Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

ПЯТЬ ЛЕТ КОШМАРА

30.10.2014
Просмотров: 2

 
для 13-летней девочки ещё не закончились.

          Как говорят врачи, лечиться она будет ещё как минимум до Нового года. Имеются в виду телесные недуги. А сколько времени и сил понадобится, чтобы до конца вылечить её душу? И возможно ли вообще такое излечение?

“Отпустите невиновного!”

26-летнего Азамата бишкекские оперативники ловили на Иссык-Куле. Поехали за ним вдвоём, о чём вскоре пожалели: на защиту Азамата грудью встало полсела.

У дома разыскиваемого милиционерам пришлось пойти на хитрость. Представляться, кто они такие и зачем явились, не стали. Объяснили азаматовским родственникам, что он им якобы должен деньги за картошку.

Азамат, впрочем, быстро просёк, в чём дело. Спрятался в погребе. Он уже однажды судим. Тёртый калач, можно сказать. И снова, как и год назад, угодить в милицию – да ещё по такому страшному обвинению – ему совершенно не хотелось.

Из погреба его выманили – опять же пустив в ход все свои артистические способности. Усадили в машину, повезли в Каракол. В милицию. Якобы для того, чтобы разобраться с некоторыми недоразумениями.

До Каракола машину с южного берега сопровождали джигиты на лошадях и несколько машин. Операм недвусмысленно дали понять: земляка и друга Азамата в обиду не дадим! Разбирайтесь скорее и отпускайте его домой.

Пришлось и здесь применить обманный финт. Столичные оперативники пересели вместе с задержанным в другую машину и дворами, чёрными ходами выехали-таки в направлении Бишкека…

Задержали Азамата по подозрению в педофилии. По данным следствия, в течение пяти лет он неоднократно в извращённой форме насиловал свою двоюродную сестрёнку. Выплыла правда на свет лишь теперь, когда 13-летняя Айгуль (имя по этическим соображениям изменено) рассказала об этом своей школьной подруге.

Школу теперь девочке по понятным причинам придётся менять. Подруга растрезвонила об услышанном “по секрету всему свету”, слухи очень скоро дошли до учителей и директора. Айгуль вызвали на педсовет, где она подтвердила то, о чём недавно поведала подруге. В школу вызвали родителей… То есть опекунов. В частности – взрослую старшую сестру семиклассницы. Та, сражённая наповал таким известием, написала заявление в милицию.

Потом была судебно-медицинская экспертиза. Айгуль осматривали врачи разных профилей. В том числе и проктолог. Собрали консилиум. Вердикт медиков был однозначным и неумолимым: с девочкой неоднократно вступали в извращённый половой акт. Причём не вчера-позавчера, а достаточно давно. Свежих следов насилия не обнаружено.

После экспертизы сотрудники милиции рванули на Иссык-Куль.

У семи нянек…

Родители Айгуль расстались в 2008 году. Вскоре после этого мать девочки умерла, отец уехал и занялся устройством личной жизни. А Айгуль с тех пор кочует по многочисленным родственникам.

Тогда, в 2008-м, её забрал к себе родной дядя – брат покойной матери. Увёз на Иссык-Куль, определил в школу и воспитывал вместе со своими детьми. Там на неё, первоклассницу, впервые и обратил отнюдь не братское внимание 20-летний Азамат – старший сын дяди.

Однажды Айгуль вернулась из школы, застала Азамата в одиночестве (остальные домочадцы куда-то ушли). И тот, по словам девочки, раздел её и первый раз изнасиловал. Велел молчать и никогда никому об этом не рассказывать. А за молчание подарил 20 сомов.

Потом был и второй раз – в сарае, куда Айгуль зашла зачем-то, а брат это увидел.

И третий раз – уже в Бишкеке, когда девочку, окончившую второй класс, забрали к себе другие родственники.

Был бы ещё и четвёртый, и пятый, но подросшая Айгуль потихоньку начала сопротивляться и грозить брату милицией.

Нынешней осенью у семиклассницы Айгуль начались проблемы со здоровьем. Она покрылась сыпью, красными пятнами. Из-за сильных болей не могла ходить в туалет. На это и пожаловалась однокласснице. Добавив при этом, что подозревает: все неприятности – из-за “шалостей” двоюродного брата…

К тому моменту, когда Азамата привезли в Бишкек, милиция располагала доказательствами его виновности в виде заключения судмедэкспертизы и уверенных показаний самой девочки. 26-летнего уже Азамата (между прочим, уже главы семейства – мужа и отца маленького ребёнка) допросили. Он, разумеется, от всего отказывался.

Провели очную ставку между двоюродными братом и сестрёнкой. В присутствии азаматовского адвоката. Записали всё это на видео.

– Вы меня несколько раз насиловали! – в глаза Азамату бросила обвинение Айгуль.

Он уронил голову и заплакал. Да, мол, признаюсь, по молодости было дело. Может, не так часто, как она говорит, но пару раз действительно… не удержался.
За время сестрёнкиного молчания Азамат успел поработать на стройке в Бишкеке, в суде Аламединского района получить судимость и уехать назад, на Иссык-Куль. Откуда и прибыл теперь под конвоем.

