Главное:

Подельник Макса пошёл в атаку

28.02.2013
Просмотров: 6

Кыргызстан рискует потерять 100 миллионов долларов.

Их, возможно, придётся выплатить из госбюджета банкиру Валерию Белоконю, если кыргызские следователи не докажут, а кыргызские судьи не признают доказанными обвинения, выдвинутые против бывшего партнёра Максима Бакиева.

Латвийский бизнесмен Валерий Белоконь, обвиняемый вместе с Максимом Бакиевым в организации преступного сообщества в Кыргызстане, по-прежнему является единоличным владельцем ЗАО “Манас Банк” – одного из коммерческих банков, в которых, как считают в Генеральной прокуратуре КР, с 2006 по 2010 год отмывались сумасшедшие деньги – “грязные” миллионы долларов, евро, фунтов стерлингов и российских рублей. Однако управлять своим банком Белоконь не может.  

Валерий Белоконь намерен из Латвии разбираться с нынешней кыргызской властью через ООН. (Фото db.lv.)

Поводом вспомнить о “Манасе” и других финансовых учреждениях, игравших до апреля 2010 года, по данным правоохранительных органов республики, роль “прачечных”, стало недавнее выступление председателя Национального банка Кыргызстана Зины Асанкожоевой. Она рассказала  журналистам о состоянии дел в нескольких коммерческих банках, находящихся в так называемом режиме консервации. Этот режим, для тех, кто не в курсе, Нацбанк вводит для спасения и сохранения – в интересах кредиторов и вкладчиков банка – его активов, бухгалтерских книг и другой документации.

Банк “Манас”, напомним, “законсервировали” в начале 2011 года – за несоблюдение требований отечественного законодательства в сфере кредитования, предоставление недостоверной информации, проведение подозрительных операций и так далее. К тому моменту единственный владелец банка – латвийский бизнесмен Валерий Белоконь – уже заочно обвинялся в создании преступного сообщества, которое, по версии следствия, занималось легализацией денежных средств, полученных преступным путём. Его подельниками стали Максим Бакиев, председатель совета директоров национализированного после революции “АзияУниверсалБанка” Михаил Надель, до сих пор находящийся в бегах бывший глава Нацбанка республики Марат Алапаев, а также ещё несколько десятков фигурантов. Практически всем им обвинения предъявили заочно.

О Валерии Белоконе мы ещё поговорим, а сейчас вернёмся к отчёту главы Нацбанка о деятельности “законсервированных” коммерческих банков. Удивительно, но, как оказалось, они работают. И не просто работают, а приносят неплохую прибыль. К примеру, банк “Иссык-Куль”, отобранный Максимом Бакиевым у Болота Байкожоева, в начале 2012-го был, что называется, в минусе (11,8 миллиона сомов), но уже к концу года, по данным НБ КР, показал плюс (9,9 миллиона сомов). Хорошую тенденцию продемонстрировал и “КыргызКредитБанк” – от минус 10,8 миллиона сомов до плюс 16,5 миллиона.

Впрочем, удивительного в таких показателях мало. Ведь режим консервации не означает остановку работы коммерческого банка. По большому счёту, консерватор (временный руководитель), назначаемый Нацбанком КР, должен принять все необходимые меры для восстановления платёжеспособности финансового учреждения. И когда это происходит, режим консервации обычно снимается.

При этом консервация банка также не означает автоматическую смену его владельца. Банком “Манас”, представьте себе, до сих пор владеет Валерий Белоконь. Он является держателем 100 процентов акций скандального банка. Только лишь его имя и фамилия указаны в списке лиц, “оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления банка”. Этот список прилагается к ежеквартальным отчётам о финансовом положении “Манаса”, ознакомиться с которыми можно на интернет-сайте банка.

Словом, накопились у журналистов вопросы к руководству банка “Манас”. А его сейчас представляет консерватор банка Мария Таранчиева. Встретившись с ней, я первым делом попросил показать бывший офис некогда всесильного Максима Бакиева, что на четвёртом этаже банка с отдельным лифтом. О существовании этого офиса широкой общественности, напомним, стало известно, когда вскоре после апрельской революции сотрудники прокуратуры провели в нём обыск. Корреспондента “Дело №…”, который присутствовал при этом, впечатлила не только роскошь офиса, но и огромная карта мира на стене, подчёркивающая глобальность замыслов кыргызского прынца и его приближённых, собиравшихся в этих апартаментах для обсуждения дел своих насущных.

Кто же теперь эти апартаменты занимает?

– Кабинет Максима Бакиева показать не могу, он сейчас опечатан, – говорит консерватор банка Мария Таранчиева. – Чтобы его открыть, например, для выпуска воздуха из системы отопления, звоним каждый раз в Генеральную прокуратуру. Оттуда приезжают, открывают, мы делаем всё, что нам нужно. Потом они снова опечатывают дверь.

– Общественность до сих пор считает, что банк  “Манас”, как и АУБ, был национализирован. Но, оказывается, в банке всего лишь действует режим консервации…

– Совершенно верно. О национализации “Манаса” не было речи. Он как принадлежал Валерию Белоконю, так и принадлежит. Отчёты по балансу банка отправляются в Нацбанк КР и в Ригу – владельцу банка Белоконю. Но вот просматривает ли он их, мне неизвестно.

