие, между прочим, его неофициальную супругу:

“Она стояла на улице и смотрела, чтобы никто не пришёл или не увидел, потому что я приказал ей это сделать. После этого я посадил её на переднее сиденье и выехал в сторону села Карла Маркса”. По показаниям Жумабаева и Аскаралиева, Любовь Игнатович вовсе не была заперта в бане, а затем в доме. Наоборот, она активно помогала сожителю в сокрытии убийства. Кроме того, в ходе следствия было установлено, что у убитой Обуховой при себе было три мобильных телефона, два из которых Жумабаев потом “щедро” подарил родителям Игнатович.

А настойчивость, с которой Игнатович заманивала Елену с Надеждой на дачу в позднее время, сторону защиты потерпевших натолкнула на мысль о сговоре между Любой и Дильхияром с целью совершения умышленного убийства и ограбления.

Прокуратура Аламединского района отменила постановление следователя М.Сыдыкова о прекращении уголовного преследования в отношении Любови Игнатович. Сейчас эта 33-летняя женщина находится в СИЗО, против неё возбуждено и расследуется уголовное дело. Кто же она всё-таки – свидетельница или активная соучастница убийства своих сердобольных подруг?

Оставьте комментарий