Главное:

ДРЕВНИЙ “УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС” ПРЕДКОВ

08.11.2012
Просмотров: 3

alt

ЭТО ИНТЕРЕСНО

     или О том, где кроются корни сегодняшних неписаных законов…

 

    В древности у кыргызов не было тюрем. При кочевой жизни строить на 2-3 месяца тюрьму или перевозить провинившегося с места на место невозможно было. Поэтому за совершённые преступления наши предки чаще применяли систему материального наказания. О ней я не раз слышал от аксакалов на своей малой родине. Позже, опросив знатоков народных традиций и обычаев, составил небольшой свод исторически сложившихся наказаний за уголовные преступления.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

или О том, где кроются корни сегодняшних неписаных законов…

alt    

     В древности у кыргызов не было тюрем. При кочевой жизни строить на 2-3 месяца тюрьму или перевозить провинившегося с места на место невозможно было. Поэтому за совершённые преступления наши предки чаще применяли систему материального наказания. О ней я не раз слышал от аксакалов на своей малой родине. Позже, опросив знатоков народных традиций и обычаев, составил небольшой свод исторически сложившихся наказаний за уголовные преступления.
     Материальный откуп за жизнь человека назывался “кун”. По данным исследователя  Кабылбека  Жумабаева,  1 кун – откупные за жизнь простого человека (воина, защитника) – равнялся 100 верблюдам. Можно было откупиться, выплатив их стоимость золотом или серебром. Жизнь женщины, хранительницы очага, оценивалась на 50 процентов дешевле, составляя полкуна. Кун за знатного человека был намного дороже. Например, чтобы откупиться за бия (глава рода или судья. – Примеч. ред.), требовалось выплатить 3-4 куна, установленных за простого смертного.
     За телесные повреждения существовала своя система штрафов. Например, за один выбитый глаз виновник штрафовался на 25 процентов куна, за оба глаза, соответственно, – на 50 процентов. Иными словами, за лишение человека органов зрения надо было заплатить 50 верблюдов. Если у совершившего преступления не было двугорбых животных, он мог выплатить штраф другой живностью. Было принято, что 100 верблюдов эквивалентны 300 лошадям или 1 тысяче овец. Если бы такая система действовала и сегодня, то в переводе на нынешние цены (при средней стоимости одного барана в 5 тысяч сомов) человеческая жизнь стоила бы более 100 тысяч долларов.
     Если кому-то случайно ломали руку, можно было откупиться пятью коровами, за повреждённую ногу платили больше – 6 коров. Дороже ног и рук ценились пальцы. Сломанный большой палец стоил 100 овец, мизинец – 20. Если кому-то сгоряча отрубали нос, следовало заплатить 50 процентов куна, выбили передний зуб – 25 процентов куна. Но в старину больше всего, похоже, ценились уши. За отрезанное ухо можно было затребовать даже девушку или стоимость её калыма.
     При этом честь прекрасной половины человечества защищалась особо строго. Изнасилование женщины было равносильно убийству и каралось смертью. Кроме того, могла сильно поредеть отара преступника. Ограничиться смертной казнью обидчика или дополнительно наложить на него штраф – это уже решали родственники потерпевшей. Смерть грозила и человеку, который силой увёл чужую жену.
     По словам аксакалов, в прежние времена мужчина, оскорбивший женщину, должен был прилюдно извиниться перед ней, в случае отказа он штрафовался. Сумму штрафа устанавливали родственники оскорблённой. Запрещалось брать в жёны девушек, доводящихся жениху родственницами до седьмого колена. За ослушание – смерть.
     Даже женские волосы были в особой цене. В те времена кыргызские женщины заплетали свои волосы в две косы. Если кто-то преднамеренно или случайно отрезал женщине одну косу, необходимо было привести потерпевшей 250 овец, обе косы – ещё столько же. По нынешним ценам косы ушли бы по цене подержанного авто – около 3 тысяч долларов. (Хотя что резать-то у современных девиц – у всех короткие стрижки.)
     Была предусмотрена, говоря современным языком, и защита прав матери и ребёнка. Если кому-то случалось, например, сбить лошадью беременную женщину, в результате чего у неё происходил выкидыш, то за потерю пятимесячного плода выплачивался штраф в размере 5 лошадей, если срок был больше, то следовало добавить по одному верблюду за каждый следующий месяц.
     В то же время древний “уголовный кодекс” за ряд преступлений никаких наказаний не предусматривал. Муж, застукавший жену с любовником, имел полное право приговорить их к смерти прямо на месте преступления. За это ему ничего не было.
     Жена, укрывшая преступление мужа, или сын, не рассказавший о воровстве отца, не наказывались.
     Освобождались от наказания беременные женщины, лишившие жизни собственного мужа, родители, убившие своё дитя. Но если мать единолично, по собственному решению отправляла ребёнка на тот свет, то по решению судей она отправлялась следом.
     Была особая ответственность как детей перед родителями, так и родителей за своих детей. За сквернословие в адрес отца или матери виновника мазали чёрной сажей и возили по айылу на чёрной корове, посадив задом наперед. Мелкое воровство детей до 12 лет не наказывалось, но их прилюдно стыдили. За серьёзные проступки взрослых детей наказывали и их родителей. Например, отрубленную голову сына-преступника вешали на шею отцу или матери, и те должны были с ней ходить больше года.
     Пойманный на месте преступления скотокрад мог откупиться, выплатив штраф, стоимость которого в семь раз превышала украденное. Если воров было несколько, виновными признавались все, и штраф платили сообща. Если они выполняли чей-то заказ, то, соответственно, штрафовался и заказчик.
     В древности общество требовало уважительного отношения к создателю – Тенгри. Если семь человек засвидетельствовали сквернословие в адрес Всевышнего, по решению аксакалов богохульника могли забросать камнями, правда, не до смерти.
     Судьями были аксакалы или бии. Они выносили приговор. Обязательно  допрашивались 2-3 свидетеля. Бий за свои услуги брал 10 процентов комиссионных.
     А вот судебных исполнителей у наших предков не было. При необходимости ими могли выступить односельчане и родственники. В случае невыполнения решения аксакалов или бия о выплате куна можно было в открытую забрать живность виновника. Брали целыми табунами или отарами овец. Далее вопрос решался путём переговоров. Часто размер куна со всеми штрафами и возмещённым ущербом “судоисполнители” оставляли себе, остальное со всем приплодом возвращалось хозяевам.
     Такие “законы” действовали в мирное время, и, наверное, только в отношении членов своего сообщества. Когда была разработана эта система материального наказания за преступления и кто был её автором, точно не установлено. Но известно, что в средние века этот свод правил служил своего рода “уголовным и гражданским кодексами” наших предков. Считается, что многие виды штрафов существовали ещё со времен кыргызского каганата. Другие утверждают, что этот свод правил нам достался от самого Чингисхана.
     Если честно, возможность откупиться от правосудия (не за все виды преступления, конечно) существовала всегда. Она есть и сейчас. Не секрет, что существуют негласные расценки почти за каждый вид преступления, есть эквивалентная “цена” и за каждую статью УК. Отличие, наверное, лишь в том, что в старину ставки эти были законными, а нынешние – вне закона. И именуется это коррупцией

Алмас ТУРДУМАМАТОВ,
ИА “24.kg”
Рис. Бауржана ИЗБАСАРОВА

Оставьте комментарий