Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Парламентскую “борчиху с коррупцией” признали автором коррупционной схемы

14.01.2015
Просмотров: 8

Обвинение  утверждает,  что  депутат  от  партии  “Республика”  Урмат  Аманбаева  забирала  95  процентов  украденных  из  бюджета  денег  –  якобы  на  лекарства  для  туберкулёзных  больных.

Незадолго до Нового года – 25 декабря – Генеральная прокуратура Кыргызстана направила в Верховный суд КР нашумевшее уголовное дело, главным фигурантом которого является депутат парламента Урмат Аманбаева.

Собранные следствием материалы составили 15 томов. Плюс свыше 40 томов вещественных доказательств – тендерной и бухгалтерской документации.

Высший судебный орган страны должен теперь не только определить подсудность этого дела, но и “обеспечить объективность судебного разбирательства“. Что означает – судить Аманбаеву и её подельников могут и в столице Бишкеке. А не в Оше, где в основном и происходили события, которые привели к появлению этого уголовного дела.

Ведь, как известно, трудно порой ждать объективности от судей в небольших городах, где, как говорится, все друг друга знают. Особенно если речь идёт о подсудимых высокопоставленных и влиятельных.

ОТ  ДАЧИ  ПОКАЗАНИЙ  ОТКАЗАЛАСЬ…

Депутат Урмат Аманбаева – персона пока ещё высокопоставленная и весьма влиятельная. И не только в Оше. По иронии судьбы, сейчас она является заместителем председателя парламентского комитета по противодействию коррупции. Ирония состоит в том, что обвинение Аманбаевой – судя по должности, одному из главных “борцов с коррупцией” в Кыргызстане – предъявлено по статье 303-й Уголовного кодекса – “Коррупция”. Ещё одна статья обвинения – 30-я, “соучастие в преступлении”. Из четырёх возможных форм соучастия (исполнители, организаторы, подстрекатели и пособники) Генпрокуратура определила роль депутата Аманбаевой как ключевую  – организатора коррупционной схемы.

Версию самой Урмат Аманбаевой относительно преступлений, которые ей инкриминируются, следствие так и не узнало – никаких официальных показаний обвиняемая почему-то давать  не стала. Что же касается показаний “неофициальных” – комментариев Аманбаевой прессе – то они тоже мало что проясняли. Урмат Аманбаева эмоционально твердила, что, работая “скромным”  главным бухгалтером туберкулёзной больницы в Оше, она никак не могла участвовать в коррупции. И уж тем более, дескать, не могла продолжать рулить коррупционной схемой, оказавшись в депутатском кресле.


Ещё Аманбаева посылала туманные угрозы в адрес генерального прокурора Аиды Саляновой, которую она считает главным своим врагом: “У меня полным-полно материалов, разоблачающих перед общественностью, кто такая Салянова, ответившая лживой клеветой на сделанное мною добро ей”. Правда, до сих пор эти “материалы” депутат Аманбаева общественности не предоставила. И не пояснила, чем именно ей обязана генпрокурор Салянова.

Ну и,  разумеется, Аманбаева заявляла, что уголовное преследование в отношении её имеет политическую подоплёку.

Трудно, правда, вспомнить, чтобы этого же не заявляли и другие высокопоставленные чиновники и политики, когда над ними сгущались тучи…

Чем же так оказалась опасна для власти депутат от партии “Республика” Урмат Аманбаева, что с ней сводят политические счёты? Она что – выдающаяся оппозиционерка? Да нет… Видимо, понимая, что сама она на роль видной политической фигуры не тянет, депутат Аманбаева утверждала, что Генпрокуратура, дескать, за что-то мстит её родному брату – омбудсмену Кыргызстана Бактыбеку Аманбаеву. Сам главный правозащитник страны эту версию охотно поддерживал.

Курьёз ситуации состоял в том, что Б. Аманбаев был избран омбудсменом в октябре 2013 года. А первое уголовное дело по факту вывода денег из Ошского областного центра борьбы с туберкулёзом возбуждено было не прокуратурой, а ошской финполицией – и ещё в мае 2013 года. То есть почти за полгода до появления на политической арене мало кому до этого известного брата депутата У. Аманбаевой.

Поводом к тому, что правоохранительные органы обратили внимание на ошский противотуберкулёзный центр, стало заявление в финполицию старшей медсестры одного из отделений больницы Урнисы Кожоновой (впоследствии уволенной). “Мы подписывали фиктивные документы, списывали лекарства, но в конце концов нам это просто надоело, – рассказала она журналистам. – Я, к примеру, в своих документах указывала, что раздала своим больным 100 доз лекарства. После чего к этой цифре приписывался ноль, получалась тысяча. Но я же знаю свой почерк! И когда были выявлены эти факты, у нас был просто шок”.

Первоначально следствие крутилось вокруг мелких фигур – типа заведующей больничной аптекой. Но осенью прошлого года на передний план стали выходить фигуры покрупнее… И 27 октября 2014 года лично Аида Салянова (возбуждать уголовные дела в отношении депутатов парламента вправе только генеральный прокурор) возбудила дело персонально в отношении Урмат Аманбаевой.

Дальнейшая хронология выглядит весьма любопытно.

Подозреваемого (а именно такой статус обрела Урмат Аманбаева) положено допросить. Что и попытались сделать следователи Генпрокуратуры. Но безуспешно. Как вспоминает руководитель следственной группы Кумарбек Байдылдаев, в первый же день – 27 октября – он позвонил в приёмную депутата Аманбаевой. И услышал, что та выехала в Ош для встречи с избирателями.

Утром 31 октября, когда депутат Аманбаева должна была вернуться в Бишкек, следователь Байдылдаев направил её помощнику телефонограмму с предложением явиться после обеда в следственное управление Генпрокуратуры. Вместо депутата явилась целая бригада её представителей-юристов, сообщившая, что Урмат Аманбаева именно в тот день слегла в частный медицинский центр “Ош-Кардио” с жалобами на сердце.

Через неделю, 8 ноября, Урмат Аманбаева неожиданно для следователей появилась в Бишкеке – и вновь оказалась на больничной койке. Теперь уже – в Лечебно-оздоровительном объединении Управления делами аппарата президента и правительства КР (известном как спецбольница). Теперь – в связи с болезнью кишечника.

18 ноября следователь Байдылдаев попытался допросить депутата Аманбаеву в качестве подозреваемой в стенах больницы. Та, воспользовавшись правом, которое даёт закон, от дачи показаний отказалась. Но дала подписку о явке к следователю после выписки из больницы при первом же вызове.

Выписалась Аманбаева (после хирургической операции, которую ей провели в больнице) 27 ноября. Но по повесткам в Генпрокуратуру не являлась, ссылаясь на плохое самочувствие, её  адвокаты предлагали, чтобы следователи явились к ней домой. А 15 декабря (когда уголовное дело уже близилось к развязке) Аманбаева вновь была доставлена в ту же больницу и в ту же палату. Туда 19 декабря пришлось приехать следователю Байдылдаеву, чтобы предъявить Урмат Аманбаевой обвинение. Генпрокуратура ходатайствовала о заключении обвиняемой под стражу в СИЗО ГКНБ, но Октябрьский райсуд Бишкека избрал ей меру пресечения в виде домашнего ареста.

Там же, в палате №2 спецбольницы, 21 декабря Урмат Аманбаева вместе со своим адвокатом ознакомилась с материалами уголовного дела.

Итак, что же “нарыли” следователи Генпрокуратуры?

“ВОЗДУШНЫЕ”  ЛЕКАРСТВА  ОТ…  СТРОИТЕЛЬНОЙ  ФИРМЫ

Урмат Аманбаева работала главным бухгалтером Ошского областного центра борьбы с туберкулёзом (ООЦБТ) больше шести лет – с сентября 2004 года по ноябрь 2010-го. Согласно обвинению, к созданию коррупционной схемы она приступила в начале 2009 года.

Обвинение рисует не совсем типичную картину. Обычно в подобных махинациях главбух – на вторых ролях. Аманбаева же, согласно этой схеме, выступила в роли заводилы-организатора. Директор же ООЦБТ Акылбек Байсалов, по мнению следствия, оказался в её руках лишь инструментом.

Обвинение утверждает: выстраивание схемы началось с того, что главбух Аманбаева была назначена директором Байсаловым председателем тендерной комиссии противотуберкулёзного центра. Как рассказал следствию Байсалов, на этом настояла сама Аманбаева: “Так будет лучше!” – убеждала она шефа. Кстати, есть свидетельские показания о том, что Аманбаева  хотела занять должность и директора центра. Эти её планы обрубило вышестоящее начальство – руководитель Национального центра фтизиатрии Кыргызстана тогда заявил: “В истории не было такого, чтобы больницу возглавил не врач” (Аманбаева – экономист по образованию).

Тендерная комиссия, по версии обвинения, понадобилась Аманбаевой вот для чего…

В Оше имеется очень интересная фирма, которая, как утверждает следствие, всегда была подконтрольна Урмат Аманбаевой. Это – ОсОО “БУМ”. Странноватое название образовано из первых букв трёх слов – “Бирге”, “Урмат” и “Манзура”. Первое в переводе с кыргызского означает “вместе”. Второе – имя Аманбаевой. Третье – имя её подруги Манзуры Улуходжаевой, которая является и единственным учредителем ОсОО. Последняя в своих показаниях призналась, что фирма создавалась ещё в 2005 году при непосредственном участии Урмат Аманбаевой. Но фигурировать в числе учредителей та не стала, поскольку работала на госслужбе – Аманбаева, напомним, уже тогда была главбухом противотуберкулёзного центра.

Чем фирма занималась первые четыре года – этот вопрос следствие не интересовал. Интересное началось в 2009 году, когда фирма “БУМ” стала, согласно обвинению, ключевым звеном в коррупционной схеме. Что любопытно, в базе данных Министерства юстиции КР основным видом деятельности ОсОО “БУМ” значатся “строительно-монтажные работы“. И вдруг строительная (!) фирма становится поставщиком лекарств для Ошского областного центра по борьбе с туберкулёзом, неизменно выигрывая тендеры.

По версии следствия, происходило это так. Когда объявлялся очередной тендер на поставку лекарств для больных туберкулёзом, участвовать в нём желали разные поставщики. Но председатель тендерной комиссии Аманбаева, заглянув в их заявки, сообщала Улуходжаевой, какие те предлагают условия. И владелица ОсОО “БУМ” вписывала в свою заявку куда меньшую стоимость лекарств, получая таким образом преимущество перед конкурентами. На Западе, кстати, такой “слив” информации называется инсайдерским – и считается одним из самых тяжких экономических преступлений. Теперь этот экзотический термин входит и в кыргызский лексикон – в обвинении У. Аманбаевой фигурируют “незаконные инсайдерские действия“.

Главная же фишка коррупционной схемы, по версии обвинения, заключалась в том, что никаких лекарств фирма “БУМ” в больницу не поставляла. Они, лекарства, существовали лишь на бумаге. В фиктивных договорах, которые подписывал противотуберкулёзный центр с ОсОО “БУМ”… В счетах-фактурах… В требованиях на лекарства, которые подавали начальству (как утверждает обвинение – по указанию главбуха Аманбаевой) старшие медсёстры отделений больницы. Наконец, в отчётах о количестве полученных и использованных лекарств.

Деньги же на “воздушные” лекарства выделялись самые что ни на есть реальные.

Здесь необходимо немного окунуться в медицинскую специфику. Противотуберкулёзные препараты бывают так называемого “первого ряда” и “второго ряда”. Последние – более мощные, дефицитные и, соответственно, дорогие – назначаются тем больным, на которых лекарства первого ряда уже не действуют. В Ошском областном центре борьбы с туберкулёзом такие больные содержатся в отделении, сокращённо именуемом МЛУ – “множественная лекарственная устойчивость”.

Больные этого отделения обеспечиваются лекарствами в рамках национальной программы борьбы с туберкулёзом за счёт грантов Глобального фонда. В этом финансовом потоке коррупционерам ловить нечего – “живыми” деньгами там не пахнет, гранты поступают в виде медикаментов.

Второй поток – бюджетный. Ошскому противотуберкулёзному центру в год на закупку лекарств выделяется из госбюджета не так-то много – порядка 3 миллионов сомов.

Казалось бы, не так-то просто от них “кусочек” отщипнуть. Но другая фишка коррупционной схемы, считают в Генпрокуратуре, состояла в том, что директор центра Байсалов и стоявшая у него за спиной главбух Аманбаева выбивали из Минфина дополнительное финансирование – на лекарства, дескать, денег не хватает.

Судя по документам, у фирмы “БУМ” противотуберкулёзный центр покупал в основном те самые дорогие препараты “второго ряда”. По версии следствия, списывали эти несуществующие лекарства не только на МЛУ-отделение, но и на остальные три отделения больницы. Которым они и не полагались.

В ноябре 2010 года Урмат Аманбаева стала депутатом парламента. Почему именно её политическая партия “Республика” позвала в свои ряды и включила в свой избирательный список, кстати, не вполне понятно до сих пор. Такой уж заметной персоной в южной столице Аманбаева в ту пору ещё не была. Наши источники, близкие к “Республике”, предполагают, что главную роль сыграл пол Аманбаевой – нужны, дескать, были женщины для соблюдения гендерной квоты. Не исключено, впрочем, что и финансовый фактор сработал – Урмат Аманбаева уже тогда была дамой весьма состоятельной (впрочем, об этом позже).

Новоиспечённая депутат Аманбаева о себе, напомним, громко заявила, инициировав законопроект о государственном языке, который своими репрессивными драконовскими мерами шокировал даже некоторых ура-патриотов. За кулисами же законотворческой деятельности, по версии следствия, Урмат Аманбаева продолжала курировать вышеописанную коррупционную схему.

При распределении постов в новоизбранном парламенте депутату Аманбаевой вначале досталась должность члена парламентского комитета по здравоохранению, социальной политике, труду и миграции. Как раз по её “профилю”! В этом качестве, утверждает обвинение, Аманбаева оказывала давление на членов тендерных комиссий, добиваясь, чтобы те признавали победителем всё то же ОсОО “БУМ”. А ещё добивалась нового выделения дополнительных бюджетных средств для ошского противотуберкулёзного центра. На сей счёт, говорят в Генпрокуратуре, есть и документы, и свидетельские показания.

Тем временем в фирму “БУМ” продолжали исправно течь бюджетные денежки… В общей сложности на расчётный счёт этого ОсОО, по выводам судебно-бухгалтерской экспертизы, было незаконно перечислено более 15 миллионов сомов. По признанию владелицы фирмы Улуходжаевой, после обналичивания денег она оставляла себе лишь 5 процентов этих сумм, остальные же 95 процентов передавала Аманбаевой.

Обвинение утверждает, что схему вывода из ошской больницы бюджетных средств Урмат Аманбаева продолжала контролировать (будучи уже депутатом парламента) до ноября 2013 года. И схема эта прекратила действовать по не зависящим от неё обстоятельствам – после того, как деятельность ООЦБТ начали проверять правоохранительные органы.

Ошский областной центр борьбы с туберкулёзом. Обслуживает две области – Ошскую и Баткенскую. Здание построено полвека назад, мебели в больнице – столько же лет. На питание одного больного в сутки выделяется всего лишь 56 сомов. Чтобы кормить пациентов нормально, врачам приходится экономить на других расходах. Между тем, через эту нищую больницу списывали миллионы сомов…

 

КАК  СОБИРАЛИ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Доказать существование этой схемы, по словам руководителя следственной группы Генпрокуратуры Кумарбека Байдылдаева, было весьма непросто. Хотя картинка, которую в своё время нарисовали фигуранты этого уголовного дела в своих счетах-фактурах и отчётах, выглядела просто абсурдно.

– В Ошском областном центре борьбы с туберкулёзом – всего лишь 200 койко-мест, – говорит следователь. – И если бы всё то огромное количество препаратов, которое якобы поступило в больницу, назначили бы больным, то многих из них, возможно, ждал бы летальный исход. Или, по крайней мере, серьёзное отравление. Ведь противотуберкулёзные препараты – очень мощные, их передозировка опасна. Не случайно лечение ведётся по строгим схемам, утверждённым Всемирной организацией здравоохранения. И ни один врач не рискнул бы за эти схемы лечения выходить, даже если бы, допустим, его очень об этом попросили.

– Никто и не выходил, – продолжает К. Байдылдаев. – Врачи делали назначения правильно. Все махинации проходили только по бухгалтерским документам. Фактический расход лекарств можно отследить по стационарным журналам, куда записывается, какие препараты назначены каждому больному. Туда “липу” вносить никто не станет. Но когда в 2012 году началась первичная проверка больницы финполицией, журналы двух отделений (в том числе МЛУ-отделения) куда-то исчезли. И до сих пор числятся утраченными.

– Почему же раньше никто не выявил все эти махинации, ведь проверок наверняка было много? – спрашиваю.

– Проверяли-то бухгалтерию, а она была всегда “подбита”. Мы пошли по другому пути. Собрали вместе экспертов, разбирающихся в бухгалтерии, и медиков-клиницистов. Назначили комплексную проверку с участием представителей Счётной палаты, Фонда обязательного медицинского страхования при правительстве, Департамента лекарственного обеспечения и медтехники и Департамента государственного санитарно-эпидемиологического надзора при Минздраве, Национального центра фтизиатрии. Медики изучали то, в чём ревизоры-бухгалтера никогда не разберутся – истории болезни пациентов, получавших лекарства за счёт бюджета. В этих документах тоже отражена реальная схема лечения, лишние таблетки туда врачи не впишут. Работу проделали огромную – изучили порядка 2,5 тысячи историй болезни за 6 лет – с 2008 по 2013 год. И когда подвели итоги этой проверки, все проверяющие убедились – никаких лекарств на 15 миллионов сомов в ООЦБТ не поступало.

– Противотуберкулёзные препараты в Кыргызстане не производят, – продолжает следователь Кумарбек Байдылдаев. – ОсОО “БУМ” могло их получать только из-за рубежа.  Делаем запрос в Государственную таможенную службу и получаем ответ – за указанный период это ОсОО препаратов в республику не завозило. Чтобы поставлять лекарства в больницу, фармакологическая компания должна получить на них сертификат. Делаем запрос – ничего фирма “БУМ” не получала! Ещё это ОсОО, выигрывая тендеры, якобы поставляло в ООЦБТ дезинфицирующие средства. Одно из них – хлорапин – в Кыргызстан поставляет только лишь одна компания – санкт-петербургское ЗАО “Петроспирт”. И, как эта компания нам ответила в письме, здесь у них есть единственный дистрибьютор – ОсОО “ЮРФА”. С другими фирмами она не работает. Что привело нас к выводу – никаких антисептиков фирма “БУМ” в больницу тоже не поставляла.

– Адвокаты Аманбаевой бьют на то, что на неё статья УК “Коррупция” якобы не распространяется – главбух больницы, дескать, не является госслужащим и должностным лицом…

– Мы руководствовались тем же Уголовным кодексом. Где чёрным по белому написано: “должностными лицами признаются лица, осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-ревизионные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях…”. Аманбаева работала в государственной больнице, поэтому всё это относится и к ней.

– Самое возмутительное то, – заключает руководитель следственной группы Генпрокуратуры Кумарбек Байдылдаев, – что этим 15 миллионам сомов, вытянутым из госбюджета, нашлось бы применение в том же Ошском областном центре борьбы с туберкулёзом. Видели бы вы эту больницу… Она – в плачевном состоянии. Мебель не меняли со времён СССР. Плакать, честно говоря, хочется, когда смотришь на эту нищету…

Кроме Урмат Аманбаевой, на скамье подсудимых также окажутся: директор ОсОО “БУМ” Манзура Улуходжаева, бывшая заведующая аптеки Ошского областного центра борьбы с туберкулёзом Фарида Шамшиева, бывшая и.о. главбуха ООЦБТ Гулбурак Шаеева, нынешний главный бухгалтер ООЦБТ Улан Асанов. Последний, кстати, доводится депутату У. Аманбаевой зятем – он женат на дочери её старшей сестры. Так что бухгалтерия противотуберкулёзного центра после ухода Аманбаевой в большую политику оказалась в надёжных – родственных руках.

Улуходжаевой и Шамшиевой также предъявлены обвинения в коррупции. Двое других фигурантов обвиняются в злоупотреблении должностным положением и в злостном нарушении порядка проведения тендеров. Главбуху Асанову, кроме того, инкриминируется укрывательство преступления.

Все пятеро обвиняемых находятся под домашним арестом.

Шестой обвиняемый – 64-летний бывший директор ООЦБТ Акылбек Байсалов (также выпущенный на свободу под домашний арест) – до судебного процесса не дожил. Незадолго до передачи уголовного дела в суд – 11 декабря – он повесился во дворе своего дома в Оше. Какой-либо криминальной подоплёки в его гибели милиция не обнаружила, смерть Байсалова признали самоубийством. Известно, что экс-директор все последние месяцы находился в крайне подавленном состоянии – вполне понятном…

После смерти А. Байсалова его сын направил в Генпрокуратуру обращение, в котором просил следователей не допустить, чтобы всю вину подельники взвалили на его покойного отца. Ведь покойник – всегда очень удобная кандидатура для этого.

Вадим НОЧЁВКИН


СХЕМА

незаконного вывода бюджетных средств из Ошского областного центра борьбы с туберкулёзом

 

Похороны покончившего с собой экс-директора ООЦБТ А. Байсалова. Сейчас его близкие больше всего опасаются, что на покойника взвалят всю вину.


 

БИЗНЕС-ЛЕДИ,  ДВАЖДЫ   ЗАЧЕМ-ТО  МЕНЯВШАЯ  ФАМИЛИЮ

Урмат Аманбаева может перестать быть депутатом ещё до начала судебного процесса.


Генеральный прокурор А.Салянова 23 декабря направила председателю Центризбиркома КР Т.Абдраимову представление о досрочном прекращении полномочий депутата Жогорку Кенеша У.Аманбаевой. Связано это вовсе не с уголовным делом в отношении депутата, а с весьма любопытными обстоятельствами, всплывшими в ходе расследования.

Родилась У.Аманбаева 23 марта 1966 года в Кара-Кульджинском районе Ошской области и в свидетельство о рождении была записана как Урулкан Абдилашимовна Аманбаева. На это же имя получала паспорт в 1982 году, затем в 1996 году, ещё раз – в 1999 году (в связи с утерей паспорта) и, наконец, в 2006 году.

А осенью 2010 года – незадолго до парламентских выборов – Урулкан Аманбаева вдруг решила сменить имя и фамилию. И 1 октября 2010-го получила новый паспорт – теперь уже на имя Урмат Абдилашимовой.

Уже став депутатом, она вновь почему-то решила вернуться к своей прежней фамилии – и в январе 2011-го получила паспорт на имя Урмат Аманбаевой.

Почему? Это так и осталось тайной. На вопросы следователей Генпрокуратуры У.Аманбаева отвечать отказалась. Её близкие, которые могли как-то прояснить эту интригующую загадку, тоже от дачи показаний отказались – имеют право… Но существенной, по мнению Генпрокуратуры, оказалась даже не эта интрига, а то, что депутат Аманбаева ввела Центральную избирательную комиссию в заблуждение.

9 ноября 2010 года ЦИК вынес постановление о том, что Урулкан Аманбаева является депутатом Жогорку Кенеша. И на это имя выдано ей удостоверение №102. Между тем в тот момент, согласно паспорту, депутат звалась Урмат Абдилашимовой. Тем самым, считает Генпрокуратура, она предоставила в ЦИК заведомо недостоверные сведения о себе.

Другое нарушение – более существенно. В сентябре 2009 года Урулкан Аманбаева зарегистрировала в Оше ОсОО “УНГА и компани”, став единственным его учредителем и руководителем. К слову говоря, название этого ОсОО (как и ОсОО “БУМ”) тоже образовано от первых букв имён – Урмат (сама У.Аманбаева), Назира (её старшая дочь), Гулина (младшая дочь) – и, наконец, фамилия “Аманбаевы”. Именно этому ОсОО в основном принадлежат развлекательные заведения в Оше – сауна, гостиница, ледовый каток, ресторан и крытый бассейн.

Став депутатом в ноябре 2010 года, У.Аманбаева официально перерегистрировала ОсОО “УНГА и компани” на свою дочь лишь в июле 2013 года. И в своих декларациях о доходах указывала недостоверную информацию. Таким образом, считает Генпрокуратура, более 2 лет депутат У.Аманбаева осуществляла частную предпринимательскую деятельность. Что противоречит Закону КР “О статусе депутата ЖК”, который предусматривает, что полномочия депутата досрочно прекращаются в случае неоставления им работы, не совместимой с выполнением депутатских полномочий. О чём и попросила ЦИК генпрокурор А.Салянова.

Своё решение Центризбирком должен вынести до конца января 2015 года.


НАЖИТО  НЕПОСИЛЬНЫМ  ТРУДОМ?

Список имущества депутата У. Аманбаевой и её родственников,

на которое Генпрокуратура наложила арест.

 

Здание спортивно-оздоровительного комплекса в Оше (крытый бассейн, каток “зима-лето”) на земельном участке площадью 9 тысяч 815 кв. метров. Оформлено на старшую дочь У. Аманбаевой – Назиру Раимкулову, 1988 года рождения.

Здание в Оше, где располагаются кафе, гостиница, минимаркет, на земельном участке площадью 2 тысячи 213 кв. метров. Оформлено на младшую дочь У. Аманбаевой – Гулину Аманбаеву, 1992 г.р.

Здание оздоровительного комплекса с гостиницей в Оше на участке площадью 450 кв. метров. Оформлено на саму У. Аманбаеву.

Особняк в Оше полезной площадью 227 кв. метров с земельным участком в 600 кв. метров. Оформлен на зятя У. Аманбаевой – Аскара Айтматова.

Квартира в Оше площадью 44,63 кв. метра. Оформлена на младшую дочь У. Аманбаевой – Гулину Аманбаеву.

Земельный участок в Оше с торговыми киосками и павильонами площадью 73 кв. метра. Оформлен на саму У. Аманбаеву.

Квартира в элитном доме в Бишкеке на проспекте Мира площадью 197 кв. метров. Оформлена на младшую дочь У. Аманбаевой – Гулину Аманбаеву.

Из официальной биографии Урмат (Урулкан) Аманбаевой:

Трудовую деятельность начала в 1983 году нормировщиком завода им. Фрунзе.

В 1987-1988 годы – весовщица фабрики “8 марта”.

В 1988-1995 годы – главный бухгалтер Театра юного зрителя г. Бишкека.

В 1995-2000 годы – главный бухгалтер специальной больницы для ветеранов ВОВ в г. Оше.

В 2000-2004 годы – главный бухгалтер Ошской областной детской противотуберкулёзной больницы.

В 2004-2010 годы – главный бухгалтер Ошского областного центра по борьбе с туберкулёзом.

 В октябре 2010 года по списку политической партии “Республика” избрана депутатом Жогорку Кенеша КР.

Вопрос: как заработать всё вышеперечисленное, всю жизнь работая в государственных организациях?

Развлекательный комплекс “Жетиген” в Оше, принадлежащий семье депутата У. Аманбаевой. Здесь, в частности, находится огромный крытый бассейн (длина дорожки – 50 метров) и единственный в Оше ледовый каток. Действующий не только зимой, но и летом, что требует огромных денежных затрат.

 

Оставьте комментарий