Главное:
Экс-посол пошёл вразнос! (Октябрь 17, 2018 3:07 пп)
Коварные азиатские объятия (Октябрь 17, 2018 2:33 пп)
Золотая хрюшка (Октябрь 17, 2018 12:21 пп)
Экзамены для таксистов (Октябрь 17, 2018 10:51 дп)
Кого наградил президент (Октябрь 16, 2018 1:53 пп)

Проигравший заплатит за всё…

26.09.2018
Просмотров: 1 368

Не оказаться бы этим проигравшим Кыргызстану – в новой игре под старым названием “Турецкий старший брат”.

Политологи заговорили о том, что Турция перехватила у России, США и Китая контроль над Центральной Азией, в частности над Кыргызстаном. И о том, что чем дальше, тем этот процесс будет всё больше нарастать.

Но так ли это на самом деле? Что в действительности кроется за геополитической активностью Турции в последнее время? Что нужно турецкому президенту Эрдогану от своих коллег из государств региона?


“Маариф” выходит на тропу…

После недавнего визита Реджепа Эрдогана в Кыргызстан новости пошли одна круче другой.

Вначале турецкие СМИ сообщили, что турецкая делегация передала кыргызским властям некий список 130 проживающих в Кыргызстане сторонников проповедника Фетхуллаха Гюлена, подлежащих депортации в Турцию. Мало того – напротив 13 фамилий будто бы стоит пометка: “В первую очередь”.

Посол Турции в Кыргызстане Женгиз Камил Фырат на вопрос корреспондента газеты “Дело №…” на пресс-конференции: “Почему бы вам не опубликовать список “кыргызстанских гюленистов?” – ответил так: “Организация FETO признана террористической в Турции. Сейчас ведутся переговоры между властями Кыргызстана и Турции, связанные с вопросами безопасности. Я не могу комментировать ничего”.

“FETO” – так в Турции с 2016 года называют радикальную часть движения Гюлена. Официальный Бишкек устами секретаря Совбеза Дамира Сагынбаева опроверг факт передачи каких-либо списков кыргызской стороне.

Второй новостью стал подписанный Турцией и Кыргызстаном меморандум об открытии здесь учреждений образовательного фонда “Маариф”. В связи с этим появилась информация о том, что учебные заведения сети “Сапат” (с 1992 по 2017 год – “Себат”) вообще закроют. Турецкий посол Фырат на всё той же пресс-конференции сообщил, что имущество школ “Сапат” передадут в ведение “Маарифу”. Дескать, в своё время здания “Сапата” построили за счёт турецких налогоплательщиков и при поддержке Турции.

Этот ответ явно не понравился Министерству образования и науки Кыргызстана. Ведомство заявило: “Решения по какой-либо реорганизации либо передаче имущества в соответствии с уставом принимаются на общем собрании учредителей. В состав учредителей входят граждане Кыргызстана, а также Министерство образования и науки”.

Что мы знаем о фонде “Маариф”? Основан он 17 июня 2016 года. СМИ сообщают, что “Маариф” работает независимо от Министерства образования Турции, однако этот фонд – единственный, который имеет право открывать за рубежом учебные заведения от имени Турецкой Республики. На официальном сайте “Маарифа” сказано, что этот фонд открывает в разных государствах детские сады, школы и университеты. Сегодня его школы работают уже в 21 государстве. Скорость от создания “Маарифа” до его активизации (если знать, как неторопливо принимаются в Азии решения) – просто фантастическая!

И третья новость: Эрдоган на прошедшем в Чолпон-Ате саммите Тюркского совета призвал страны этого объединения (в том числе и Кыргызстан) отказаться от доллара и перейти на турецкую лиру во взаиморасчётах друг с другом. Он сказал: “То, что международный торговый оборот стал зависим от доллара, начало создавать препятствия. Мы предлагаем обсудить вопрос ведения товарооборота в нашей национальной валюте. Мы должны перейти на свою национальную и местную валюту”.

Конечно, отказаться от доллара можно. Но что будет потом? При торговле за турецкую лиру в цену товара добавят транзакции по переводу национальной валюты в иностранную, а значит, товары сильно подорожают. Чтобы закрыть этот разрыв, туркам придётся печатать ещё больше лир. А это прямой путь к высокой инфляции. Кроме того, отказ от доллара может иметь для Турции и негативные геополитические последствия в виде прямого политического, а то и военного противостояния с США. Вряд ли Турция к этому готова на деле.

Такая странная “имперскость”

Теперь немного истории. Накануне парламентских выборов 2010 года в Кыргызстане автору этих строк довелось беседовать с одним известным политиком, который очень радовался, что в стране будет парламентская республика. И приводил Турцию в качестве примера того, как парламентская республика может работать в государстве, где подавляющее большинство населения – мусульмане.

Так было в Турции тогда, в 2010-м. Сейчас же парламентской республики в этой стране нет: после апрельского референдума 2017 года Турецкая Республика перешла на президентскую форму правления. Таким образом, примера для подражания у Кыргызстана больше не осталось, а процесс, начатый в Турции ещё в 2009 году, обрёл вполне осязаемые формы.

Что за процесс? В 2009 году тогдашний министр иностранных дел, а позже – премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу говорил: “Существует наследие, оставленное нам Османской империей. Нас называют неоосманами. Да, мы “новые османы”. Мы вынуждены заниматься соседними странами и даже идём в Африку. Великие державы наблюдают за этим с растерянностью. Обведите на карте вокруг Турции круг диаметром 1000 километров – в него попадут 20 стран; обведите круг диаметром 3000 километров – в него попадут 70 стран. А сколько стран попадёт в такой круг вокруг США? Турция будет интересоваться своим окружением”.

Давутоглу всегда был сторонником превращения Турции в новую Османскую империю. Ещё в 2001 году он написал книгу “Стратегическая глубина. Международное положение Турции”. Там Давутоглу изложил стратегию превращения Турции в мировую державу через снижение зависимости от Запада за счёт установления системы балансов: выстраивание отношений с ключевыми странами за пределами Запада и выход на доминирующие позиции на “постосманском” пространстве – так он это назвал.

Исследователи по этому поводу писали: “Эта идея сочеталась у Давутоглу с опорой на сетевое движение “Братья-мусульмане”, с которым будущий премьер сблизился во время работы в Исламском университете в Куала-Лумпуре в 1990-1995 годах. На этой почве Турция сблизилась с Катаром и стала одним из спонсоров “арабской весны”. По сути, неоосманизм Давутоглу означал отказ от прагматичной политики, продиктованной интересами Турции как национального государства, во имя превращения её в глобальный исламский центр”.

Дальше – больше. 7 июля 2010 года в Турции приняли закон о новых задачах МИД страны. Первым пунктом в задачах министерства значится “оказание поддержки устойчивому формированию и укреплению в регионе и мире среды, которая способствовала бы справедливости и развитию”. Таким образом, уже в первом пункте этого закона Турция объявила: она претендует на то, чтобы отвечать за судьбы не только региона, но и ВСЕГО МИРА! Армянский исследователь Левон Мелик-Шахназарян по этому поводу заметил: “Проблема заключается в том, что концепция неоосманизма предполагает политическое и военное доминирование Турции на всём пространстве бывшей Османской империи”.

Из истории мы знаем, что Османская империя – это государство, которое существовало с 1299 по 1922 год. Историки пишут: “В XVI-XVII веках Османская империя достигла наивысшей точки своего влияния. В этот период империя османов была одной из самых могущественных стран мира – многонациональное, многоязычное государство, простиравшееся от южных границ Священной Римской империи – окраин Вены, Королевства Венгрия и Речи Посполитой на севере до Йемена и Эритреи на юге, от Алжира на западе до Каспийского моря на востоке. Под её владычеством находились бОльшая часть Юго-Восточной Европы, Западная Азия и Северная Африка”.

В общем, даже одного беглого взгляда на упомянутые здесь границы хватит, чтобы понять: нынешние территории государств Центральной Азии никоим образом не были частью Османской империи. Да, турецкие агенты в иные времена активно работали на этой территории. Но говорить о каком-то сильном турецком влиянии в Центральной Азии не приходилось никогда. Да и сейчас в геополитическом плане Турция, по сути, влезла не на свою территорию. Известно, что Китай и Россия давно, а США – недавно имеют в Центральной Азии свои “долгоиграющие” интересы, и появление нового конкурента им не нужно. Не говоря уже о собственных интересах Кыргызстана. Сколько раз от самых разных кыргызстанцев приходилось слышать: “Когда же все эти великие и прочие державы нас оставят в покое?”

Максимальное расширение Османской империи в XVI-XVII веках. Даже одного беглого взгляда на эту карту хватит, чтобы понять: нынешние территории государств Центральной Азии никоим образом не были частью Османской империи. Да, турецкие агенты в иные времена активно работали на этой территории. Но говорить о каком-то сильном турецком влиянии в Центральной Азии не приходилось никогда. Тем не менее в неоосманской доктрине Турции нашему региону уделялось не менее пристальное внимание, чем историческим владениям османов.

Кризис жанра

Сейчас наблюдатели полагают, что от идей неоосманизма после отставки Давутоглу в мае 2016 года Турция постепенно будет отказываться – полностью или частично. Во-первых, у самой Турции нет на это ресурсов, а во-вторых, элиты и народы стран, когда-то бывших частью Османской империи, вряд ли имеют желание снова возвращаться под турецкую руку.

С пантюркизмом, кстати, выходит то же самое. И дело не только в отсутствии всё тех же ресурсов. Можно сколько угодно говорить о тюркском братстве, но никто – ни в Астане, ни в Ташкенте, ни в Бишкеке – не потерпит, если Турция начнёт напрямую вмешиваться во внутренние дела Казахстана, Узбекистана или Кыргызстана. И бывший президент Алмазбек Атамбаев в своё время блестяще это продемонстрировал.

Станет ли инструментом проникновения Турции в Центральную Азию упомянутый выше Тюркский совет (официально именуемый Советом сотрудничества тюркоязычных государств), тоже весьма спорно. Потому что идея его создания принадлежит не Турции, а президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву – и появилась эта идея ещё в 2009 году. И вряд ли Назарбаев готовил этот проект под Анкару. Скорее, он сам планировал возглавить то, что называется тюркским миром. Другое дело, что денег на это нет и у Назарбаева. Но Турция в роли “старшего брата” его точно не устроит.

Однако всё это не повод считать, будто интересов у Турции в Центральной Азии не будет. Очевидно, что в том или ином качестве Турция намерена играть в международных делах роль куда более серьёзную, чем прежде. С одной стороны, у Турции ВВП больше, чем у Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана вместе взятых. С другой же – Турции для участия в геополитической игре изначально нужно было выполнить два условия.

Первое – войти в игру. Здесь мало обладать ресурсами – надо ещё сделать так, чтобы никто даже не заподозрил участие Турции в игре и не просчитал её истинных целей и задач. То есть нужно было создать то, что у разведчиков называется “легенда прикрытия”. И легенда эта должна быть такой, чтобы выдержать любую проверку.

Второе условие – участвовать в игре. То есть точно следовать легенде прикрытия. От этого зависит возможность удержаться и остаться в игре как можно дольше и в конечном счёте способствовать решению поставленных государством задач.

Ни одно из этих условий Турция не выполнила, хотя в Анкаре, возможно, думают иначе. Действия Турции в Центральной Азии сейчас напоминают желание недальновидного хозяина получить с одной и той же овцы шерсть и мясо, и чтобы животное при этом осталось в живых. Вся внешняя политика Эрдогана выглядит как стремление получить геополитические дивиденды от всех и сразу.

Что же касается прочих причин, по которым Турция могла бы заполучить какое-то серьёзное влияние в нашем регионе, то аналитики российского Фонда стратегической культуры отмечают: реальных достижений в укреплении политических и экономических позиций в тюркоязычной Центральной Азии у Анкары нет.

“Государства этого региона, – пишут аналитики, – сохраняют взаимодействие с Россией и одновременно стремятся к развитию отношений с Китаем. В частности, несмотря на все усилия турецкого правительства к наращиванию инвестиций в сферу энергетики и телекоммуникаций Казахстана, на долю Турции приходится не более 1-2 процентов внешнеторгового оборота этой страны. В структуре казахстанского экспорта Турция уступает не только традиционным лидерам – Китаю, России и Германии, но и своим соседям в Юго-Восточной Европе – Греции и Румынии.

Немногим лучше выглядит место Турции в экспортной структуре Узбекистана – четвёртая позиция после Китая, России и Казахстана. А среди экспортных партнёров Киргизии Турция уступает не только Узбекистану, Казахстану, Объединённым Арабским Эмиратам и России, но даже разорённому войной Афганистану”.

Что остаётся Турции? Только идеология. Зачем? Чтобы проводить через элиты региона нужные для себя решения. Против кого – не вопрос.

Это могут быть Китай, Россия, США – кто угодно. Ведь интересы Турции весьма многообразны и противоречивы.

То же яйцо, только в профиль

Есть анекдот. Фокусник в цирке говорит зрителям в процессе демонстрации фокуса: “Кладём яйцо под шляпу, делаем магические пассы… Снимаем шляпу и… получаем то же яйцо, только в профиль…”

Так вот, после того, что мы узнали о Турции, ситуация с тем же образовательным фондом “Маариф” в Кыргызстане будет, похоже, как в этом анекдоте. Просто Турция теперь займётся воспитанием лояльных к себе кыргызстанцев с помощью иных механизмов. Что характерно – посредством опять-таки частного фонда. И Анкара об этом заявляет абсолютно открыто только потому, что никто в кыргызской власти не оказывает турецким инициативам серьёзного сопротивления. Почему же кыргызская власть не сопротивляется? Не видит в будущем серьёзных рисков для кыргызской государственности?

А что же FETO? Она же – “Террористическая организация фетхуллаховцев”? О том, что в своё время Фетхуллах Гюлен и Реджеп Тайип Эрдоган были по одну сторону баррикад, писали многие. В том числе и наша газета. Но сейчас всё изменилось. Тем не менее, анализируя ситуацию, многие наблюдатели приходят к выводу: то, что сейчас происходит вокруг пресловутой FETO, – это проблема поссорившихся когда-то Эрдогана и Гюлена, а никак не Турции и Кыргызстана как государств. Понятно, что Эрдоган хочет решить свои личные проблемы. Но почему именно за счёт Кыргызстана – не самого могучего, к сожалению, государства в регионе?

Порой начинает казаться, что сенсации вокруг Гюлена раздуваются искусственно. Например, в 2016 году – через два месяца после попытки переворота в Турции – американский журнал The American Interest сообщил нечто любопытное: Фетхуллаха Гюлена в своё время назначил Папа Римский… тайным кардиналом!

“Примерно за год до отъезда в США, 9 февраля 1998 года, Гюлен встретился с понтификом Иоанном Павлом II в Ватикане, – писало издание. – Через 12 дней после этой встречи папа Иоанн Павел II назначил 20 новых кардиналов, а также двух тайных кардиналов, чьи имена держались в секрете. Один из двух тайно назначенных кардиналов – Фетхуллах Гюлен, и над этой информацией стоит поразмыслить”.

Эту странную версию подхватили турецкие СМИ. Если американцы явно старались найти лишний повод, чтобы не выдавать проживающего в США Гюлена Эрдогану (как можно выдать кардинала, якобы назначенного самим Папой Римским!), то турки поспешили до кучи объявить Гюлена ещё и агентом католиков!

Пока Турция называет Гюлена террористом и призывает весь мир прервать с ним всяческие отношения, сам Гюлен спокойно продолжает свою деятельность. В том числе и в русскоязычном Интернете. Есть там, например, сайт движения “Хизмет” – так называет себя организация Гюлена. Сайт этот, разумеется, прославляет опального проповедника. А 12 сентября сайт опубликовал свою версию поездки Эрдогана в Бишкек: “Эрдоган вновь получил от ворот поворот в Киргизии”.

Сайт движения “Хизмет”. Пока Турция называет Гюлена террористом и призывает весь мир прервать с ним всяческие отношения, сам проповедник спокойно продолжает свою деятельность. В том числе – и в русскоязычном Интернете. Гюленовские пропагандисты “победам” Эрдогана дают свою трактовку – и их никто не блокирует.

В рамках официального визита турецкого президента Р.Т. Эрдогана в Киргизию, – говорится в публикации, – он провёл совместную пресс-конференцию с киргизским президентом Сооронбаем Жээнбековым. В отличие от Эрдогана, который в своей речи по традиции особое внимание уделил обвинениям и оскорблениям в адрес движения “Хизмет”, в том числе бездоказательным утверждениям о террористическом характере движения, Жээнбеков ни разу не использовал в адрес движения выражение “террористическая организация”. Киргизский президент недвусмысленно дал понять, что школы сети “Сапат” (бывш. Sebat), которые были основаны в республике движением “Хизмет”, и впредь продолжат свою работу”.

С одной стороны, эта публикация в очередной раз – на радость Эрдогану – подтверждает, что сеть “Сапат” к гюленовскому “Хизмету” имеет самое прямое отношение. Но с другой… Судя по тому, что подобные интернет-ресурсы никто не блокирует, президент Турции Реджеп Эрдоган информационную войну своему бывшему другу, а ныне врагу Гюлену пока проигрывает.

Когда-то имама Фетхуллаха Гюлена (на фото слева) называли духовным учителем Реджепа Эрдогана (справа). До 1999 года Эрдоган и Гюлен были в прекрасных отношениях.

Многие вопросы в этой истории остаются открытыми. Главный из них: почему власти Кыргызстана столь легко согласились заменить один инструмент турецкого влияния на себя другим инструментом? Почему сменили гюленовское “шило” на эрдогановское “мыло”?

Уже сейчас некоторые наблюдатели не исключают, что в будущем на территории Кыргызстана могут столкнуться друг с другом не только гюленисты с эрдогановцами, но и сторонники арабского и турецкого направлений ислама. И Кыргызстану эти игры с непредсказуемым финалом явно не нужны.

Дмитрий ОРЛОВ

Оставьте комментарий