– То есть, на связь лично с вами Белоконь не выходит?

– Лично со мной – нет.

– Но, будучи полноправным владельцем банка, разве он не имеет права, скажем, позвонить и приказать сделать что-то?

– Белоконь – владелец “Манас Банка”. Но управлять банком он сегодня не может. Назначенный Нацбанком консерватор – это, по закону, и совет директоров, и собрание акционеров, и правление банка в одном лице. “Манас Банк”, находящийся в режиме консервации, сейчас работает, но с некоторыми ограничениями. Например, ему запрещено принимать срочные вклады под проценты от населения, запрещено открывать счета негражданам Кыргызстана, выдавать кредиты больше определённой суммы и на больший, чем разрешено, срок.

– Почему другие “законсервированные” банки уже работают в плюс, а “Манас”, по данным Нацбанка, до сих пор убыточен?

– “Манас” выдал три крупных кредита примерно на шесть миллионов долларов под залог коттеджей в пансионате “Витязь”. Временное правительство пансионат национализировало. В результате коттеджи, грубо говоря, “зависли”. Продать их пока невозможно, из-за чего банк несёт убытки, перекрыть которые не получается. Если вопрос с этим имуществом решится, то “Манас” сразу же покажет хорошую прибыль.

– Вы на должности консерватора проработали уже не один месяц, изучили, так сказать, внутреннюю “кухню” банка. Можете  подтвердить или опровергнуть обвинения в отмывании через “Манас” “грязных” денег?

– Моя задача – не выяснять, отмывались ли здесь деньги. Этот вопрос вам лучше задать правоохранительным органам. Тем более, следственные действия в банке уже не проводятся.

– Как долго продлится режим консервации банка?

– Это зависит от решения, которое вынесет международный арбитраж, – произносит Мария Таранчиева весьма зловещую фразу.

Ох уж этот пресловутый международный арбитраж! О том, что Валерий Белоконь в конце 2011 года подал туда иск, потребовав обязать правительство КР возместить ему убытки в размере 100 миллионов долларов – в числе прочего и за введение режима консервации в его банке, – написали практически все местные и зарубежные СМИ. Но никто из журналистов почему-то не удосужился объяснить общественности, что это за “контора” такая – “международный арбитраж”? Восполним этот пробел. Тем более что кыргызстанские налогоплательщики, которым, скорее всего, и предстоит расплачиваться с латвийским бизнесменом, если проиграет кыргызская сторона, должны знать об этом.

Итак, в случае с Валерием Белоконем речь идёт о созданной в конце 60-х годов прошлого века Комиссии ООН по праву международной торговли. Её штаб-квартиры, если можно их так назвать, находятся в Нью-Йорке (США) и Вене (Австрия). Главная цель комиссии – “содействовать прогрессивному согласованию прав международной торговли”. А рассмотрение коммерческих споров, в том числе между крупными бизнес-структурами и правительствами стран, нарушающими, по мнению предпринимателей, свои инвестиционные законы, как раз входит в компетенцию комиссии. Важно то, что решения комиссии обжалованию не подлежат и обязательны для исполнения.

Из последних известных вердиктов Комиссии ООН по праву международной торговли – проигрыш российского “Газпрома” чешской газовой компании. Россияне просили взыскать с последней 500 миллионов долларов за то, что она не выполнила свои договорные обязательства по отбору голубого топлива – забирала меньше, чем должна была по заключенному контракту. Венская штаб-квартира комиссии ООН встала на сторону чехов.

Некоторые юристы считают, что у Валерия Белоконя есть неплохие шансы выиграть суд у кыргызского правительства. Во-первых, латвийский бизнесмен предлагал решить всё в досудебном порядке. “Просто верните мне возможность управлять моим банком”, – говорил он. То есть Белоконь выразил готовность к переговорам, но его предложение в Бишкеке проигнорировали. Во-вторых, кабинету министров Кыргызстана необходимо представить в комиссию ООН доказательства вины бизнесмена и принадлежащего ему финансового учреждения в отмывании денежных средств, добытых преступным путем. А с этим – проблема.

Приговора, на законном основании превращающего подсудимого Валерия Белоконя в преступника, до сих пор нет. Упомянутое выше уголовное дело по обвинению латвийского бизнесмена и остальных приближённых Максима Бакиева в создании преступного сообщества Генеральная прокуратура КР расследовала и ещё 25 апреля 2012 года передала в Первомайский суд Бишкека. Но закончилось всё тем, что адвокаты заочно обвиняемых добились в декабре 2012-го возвращения уголовного дела в Генпрокуратуру для восполнения пробелов следствия.

Так что пока вина латвийского бизнесмена Валерия Белоконя не доказана. Что же касается поданного им иска в международную инстанцию, то, если верить последней информации, правительство КР уполномочило известную международную юридическую фирму Lorenz представлять его интересы на процессе. Соответствующее распоряжение в конце января 2013 года подписал премьер-министр Кыргызстана Жанторо Сатыбалдиев.

Размер гонорара, который выплатят этой фирме, неизвестен Но, к примеру, на защиту интересов Кыргызстана во всех международных арбитражных судах по всем делам в прошлом году в республиканский бюджет было заложено 500 тысяч долларов.

Андрей ГОРДЕЕВ

Оставьте комментарий