Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

ПЕСНЯ О СОЛДАТСКОЙ ПИЛОТКЕ

01.05.2015
Просмотров: 6

В МВД зал полон гостей. В канун Дня Победы – презентация книги о Великой Отечественной войне.
Среди почётных гостей – полковник в отставке Осмоналы Исманкулов. Мероприятие подходит к концу, фронтовик с трудом привстаёт со стула и шутливо-командным голосом обращается к собравшимся:

– Держите ветерана!

Мало кому удаётся сдержать улыбку. От этого человека в орденах веет отцовской теплотой и безмерной добротой. Он умело позирует перед фотокамерами, достаёт из кармана пиджака свою пилотку, которую он хранит вот уже 70 лет, надевает:

– В этой пилотке я вновь чувствую себя молодым солдатом!

Жалко, говорит Осмоналы-ата, что не придумали до сих пор стихотворения или песни про пилотку. Даже про синий платочек есть песня, а про этот незамысловатый солдатский головной убор, в котором многие советские воины полмира прошагали, – почему-то никто не догадался сочинить…

На следующий день мы встретились уже у него дома. Просторная светлая квартира, в комнате – полки с книгами. А на серванте фотографии, в основном – его жены, которую потерял три года назад.

Осмоналы Исманкулов принимал участие в освобождении Румынии, Болгарии, Молдавии, Югославии, Венгрии и Австрии. О своём пути к победе – и не только об этом – он с удовольствием рассказывает корреспонденту, по его словам, любимой газеты.

 

первый  бой

После восьмого класса за хорошую успеваемость паренька из глубинки Осмоналы Исманкулова направили в Беловодское на курсы учителей. Мирная студенческая жизнь продолжалась недолго, через месяц он, мечтающий стать учителем, узнаёт, что фашисты напали на Советский Союз. Осмоналы возвращается в родное село Монолдор, откуда, успев проучительствовать  всего лишь год, в августе 1942 года уходит добровольцем на фронт.

Всех новобранцев привезли на железнодорожный вокзал, Осмоналы провожал его отец. Строгий и сдержанный человек, переживший смерть своих четверых сыновей, прощаясь со старшим сыном, впервые горько заплакал.

Новобранцев не сразу отправили на фронт, их привезли в Туркестан, в город Мары, в военное училище для подготовки в командиры пулемётных подразделений. Только после восьми месяцев обучения Исманкулову присвоили звание младшего лейтенанта и отправили на фронт.

– Стреляли со всех сторон, кругом убитые, раненые, кричащие от боли и истекающие кровью. В первый же день я потерял всех своих одноклассников. Это был ад на земле, – тяжело вздыхает Исманкулов, вспоминая первый день на поле боя.

 

“Есть сотни песен и стихов, посвящённых войне, но нет песен о пилотке. А сколько солдат погибли в этих пилотках!”

 

семь  лет  с  осколком  в  языке

Осмоналы Исманкулов был трижды ранен на войне. Даже получив серьёзные травмы, он не стал уезжать домой, а вновь и вновь возвращался в строй.
Однажды рядом с молодым бойцом Осмоналы взорвался снаряд. Осколок попал под ухо, полилась кровь. Его срочно доставили в полевой госпиталь, где врачи осмотрели отверстие, откуда прошел осколок, а откуда вышел – не нашли. Медики пришли к выводу, что осколок солдат выплюнул, помазали рану йодом и положили бойца в госпиталь.

Не мог он долго болеть, зная, что его однополчане нуждаются в поддержке, и уже через два дня вернулся на поле боя…

И только спустя семь лет рана напомнила о себе.  Осмоналы Исманкулову стало трудно разговаривать и есть, болел язык. Оказалось, что осколок того снаряда размером с кукурузное зёрнышко застрял у него в языке. Пришлось делать операцию.

А тогда, на фронте, один раз из-за полученной раны ему хотели ампутировать ногу, дабы не допустить гангрены, но молодой солдат категорически отказался от ампутации.

– Слава богу, нога целая – вот она! говорит Исманкулов и демонстративно покачивает ногой.

 

Аксакалы-ветераны в МВД на презентации книги о Великой Отечественной войне. Мало их, ветеранов, осталось…
“Хочешь, – предлагает Исманкулов, – я товарища позову, он тебе тоже что-нибудь расскажет? Только он такой же, как я, сам плохо передвигается. Пока белую рубашку нагладит, пока галстук завяжет, пока дверь откроет и на улицу выйдет – очень много времени пройдёт”.
Ещё чуть-чуть, вздыхает Осмоналы-ата, и вообще некому будет молодёжи о войне рассказывать.

Фронтовая фляжка. “Можно посмотреть?” – спрашиваю ветерана. “Возьми… А я знаю, о чём ты сейчас думаешь, – Осмоналы-ата хитро прищуривается. – Думаешь, что я всю войну в этой фляге спирт держал. Очень многие так думают, что солдаты, кроме спирта, ничего не пили. Неправда это! Здесь у меня и вода-то не всегда бывала. Радовался, когда можно было где-то чистой воды раздобыть!”.

 

битва на реке Дунай

– Однажды нам дали приказ: форсировать реку Дунай и ликвидировать лагерь противника.

Мы решили наступать ночью, днём готовились, сооружали самодельные плоты из досок, брусков и срубленных деревьев. Настал момент атаки, мы огромной колонной, в несколько тысяч солдат двинулись на противоположенный берег, – вспоминает фронтовик тот тяжёлый день.

Только бойцы добрались до середины реки, противники подвесили вдоль противоположного берега маленькие парашюты с фонариками с подожжёнными фитилями. Тысячная колонна на реке стала видна как на ладони, стало светло, как днём. Фашисты открыли огонь, стреляли из всех видов оружия, начиная от автоматов, заканчивая пулемётами.

В воздухе пахло порохом и кровью. Повсюду раздавались крики, стоны, мольба утопающих о помощи. Бездыханные тела умерших уносил Дунай. Эта была самая кровопролитная битва в памяти ветерана, она унесла жизни больше половины личного состава роты.

И всё-таки советским солдатам удалось переплыть реку, пусть и не в полном составе. Когда они добрались до противника, разгорелся рукопашный бой. Постепенно немцы начали отступать. И потом ещё целую неделю советские войска провели в погоне за фашистами.

И вот наконец появилась возможность передохнуть и перемотать портянки. Каково же было удивление солдат, когда они не смогли снять свои сапоги! Оказалось, что во время погони, когда никто не снимал свою обувь, портянки буквально приросли к  ногам солдат, им пришлось срезать их, так как другого выхода уже не было.

ползком  до  Будапешта,  назад  пешком

– Мне не нравится, когда в фильмах о войне показывают, как солдаты бегут навстречу  противнику. Это ведь не так на самом деле, – признаётся ветеран. – На самом деле во время битвы мы то и дело ползали, мы даже на корточки не вставали, потому что пуля могла нас задеть. В основном мы наступали на противника лёжа, ползли, не поднимая головы. Для нас было счастьем, если на пути мы встречали большой камень или бугорок, за которым можно было спрятать голову и остаться в живых.

Вот так ползком Осмоналы Исманкулов в 1945 году добрался до Будапешта. Там он со своим взводом провёл полтора месяца, и всё это время, пока он там находился, ни на минуту не смолкала стрельба.

Советские солдаты смогли освободить дом, в котором засели фашисты, но на следующий день он был окружён вражескими танками, ведущими интенсивный огонь. Единственным выжившим оказался Исманкулов, за несколько часов он потерял весь свой взвод. Место сражения сплошь было усеяно трупами, у некоторых не было головы, рук, ног…

“Это была страшная картина”, – делится воспоминаниями командир взвода, которому тогда было всего 17 лет. Но вовремя подоспела подмога, противник был уничтожен.

Весть о Великой Победе Советской армии над фашисткой Германией застала Исманкулова в Австрии, неподалёку от города Грац. Об этом он и его товарищи услышали из уст капитана Темиркула Уметалиева, известного поэта Советской Киргизии.

Обратный путь домой Осмоналы Исманкулов прошёл пешком за 2,5 месяца.

– Домой мы шли счастливые, – говорит полковник в отставке и молчит, как будто мысленно перемещается в те дни. – Шли подтянутые, нарядные, под музыку военного оркестра, как истинные победители, проходили по городам.

Нас встречали как освободителей, с криками “Да здравствует советский народ!”. Дарили цветы, угощали едой, порой в знак признательности отдавали лошадей.

Некоторые люди советских воинов встречали с некоторым опасением. Немцы постарались внушить людям чувство ненависти к советским солдатам. Исманкулов рассказывает, как в Будапеште разговорился с одним горожанином.

– А можно потрогать вашу голову? – спросил старичок.

– А в чём дело?

– Говорят, у советских солдат на голове рога растут! – ответил старик.

Исманкулову пришлось дать ощупать и обследовать свою голову, чтобы венгр убедился: нет у него никаких рогов!

Наблюдая за тем, как солдаты весело шагают домой, другой дедушка заметил: “Как Гитлер мог полагать, что может завоевать такой дружный, многочисленный советский народ, с таким высоким боевым духом?!”

Пешком солдаты дошли до Украины, там юный Исманкулов попрощался со своими фронтовыми друзьями – россиянином Косолаповым и Осиповым с Украины – и вернулся к себе на родину.

Вернулся и сразу женился, обзавёлся семьёй и долгое время работал в органах государственной безопасности и внутренних дел.

Осмоналы Исманкулов показывает свой китель, на котором красуются боевые награды. Много. Очень много. Пытаюсь их пересчитать, а он смеётся и вытаскивает из карманов ещё столько же медалей:

– А эти уже не поместились.

 

“Ребята из моего взвода”. Это фото было сделано
ещё в начале войны, и до самой победы Осмоналы-ата хранил его в кармане гимнастёрки. “Многое пережила
эта фотография”…

После очередной битвы форма Исманкулова была безнадёжно испорчена – изрешечена пулями. Тогда он  нашёл эту кожаную шинель, в которой проходил несколько недель и, воспользовавшись моментом, успел сделать памятную фотографию.

Счастливый миг: только что пришла весть о победе. Фронтовые друзья.

Слева направо – Осипов с Украины, Косолапов из России и Исманкулов из Кыргызстана.

 

вечная  любовь

Только перешагнув порог гостеприимной квартиры Исманкулова, ощущаешь мир и спокойствие, а главное – особую ауру любви. Как уже было сказано, в зале очень много фотографий любимой жены ветерана Уулчи Исманкуловой.

Трудно сдержать слёзы, в горле будто ком застрял, а в голове крутится песня “Вечная любовь”, когда Осмоналы-ата рассказывает о своей жене.

– С моей Уулчей я познакомился ещё в школе. Я был классе в  пятом, когда к нам пришли две новые девочки. Саму красивую посадили рядом со мной, она и оказалась моей спутницей жизни. Тогда она часто забывала баночку с чернилами и просила меня поделиться с ней, а я отвечал: “Ни за что!”.

Когда меня вызывали к доске, я замечал, что Уулча, воспользовавшись моим отсутствием, макает свою ручку в мои чернила. Тогда я гневался не на шутку, я считал, сколько раз она обмакнула ручку. А потом, когда она приносила свои чернила, я столько же раз макал туда и свою ручку.

После войны Осмоналы взял в жену ту, для которой он когда-то жалел чернила.

Они вместе прожили ровно 67 лет, у них родилось пятеро детей.

Рассказывая о супруге, Исманкулов пристально вглядывается в фотографию, гладит её рукой и вздыхает:

– Как ты там, бедняжка моя?

После её смерти супруг выпустил  две книги в память  о  своей  жене, где собрал  их совместные фотографии. Показывает семейный альбом, останавливаясь над каждой фотографией жены:

– Уулча моя! Моя красавица! Модница она у меня!

Столько нежности, столько любви в каждой произнесённой им фразе! Послушав его, понимаешь, что есть ещё любовь на этом свете. Их, Осмоналы и Уулчу, и смерть не смогла разлучить.

Наспех прощаюсь с Осмоналы Исманкуловым, говорю, что срочно на работу вызвали. Не хочу показывать ему свои слёзы. А ветеран вдогонку спрашивает:

– У тебя есть машина?

– Нет.

– А на чём же ты поедешь на работу?

– На маршрутке.

– Хочешь, я тебе деньги на такси дам?

Денег, конечно, я не взяла, но, попрощавшись с Осмоналы-ата, бежала вниз по лестнице и не видела ступенек…

Карачач ШАКИРОВА
Фронтовые фото
из семейного альбома Осмоналы Исманкулова.

Оставьте комментарий