Мог сидеть за разбой… А сейчас обвиняется в педофилии.

 

В тюрьме – свои юристы…

Так говорят сотрудники милиции, абсолютно не удивлённые тем, что на видеокамеру Азамат плакал и каялся, а теперь вины не признаёт. Посидел, говорят, пару  деньков  в  ИВС, тут его  и  научили: столько, мол, времени прошло – сейчас  никто  ничего не докажет, у “ментов” против тебя ничего нет, стой на своём до конца – не делал, не виноват и точка.

– Вы можете, – предлагают мне, – с ним поговорить. Но он всё равно ничего не скажет.

Азамат входит в кабинет и садится напротив. Высокий, стройный, симпатичный молодой человек. Если не знать, в чём его обвиняют…

– Только не пугайте его там, – напутствуют меня сотрудники ГУВД Бишкека. – До суда он должен дожить во что бы то ни стало.

– Чем  же  я  могу  его  напугать?

– Ну, скажете, например, что вы из газеты. Ему огласка ой как не нужна!

Обещаю, что пугать оглаской не буду. Но Азамат почему-то даже не интересуется, кто я и для чего его расспрашиваю. На все вопросы обстоятельно отвечает. Правда, как и следовало ожидать, в педофилии не признаётся.

– Говорят, ты судим уже за что-то?

– Да, – кивает. – За разбой.

– Когда это было?

– В прошлом году. В 2013-м.

– И уже на свободе? Сколько же лет тебе дали?

– Нисколько.  Три  года условно.

– Разве так бывает?! За разбой – условное наказание? С каких это пор?!

– Да я по глупости на преступление пошёл.

– Но это не оправдание. И,  насколько  мне  известно, не смягчающее вину обстоятельство.

– Я пьяный был.

– Это  тем  более  не  оправдание!

Оперативники объясняют: разбой и правда был мелкий. От этого он, конечно, не перестаёт быть особо тяжким преступлением, но всё же судьи Аламединского райсуда, видимо, зацепились за молодость и несудимость Азамата, за то, что потерпевший не получил серьёзных увечий и ущерб ему полностью возмещён и претензий он к подсудимым не имеет.

– А девочку ты, я так понимаю, не насиловал?

– Конечно, нет.

– Почему же тогда она про тебя такое рассказывает?

– Не знаю. Отомстить, наверное, мне хочет. Злая на меня.

– Ей есть за что тебе мстить?

– Есть. Я бил её – когда она маленькая была и жила у нас на Иссык-Куле. Вот она меня теперь и оговаривает.

– Кто же в таком случае мог неоднократно вступать с ней в извращённые половые контакты? То, что это было, экспертизой доказано.

– Понятия не имею.

– Ты бы лучше признался, – вмешиваются в разговор работники ИВС. – Не сегодня завтра тебя ведь в СИЗО отправят. Статья у тебя – сам знаешь какая, и что тебе за это грозит ещё до суда. Если бы признался, попросил в отдельную камеру тебя поместить – многих проблем бы избежал.

Азамат отрицательно мотает головой. Не признавался, мол, не признаюсь и признаваться не собираюсь. А вы всё равно ничего не докажете.

– Как ИХ много развелось, – в свою очередь качают головами милиционеры. – И что с ними делать, как бороться? Они ведь даже виноватыми себя не считают!

Сотрудники ИВС с брезгливым отвращением косятся в сторону Азамата, даже не пытаясь понизить голос или скрыть свои отрицательные эмоции. Но ему, кажется, всё равно. На нападки он не реагирует. А может, так искусно притворяется?

Прятался ведь в погребе от оперативников! Значит, предполагал, за что его могут арестовать…

Их много…
 

Берегите детей!

Педофилия – страшное слово, которого боятся все любящие родители. Однако общеизвестно, что педофилы чаще всего не действуют наобум, а более-менее тщательно выбирают своих жертв. Логично предположить, что есть психологические факторы, которые способствуют тому, что вашего ребёнка (не дай бог!) выберет в свои жертвы педофил.

К чему это всё? К тому, что не только взрослые, но и маленькие дети иногда страдают комплексом жертвы. Но можно успешно сформировать психику ребёнка, когда он будет излучать уверенность и не спровоцирует на преступление педофила, кем бы тот ни был.

Виктимное поведение – комплекс жертвы – основной фактор, который издалека виден педофилам, и именно детей, наделённых таким комплексом, им легче всего сделать своей жертвой.

На формирование комплекса жертвы влияют семь основных факторов.

Условная любовь. Это когда ребёнка любят не за то, что он просто есть, а за какие-то заслуги. Убрал за собой игрушки, помыл посуду, принёс пятерку – люблю, плохо себя ведёшь,  капризничаешь, хулиганишь – не люблю.

Многие родители, увы, довольно часто произносят подобные слова, не задумываясь о том, насколько сильно они могут ранить ребёнка. И в результате, сами того не желая, формируют у своих чад комплекс жертвы. Ведь маленький человек учится “заслуживать любовь”, быть тихим, послушным, никогда не бунтовать – даже против насильника. Особенно если это уважаемый старший родственник.

Вина. Это чувство формируется, если ребёнок нежеланный – он в любом случае это чувствует. Подкрепляют это чувство скандалы между родителями – в таких случаях мальчик или девочка считает себя виноватым (виноватой). Ещё быстрее чувство вины возникает, если мама при этом срывает свою злость на ребёнке. Сильное влияние оказывает и развод родителей – ребёнок уверен, что это происходит потому, что он плохой. Чувство вины, кстати, приводит к ощущению одиночества. Такие дети часто гуляют сами по себе, привлекая внимание педофила.

Стыд. Он возникает очень быстро – даже если над ребёнком посмеялись всего один раз. Ни в коем случае нельзя этого делать, особенно смеяться над половыми органами.

Страх. Дети от природы пугливы, но к определённому моменту это должно пройти. Если нет, то родителям нужно задуматься. Ну и, конечно, ни в коем случае нельзя намеренно пугать ребёнка какими-нибудь бабайками и другими отрицательными героями.

Обида. Чтобы исправить ситуацию, нужно попросить у сына или дочки прощения за все перечисленные негативные моменты, даже если он (она) этого не помнит.

Низкая самооценка. Этот фактор во многом зависит от родителей. Если низка самооценка у вас, то с 90-процентной вероятностью то же самое ждет вашего ребёнка. А его проверить очень просто. Правда, лучше, чтобы этот тест проводили не родители, а кто-то со стороны.

Нарисуйте лесенку с пятью ступеньками и объясните малышу, что на нижней ступеньке находятся самые плохие дети. На второй – просто плохие, на третьей – обычные, на четвёртой – хорошие и на пятой – лучшие. И предложите ему показать, на какой ступени, по его мнению, стоит он. Если он обозначил себя на первой или второй ступеньке, значит, у него низкая самооценка, и надо бить тревогу. На третьей – норма, но элемент занижения всё же есть. Если же ребёнок ставит себя на четвёртую или пятую ступень, то всё в порядке.

Стоит также задуматься, если ребёнок говорит такие фразы, как “Я плохой”, “Зря я родился”, “Лучше бы я умер”. На самом деле он, скорее всего, так не думает – таким образом он привлекает ваше внимание, хочет, чтобы его переубедили.

Нарушение психологических границ. Психологическая граница – это невидимая линия, которая определяет наше психологическое пространство и охраняет наш внутренний мир от посягательств извне. Слабые психологические границы обычно бывают у детей в многодетной семье, где один из родителей – деспот, если ребёнка бьют. Если вы хотя бы один раз ударили малыша – считайте, что у него слабые психологические границы. Простой пример таких нарушений – дети, у которых сверстники все время что-то отбирают, а они не могут постоять за себя.

Психологи составили портрет ребёнка, который в потенциале легче других может попасть в руки педофила.

Слишком послушный, воспринимающий родителей, учителей, взрослых с благоговением и безусловным доверием. Такие дети вырастают в семьях со строгими устоями, где частенько можно услышать что-то вроде “учитель всегда прав”, “ты ещё мал для собственного мнения”, “главное для тебя – что скажут взрослые”.

Слишком доверчивый, не размышляющий над последствиями. Именно такие дети охотно идут “посмотреть котёнка”, “взять новую игру”, “помочь поймать черепашку” или “прогуляться с дядей в зоопарк”.

Пуритански воспитанный, то есть такой ребёнок, чьи естественные для его возраста интересы и запросы в семье высмеиваются, выставляются стыдными, становятся поводами для наказаний или разборов на семейном совете.

В  группе  риска  и  дети, которые обладают такими непривлекательными характеристиками:

замкнутые, одинокие, заброшенные дети, родители которых сосредоточены на взрослых проблемах. Это не обязательно дети из сложных семей: это и дочки одиноких мам, занятых зарабатыванием денег и поиском личного счастья, и сыновья по горло занятых бизнесменов и их вечно опасающихся за семейное счастье жён;

дети, которые стремятся быстрее стать взрослыми: девочки с накрашенными губами, в сексуально откровенных нарядах, мальчики, бравирующие “взрослым” гардеробом или телефоном; такие дети подают преступнику чётко различимый сигнал о том, что они не прочь испытать всё то, что испытывают взрослые;

мальчики, сосредоточенные на “блатной романтике”, которые решили, что все настоящие мужики сидят в тюрьме. Такие дети будут осознанно искать “кумиров” и “друзей” среди уголовников – и обязательно найдут. И соответствующих “приключений” найдут обязательно.

Айгуль уже сейчас значительно взрослее своих сверстниц. Благодаря тому, кто преступно вынудил её в пятилетнем возрасте превратиться в развращённую взрослую женщину, у неё и сознание поменялось. Ребёнка лишили детства и изуродовали морально и физически – что может быть страшнее?!
Только то, что никто никогда не узнал бы о том, какой образ жизни с подачи мерзавца ведёт этот “взрослый ребёнок”. Никто из многочисленной родни ни разу за пять лет не прислушался, не присмотрелся к тому, что происходит с этой тихой вежливой девочкой…

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий