Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

Преступником стать не успел…

04.10.2012
Просмотров: 7

Потому что вовремя остановили. Теперь он – официальный потерпевший.

Да и все остальные факты  вдруг перевернулись, и всё встало с ног на голову. Попробуй теперь разберись, кто прав, кто виноват.

     “Имея все условия для ведения нормального образа жизни, встал на путь совершения умышленно-корыстного преступления”. Стандартная формулировка из стандартного постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
Что за ней стоит? Бывает, конечно, и так, что вполне приличный гражданин, ни на что не жалующийся, ни в чём не испытывающий нужды, вдруг ни с того ни с сего превращается в опасного преступника. Ворует, грабит, убивает…
Кажется, именно эти преступления относятся к “умышленно-корыстным”?
Какой такой корыстный мотив следователь усмотрел в том, что совершил 22-летний бишкекчанин Александр? Следователю, наверное, виднее. Хотя – если уж говорить о корысти, то жажда наживы владеет здесь совсем другим человеком.
Уголовное дело об “умышленно-корыстном хулиганстве” рассматривается сейчас в Свердловском районном суде Бишкека.
– Интересное дело. Необычное. Хотите ознакомиться?
Когда с таким предложением к журналистам обращаются “конфиденциальные источники”, журналисты могут и отказаться. То, что одному кажется необычным, для другого порой не представляет никакого интереса. Однако это – не тот случай. Тут история действительно неординарная – и, кстати, весьма поучительная.
А дело, если верить свидетельским показаниям, было так.

страсти на капоте

Живут они не то чтобы совсем рядом, но поблизости. И знают друг друга не по фамилиям, но по именам и в лицо. И примерно представляют себе, кто из соседей на что способен и на что горазд.
У Александра (или Саньки, как его попросту называют соседи) есть приятель-ровесник. А у этого приятеля есть отец – не дурак выпить. Об этом Саньке и всем окружающим известно давно, и никто в его питейные дела никогда не вмешивался. Мужик взрослый, если хочет собственную жизнь гробить – кто ж ему запретит?
Санька тоже не лез не в своё дело – до поры до времени. А пора эта настала нынешней зимой, 10 февраля.
В этот день он около своего дома ремонтировал машину. А у соседнего дома, расположив водку и закуску на капоте другой машины, “культурно проводили время” трое  мужиков от сорока до пятидесяти лет.

Один из них, собственно хозяин машины, – тот самый отец Санькиного приятеля. Изрядно набравшись, мужики уселись в автомобиль и собрались куда-то ехать.
Что такое пьяный за рулём, да ещё в зимний гололёд, да ещё во дворе, где в четыре часа дня полным-полно народу, где дети стайками на санках катаются – объяснять не надо. Санька смекнул сразу, что закончиться эта поездка может весьма плачевно как для тех, кто в машине, так и для прохожих. И – набрал телефонный номер своего приятеля.
“Александр мне позвонил, – рассказывал на следствии товарищ Саньки, – и сообщил, что мой отец в нетрезвом состоянии пытается завести свою машину и поехать. Я попросил Александра забрать у него ключи от машины и придержать моего отца, пока я подойду, – мне для этого требовалось минут пятнадцать”.
Санька так и сделал. Тем более что, пытаясь сдать задом, водитель уже успел долбануть машину о металлическое сооружение.

“Когда у нас закончилась водка, – это уже показания водителя, – друзья предложили подвезти их до магазина. В это время к нам подошёл парень по имени Санёк, друг моего сына. Он подошёл к машине со стороны пассажирской двери и вытащил из замка ключи зажигания. Я спросил, кто ему разрешил. А он ответил, что ключи отдаст моему сыну”.
За водителя рьяно заступились его друзья с заднего сиденья. Один из них, некто дядя Женя, даже вылез из машины, чтобы лично “разобраться” с годящимся ему в сыновья “обидчиком”.
“Ему стали кричать, – повествует один из свидетелей со стороны потерпевшего, – мол, что ты лезешь в чужую машину?! Тем более там деньги лежат!” (Не отсюда ли у следователя “корыстный мотив” вырисовался?)
“Я увидел Александра, – рассказывает сосед Саньки и “дяди Жени” Тимур, – ремонтирующего машину. Он сказал, что уже закончил, но не хватает одной запчасти, и спросил, нет ли у меня шайбы. Пока я дома искал шайбы, пока вынес их Саше – может, какая-то подойдёт… Вышел, и увидел, как этот человек на капоте машины душит Сашу. Тот мужчина высокого роста и крепкого телосложения, Саша ему в этом уступает. Дядя Женя, взяв обеими руками за горло, душил Александра, и тот уже начал хрипеть”.

 

 

“Я выключил зажигание и вытащил ключи. Из машины выскочил дядя Женя (таков рассказ самого ныне подсудимого) и сказал мне угрожающе: “А ну-ка быстро отдал ключи, щенок!”. Я повернулся в сторону, откуда вот-вот должен был показаться мой друг – сын владельца авто… И в тот же момент получил удар кулаком в левую щёку, потом ещё один удар в нижнюю челюсть, а после этого дядя Женя стал меня душить.
Он очень большой, со всей силой надавил на меня своей массой, я скатился на капот машины и пытался сказать: “Дядь Жень, успокойтесь!”. Но у меня ничего не получалось: горло было пережато. У меня начала кружиться голова и потемнело в глазах, я испугался”…
Санька нащупал резиновый молоток, которым десять минут назад ремонтировал свой автомобиль. И – совершил то самое “умышленно-корыстное преступление”. Молотил не глядя, пока не подбежал друг, которому следовало отдать отцовские ключи. Тот сунул ключи в карман и помог растащить дерущихся.

     “Дядя Женя” сидел на снегу, обхватив голову руками. Между пальцев сочилась кровь – правда, протрезветь он так и не успел. Санька в ужасе стал звонить в милицию, вызывать “скорую помощь”…
Едва услышав слово “милиция”, засуетился один мужчина из компании выпивших. Гражданин, надо сказать, неоднократно судимый, отсидевший и прекрасно знающий многое такое, чего законопослушному человеку знать и не положено. Он тут же горячо принялся убеждать Саньку и его мать, что с милицией связываться не стоит. Надо позвонить и отменить вызов. А потом “договориться по-соседски”.
Не особо вникая в подробности, Саша в милицию позвонил: конфликт, мол, исчерпан, в ваших услугах не нуждаемся. А “скорая” подъехала быстро, “дядю Женю” увезли в больницу, причём он всю дорогу нетрезвым голосом извинялся перед Санькиной матерью: “Мать, прости, мать, извини, всё будет нормально!”.
Санькина мать сидела в больнице до полуночи. “Дяде Жене” пришлось делать капельницу, чтобы очистить его проспиртованный организм –  иначе, по словам врачей,  никакое лечение и никакие лекарственные препараты не подействуют. Потом сделали рентгеновский снимок черепа, потом операцию – травмы оказались достаточно серьёзные.
– Мне ничего не надо, – повторял всё это время Евгений. – Просто поставьте меня на ноги.
А его судимый товарищ со знанием дела инструктировал Саньку и его родителей: если дело окажется в милиции – хлопот не оберёшься. За такие тяжкие увечья, причинённые Евгению, Санька загремит, как говорится, по полной. А одна-единственная судимость, даже если вдруг ему повезёт и он относительно легко отделается, – это, считай, всё. Пятно на всей жизни. Кому это надо, парню судьбу коверкать?!
А цена вопроса – всего-то какая-нибудь тысяча долларов. Их с лихвой должно хватить и на лечение Евгения, и на реабилитационный период, и на возмещение морального вреда.
Мать Саши не отказывалась. В самом деле, виноват сын, хоть и оборонялся. Можно было, наверное, как-нибудь иначе решить проблему. Требуемую тысячу нашла и передала Евгению.
Милиция всё это время Санькой не интересовалась. А он полоскал передавленное горло и заново учился разговаривать. Мог, наверное, тоже к врачам и милиционерам по этому поводу обратиться, но… Решили ведь обойтись собственными силами и “по-соседски” всё уладить!
Через несколько дней сумма выросла до двух тысяч, потом до трёх тысяч долларов. Мать Александра напрягалась, влезала в долги, но что делать? Он и сам, кстати, как явствует из заключения психолого-психиатрической экспертизы, этим происшествием был совершенно выбит из колеи. Чувство вины душило Саньку ничуть не меньше, чем недавно физически “дядя Женя”.
Вскоре речь шла уже о пяти тысячах. Такие деньги ни Саньке, ни его родителям никогда и не снились. Пришлось составлять у нотариуса соглашение, по которому Санькина семья обязуется выплатить остальные деньги с рассрочкой.
Не дожидаясь конечного числа выплаты, “дядя Женя” стал требовать немедленного расчёта. Санькины родители и так в долгах как в шелках… Короче, ответили, что пока расплатиться нет никакой возможности.
– В таком случае, – последовала реакция, – будем решать вопросы через милицию и суд. Тогда вы деньги живо найдёте!
Вот, собственно, и всё. Саньке предъявлено обвинение в “умышленном причинении вреда здоровью из хулиганских побуждений” и “хулиганстве, сопряжённом с применением предметов, используемых в качестве оружия”. Корыстный мотив из обвинения, слава богу, исключили. Впрочем, обвиняемому и так грозит не менее восьми лет лишения свободы.

кто есть кто

Александр окончил 9 классов средней школы. Вместе с отцом построил дом, овладев строительными специальностями. В 17 лет получил водительские права и пять лет работал водителем-дальнобойщиком. В армии отслужил альтернативно из-за сильного плоскостопия.
Женат. Детьми обзавестись не успел.
Не пьёт. Крайне редко, в исключительных случаях может позволить себе кружку пива. Судя по характеристике знакомых – общительный, отзывчивый, добрый, неконфликтный и незлопамятный.
Если бы он из-за угла напал на “дядю Женю”, беспричинно избил его молотком по голове, сделав инвалидом, – вот это, безусловно, было бы особо опасное хулиганство. Но ведь произошло всё совсем не так!
Сказать про Евгения “сам виноват” – язык не поворачивается. Как бы там ни было – не дай бог никому перенести несколько сложных операций и жить с металлической пластиной в черепе и 3-й группой инвалидности.
А что могло случиться, если бы Санька вовремя не остановил эту перепившую компанию? Если бы им, которым в таком состоянии море по колено, всё же удалось завести машину и выехать со двора на поиски приключений?
Пьяный за рулём – потенциальный преступник, это давно уже звучит как аксиома. И приключений, которых те трое искали, они бы непременно нашли. И уже про “дядю Женю”, а не про Саньку следователь написал бы: “имея все условия для ведения нормального образа жизни, встал на путь совершения умышленного преступления”.

А как же кодекс?

Была в кыргызском Уголовном кодексе статья 107-я – умышленное причинение тяжкого или менее тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.
Теперь её нет. Исключена. И те, кто исключал, видимо, руководствовались постулатом: при реальной угрозе вашей жизни любые ваши действия по её защите признаются и допускаются законом. Бывают ведь ситуации, когда у человека просто нет возможности просчитывать собственные действия и задумываться, законно или нет он проступает!
Эта ситуация – как раз из таких. Но закон, как всегда у нас, не работает. И очень может статься, что Санька действительно отправится в тюрьму. За что? По большому счёту за то, что уберёг соседа от совершения преступления. И ещё за то, что не получилось у него досрочно расплатиться с потерпевшим. Но даже когда на запястьях Александра защёлкнулись наручники, денег он всё-таки не нашёл…

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий