Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

Против ГОМа нет приёма?

26.06.2014
Просмотров: 3

 

      Что делать гражданину или гражданке в случае “счастливой” встречи с “ментами”? Как быть, если вы абсолютно ничего не нарушили, не сделали ничего предосудительного и противозаконного, а к вам в дом пришли… или остановили вас на улице?

“Я ездила в Ош к сыну: он принимал присягу. Вернулась утром в понедельник, 19 мая, и узнала, что в субботу, 17-го, моя дочь Алиса сделала попытку суицида – хотела повеситься.

Она и сейчас не в себе. Не хочет жить. Довели её до этого сотрудники милиции – отдела спецохраны. Четыре человека во главе с младшим сержантом.

Милиционеры обыскали дом, всё перевернули, матерились, всячески угрожали, дёргали дочь за руку и за одежду, унижали. И рядом был её двухлетний сынишка, мой внук! Он тоже стал пугливым, плачет часто…

Дочь обвинили в какой-то краже каких-то ценностей. Ничего не объяснили и не обосновали.

Дочь, как я уже сказала, пыталась повеситься. Помешал ей отец, мой муж. Он вернулся с работы в пять часов вечера, когда эти люди – нет, нелюди! – выходили со двора. Мужа заставили расписаться в какой-то бумажке. Он отказывался, но его вынудили.

У меня, когда вернулась и узнала обо всём, было плохо с сердцем, поднялось давление. Мы всей семьёй сразу переехали, сняли другой дом в новостройке. Дочку одну оставлять боюсь, она всё ещё сама не своя. Да и я только сейчас пришла в себя. Все мы получили сильную психологическую травму.

Неужели нет закона от самоуправства и безнаказанности работников милиции? Я не ожидала, что милиционеры могут себе позволить так себя вести, так обращаться с женщиной и малышом. Почему в милицию берут таких трусливых мужчин?!”

Такое бесхитростное заявление написала бишкекчанка в прокуратуру Свердловского района. Такую же бумагу, озаглавленную “Объяснительная”, оставила и в нашей редакции.

Прокуратура проводит проверку, после чего и сообщит о принятом решении. Для нас же здесь важнее другое: милиция, как обычно, предстала во всей своей красе (точнее – во всём уродстве).

Случай этот не первый и, увы, далеко не последний. Кто и как должен наказывать зарвавшихся “ментов” – тема для другой беседы. А вот что делать простым людям, столкнувшимся с милицейским беспределом? Как себя вести, чтобы не только не полезть в петлю, но и вообще выйти из этой напряжённой ситуации с наименьшими материально-физически-психическими потерями?

Меня остановили на улице, – рассказывает другой наш читатель. – Около банкомата. Сказали, что я якобы по приметам похож на одного разыскиваемого преступника. Велели предъявить паспорт.

Паспорт я с собой не ношу. Заломили руки, усадили в машину, повезли в УВД. По дороге пробовал куда-нибудь позвонить. Запретили. Пригрозили, что отберут телефон. В кабинете кто-то – кажется, следователь, но я могу и ошибаться, поскольку никто из них не называет ни своей фамилии, ни звания, ни должности, – разговаривал со мной так, будто я и в самом деле тот разыскиваемый преступник и это уже доказано.

Вырвался чудом. Оказывается, момент моего задержания видел знакомый матери. Он сразу позвонил ей – правда, куда именно меня увезли, ей пришлось узнавать самостоятельно и с большим трудом. К вечеру она меня нашла, приехала вместе с адвокатом. Ещё через полчаса меня отпустили.

Только вот денег, которые перед арестом с карточки снял, в портмоне после обыска не оказалось.

– Что делать? Моего мужа в милицию забрали! – звонит как-то хорошая знакомая.

– Кто забрал, за что, в какую милицию?

– Не знаю! Недалеко от вашей редакции, почти напротив – это какой район? Подошли в милицейской форме… Несколько… Документы потребовали.

Документов, конечно, нет ни у меня, ни у него. Меня почему-то оставили, а его силой увели куда-то. У меня только спросили, кто этот мужик и кем он мне приходится. Я ответила, что гражданский муж. Они стали смеяться: нет, мол, такого понятия – “гражданский муж”. И вообще, говорят, был бы мужем – мы бы с ним сидели дома, а не по улицам шлялись.

 Звоню в УВД Свердловского района. Представляюсь. Это действие возымело.

– Такой-то (называю фамилию задержанного) у вас? За что его задержали?

– Никто его не задерживал. Доставили для выяснения личности. Вот сейчас отпускаем уже.

Можно было бы, конечно, поинтересоваться, на каком основании милиция так озаботилась личной жизнью бишкекчан. Не всё ли им, милиционерам, равно, с чьим мужем гуляет днём по улице ни в чём не подозреваемая женщина? Полицией нравов себя на пустом месте возомнили?!

Можно бы поинтересоваться, но… Подруга виснет на руке, отчаянно жестикулируя: не надо, дескать, оставь их в покое, выпустили его – и слава богу! Не стоит усугублять ситуацию и нагнетать напряжение. Вдруг обидятся – и вообще его не отпустят?! Ещё и подкинут чего-нибудь!

Что делать гражданину или гражданке в случае “счастливой” встречи с “ментами”? Как быть, если вы абсолютно ничего не нарушили, не сделали ничего предосудительного и противозаконного, а к вам в дом пришли… или остановили вас на улице?

Можно, конечно, куда-нибудь позвонить. Это при условии, что не растеряешься. Хотя вообще-то по статистике не теряются в подобных стрессовых ситуациях единицы. Остальные волнуются настолько, что могут забыть и собственную фамилию, не говоря уже о том, что надо куда-то позвонить, кого-то предупредить и кого-то позвать на помощь.

Они, милиционеры определённого склада (неправильные милиционеры, скажем так), между прочим, – вполне правильные психологи. И без труда вычисляют потенциальную жертву. Того, кто испугается, растеряется, а потому не будет ни сопротивляться, ни жаловаться, ни права качать. Кого можно без проблем деморализовать, выбить из колеи, из кого можно вытрясти если и не признание в чём угодно, то хотя бы деньги.

Так вот. Если вы – не из пугливых, то можете, конечно, попробовать позвонить. Милиция сама систематически предлагает населению номера неких телефонов доверия. Если, дескать, вы считаете, что какой-то сотрудник милиции поступил с вами нехорошо и несправедливо, – обращайтесь!

Практика, однако, такова. Позвонив по указанному номеру, вы в лучшем случае услышите совет… прийти завтра. И написать заявление. И его обязательно у вас примут и зарегистрируют. И обязательно будут разбираться. Но это будет завтра. А вас-то “прессуют” уже сегодня, прямо сейчас!

Об этом мы разговариваем с бывшим милиционером (который сейчас работает адвокатом и не хочет раскрывать своего имени).

Специалисты и эксперты всех уровней обычно дают конкретные советы относительно того, что делать, если…

1) Вас остановил сотрудник милиции и просит показать документы.

– Попросите милиционера сообщить свою фамилию, место работы и показать своё удостоверение сотрудника правоохранительных органов. И только после этого он имеет право проверить ваши документы и задавать вам вопросы.

На самом же деле, комментирует мой собеседник, даже слово “просит” в этом случае вызывает приступ хохота. Кто, где и когда видел милиционера, что-нибудь ПРОСЯЩЕГО у остановленного им человека? И документы он у вас не попросит, а ПОТРЕБУЕТ.

А вот вы – если даже действительно вежливо ПОПРОСИТЕ у него взамен предъявить милицейское удостоверение, – рискуете нарваться на шквал негодования: “Да ты кто такой вообще, да с чего ты решил, что я тебе буду что-то показывать, да сейчас как покажу – не обрадуешься!”.

2) Вы не имеете при себе ни одного документа, удостоверяющего личность (а это, как правило, паспорт или водительское удостоверение).

– Позвоните своим родным,  которые могут привезти вам документ или подтвердить вашу личность.

Тоже смешно. Позвонить вам, как показывает практика, могут и не позволить. По крайней мере если вы скажете, что хотели бы позвонить маме или брату. И уж в любом случае “мент” не станет терпеливо дожидаться, пока кто-то из близких привезёт ваш паспорт.

3) Сотрудник милиции требует, чтобы вы прошли вместе с ним в отделение.

– Узнайте причину и основание такого требования, после этого позвоните родителям, родным или кому-нибудь из своих друзей и сообщите ФИО, должность и номер удостоверения задержавшего вас милиционера, а также адрес, по которому вы находитесь в данный момент, и в какое отделение милиции вас направляют.

Если вы не видели милицейского удостоверения – по той простой причине, что вам его никто не показал – как, интересно, вы сообщите кому-то его номер и фамилию владельца?

– Что же, – спрашиваю профессионала, – можно всё-таки предпринять?

– В идеале в вашем телефоне должен быть хотя бы один телефон хотя бы одного высокопоставленного лица. “Правила Мелиса-байке” у нас в Кыргызстане, к сожалению, никто не отменял. Чувствуете, что вас пытаются “загрузить”, – спокойным тоном объявите, что вы звоните такому-то. Большому начальнику. Если дозвонитесь – передайте трубку привязавшемуся к вам милиционеру. Но думаю, что этого не понадобится. Если перед вами – действительно оборотень в погонах, которому нечего вам предъявить, он не будет ждать, пока вы этому начальнику позвоните. Он благоразумно ретируется.

Как только поймёте, что дело принимает неприятный для вас оборот, включайте в телефоне видеозапись. Этого “неправильные менты” тоже очень опасаются. Запись ведь можно не только в прокуратуру представить. Её можно выложить в Интернет, отнести в газету… Тогда ему лишь крепче за погоны придётся держаться.

Зачастую, предлагая вам пройти или проехать в отделение, милиционер втайне надеется, что ехать вы откажетесь. Что побоитесь, что не захотите время терять – да мало ли что ещё. Что вам проще будет здесь и сейчас, на месте, от него откупиться, лишь бы не тащил вас в милицию и вообще оставил в покое.

Лично со мной однажды такое происшествие было. Я тогда только из милиции уволился. Так же на остановке приближается бывший коллега и заводит “старую песню о главном”. Почему здесь, почему с банкой пива в руке, почему без документов?

– Я, – спрашиваю, – что-то нарушил? Паспорт я и не обязан с собой повсюду носить, у нас не комендантский час, не военное положение. Если регистрацию хочешь посмотреть, так ты не участковый и права на это не имеешь.

– Сейчас пойдём куда следует, там тебе объяснят, что ты нарушил. И про права свои всё узнаешь.

Я со скамейки поднялся: “Пойдём!”. Вижу – он такого поворота не ожидал. Думал, наверное, что сейчас я начну трястись, деньги предлагать – только, мол, отпустите, не губите, гражданин начальник…

Впрочем, завтра вам всё же лучше всего поступить по закону. И обратиться-таки с заявлением в районную прокуратуру.

В одном из следующих номеров нашей газеты мы поговорим о том, как научиться психологически противостоять атаке “неправильных ментов”. Как быть, если у вас чересчур тонкая душевная организация и вы падаете в обморок от каждого крика и оскорбительного слова? И что делать, если у вас, наоборот, слишком взрывной характер и вы готовы кинуться на “наехавшего” на вас милиционера с кулаками (и заработать реальный срок за насилие в отношении представителя власти)?

А к нам пришёл Кускаков…

В статье “Ты следователь или бандит?” – “Я опэгэшник!” (“Дело №…” за 21 мая 2014 года) мы рассказывали о странностях, творящихся в одном из ГОМов Свердловского РУВД Бишкека. В частности, милиционер Урмат Кускаков очень встревожил жителей ближайших к ГОМу домов тем, что поселился на квартире у некоего Сергея Устинова, после чего Устинов куда-то пропал. Милиция же, возбудив сначала по факту пропажи уголовное дело, вскоре его закрыла, не объяснив соседям, по какой причине.

На него же, Кускакова, жаловались в прокуратуру и другие люди. Работница швейного цеха, например, повздорившая с подругой. Которую по подругиному незарегистрированному заявлению возили по городу и в конце концов отдали на “растерзание” подругиным родственникам. Или избитая на улице девушка. Судя по её заявлению в Свердловскую прокуратуру, Кускаков в ГОМе заставил её написать “избита неизвестным лицом” – хотя оно, это лицо, было пострадавшей прекрасно известно. В результате дело заволокитилось…

Есть и ещё один мужик, которого против его воли, силой хотели доставить к следователю – хотя он не обвиняемый и даже ни в чём не подозреваемый, а всего лишь один из тех, кто подписал заявление о пропаже Устинова.

После выхода статьи в редакции объявился сам Урмат Кускаков… Вернее, договаривался о визите по телефону, но не приходил. “А что, – спрашивал, – вы хотите сделать?” – “Да ничего страшного, для начала просто поговорить”.

Поговорить хотелось. Тем более что сотрудники ГКНБ нашли пропавшего Устинова и взяли у него объяснительную: ни к кому он никаких претензий не имеет и тревогу соседей считает необоснованной.

Наконец они появились оба. По-милицейски грубоватый и резковатый Кускаков и мягкий, податливый Устинов. “Это клевета! – горячился милиционер, имея в виду то, что написано в статье”. “Нет, ну клеветы никакой нет, – поправлял его Устинов. – Просто… недоразумение”.

 

Милиционер  У.Кускаков  и  хозяин  дома  С.Устинов.

О том, куда пропал гражданин Устинов и почему по сей день не живёт в своём доме, милиционер рассказывал уже один. Он, дескать, Сергей Александрович Устинов, – сам решил уехать на Иссык-Куль к одной знакомой женщине. По совпадению, уехал как раз в то село, откуда родом его квартирант Урмат Кускаков. То есть – никто никого не похищал и никто ни от кого не пострадал.

До самого Устинова больше  дозвониться  так и не получилось.

А что с другими обвинениями? У.Кускаков сказал, что признаёт себя – частично – виновным только в случае со швеёй. Тогда, говорит, ему объявили выговор, и он с этим согласен. Тем более что выговор через полгода всё равно сняли…

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

 

Оставьте комментарий