Главное:

“Мы живём в ожидании приговора!” – говорят родственники погибших 7 апреля 2010 года

31.01.2013
Просмотров: 4

24 января около двух сотен кыргызстанцев провели митинг на центральной площади возле памятника героям-апрелевцам.

Матери, жёны, сёстры, отцы – все они задавали один и тот же вопрос: когда накажут виновных в смерти их родных?

24 января около двух сотен кыргызстанцев провели митинг на центральной площади возле памятника героям-апрелевцам. Матери, жёны, сёстры, отцы – все они задавали один и тот же вопрос: когда накажут виновных в смерти их родных?
– Моему сыну Жолдошбеку Кудайбергенову было 26 лет, он был преподавателем университета. 7 апреля его застрелили прямо на этом месте, – указывает его мать на место на площади, за десятки метров от ограды. – Он не был вооружён, он не таранил ворота. В тот день он вёл занятия, но когда узнал, что людей расстреливают, не выдержал и прибежал сюда. Он кричал солдатам: “Что вы делаете? Звери! Вы в свой народ стреляете!” И за это его убили. Тот парень, который с ним рядом был, он потом его в больницу увёз и с его сотового телефона сообщил нам, что нашего сына застрелили. Он сказал, что это произошло между 14 и 16 часами.
– Третий год ходим на суд в ожидании справедливости… А её нет, – продолжает мать погибшего парня. – Потому что много лжи кругом. Но самое страшное то, что тех, кто погиб, пролил кровь, чтобы Кыргызстан изменился, смешали с мародёрами. Я, как мать, требую, чтобы поставили уже точку в этом оскорблении памяти убитых! Мародёры – это другая история. Были люди, которые шли обогатиться. Но они на площадь не шли, они по городу, по магазинам шныряли. А те, кто за новую страну шли, были на площади до поздней ночи. Раз мы назвали это революцией и ребят, погибших на площади, героями, пусть ни у кого сомнений не будет в этом! Пока виновные не будут наказаны, пока справедливость не восторжествует, ни о каком будущем мы говорить не можем.
– Никто из сидящих на скамье подсудимых не сделал ничего, чтобы предупредить кровопролитие, – говорит мать убитого 27-летнего Эмильбека Айылчиева. – Они были наделены высокой властью, они были вхожи к Бакиеву, они просто молча там сидели и не могли его остановить, чтобы он прекратил убивать наших детей. Они должны за это ответить, а их отпускают из-под ареста. Мы очень возмущены, поэтому и вышли на площадь.
Марал, сестра убитого 30-летнего  Максата Бостонбаева, возмущена, что некоторые СМИ наделяют родственников погибших негативными эпитетами.

“Это чушь, когда говорят, что мы выполняем чью-то политическую волю! Мы живём с нашим горем уже три года. Мы пристально следим за судебным процессом… Мы живём этим процессом. Мы живём тем днём, когда прозвучит приговор и справедливость восторжествует! – говорит Марал. – Моего брата убили в 18.00, он находился возле здания Министерства обороны. Стреляли с крыши Дома правительства. Ранение он получил сверху вниз. Пусть мне суд ответит, кто убил моего брата, который только начал жить?”

Марал говорит, что в тот день на площадь её брат пошёл как патриот Кыргызстана. “У него была ярко выраженная гражданская позиция. Он был настоящим мужчиной. И он не думал, что в него стрелять будут. А стреляли в тот день в наших братьев, мужей, отцов отовсюду, и с крыши Дома правительства в том числе. А они на суде отрицают сам факт того, что стреляли. Приказ давал Джолдошалиев, якобы по ногам стрелять. Но стреляли и в грудь, и в голову. Стреляли не только в тех, кто таранил ворота или был с оружием… Стреляли в людей, которые были за несколько десятков, сотен  метров от ограды, выборочно.
– Сейчас – решающий момент, – продолжает Марал. – Военные должны покаяться, признаться, рассказать всему народу, как всё было, чтобы никогда больше такого жестокого убийства кыргызстанцев своими же не было. Вся страна следит за процессом. Если он не будет справедливым, тогда я не знаю, что ждёт страну. Все должны ответить по закону. В том числе и временное правительство, если оно покрывало преступников.
На митинге родственники возмущались тем, что суд изменил меру пресечения Дунганову. “Это негуманно – содержать больного человека в СИЗО? А утопить всю площадь в крови – это гуманно?” – вопрошали матери и отцы.
Арстан Сагындыков, отец убитого 31-летнего Таланта Сагындыкова, тоже возмущён: “В моего сына стреляли с крыши “Белого дома”. Кто его убил, если все, кто на скамье подсудимых, не стреляли? НЛО? Или все 77 человек сами в себя стреляли? Это безобразие! Раньше эти подсудимые прятали свои лица, тот же Дунганов. А сегодня они над нами издеваются. Мы не хотим, чтобы невиновных осудили. Но пусть честно скажут, как офицеры, кто на крыше стоял, кто команду давал стрелять на поражение, а не выгораживают друг друга”.
Ойсунбек Жамансариев, адвокат потерпевших, тоже был на митинге.
– Судебный процесс идёт с октября 2010 года. С тех пор прошло 2 года и 3 месяца. Постепенно из-под стражи по различным причинам отпустили всех. Мы несколько раз возражали, но, чтобы завершить процесс, терпели. Но теперь, накануне завершения этого дела, выпустили Дунганова. Это нас возмутило до глубины души! Плюс, благодаря некоторым СМИ, участники апрельской революции из героев превращаются в антигероев, – замечает Жамансариев.
– А давайте вспомним, что предшествовало этому  дню – 7 апреля? – продолжает он. – Страна жила в страхе, людей убивали пачками, и депутатов, и общественных деятелей, и журналистов. Вспомните, как Максим Бакиев подмял под себя все стратегические объекты, как распродал энергосистему по подставным фирмам в оффшорных зонах… Вспомните, какие международные мошенники и аферисты проделывали махинации с деньгами наших пенсионеров… Вот и вышли те, кто был не согласен с творящимся беспределом. Если бы не эти ребята, нас всех бы поставили на колени. 7 апреля на площади десятки людей погибли, но мы гордились ими, что мы выстояли и свергли коррупционный бакиевский режим! А теперь о них говорят как о варварах, как о недостойных людях… А обвиняемые в убийстве люди открыто сидят и смеются над нами.
Родственники потерпевших заявляют, что не согласны ждать десятки лет, пока история всё расставит по своим местам. “Мы должны назвать виновных в расстреле людей 7 апреля, тогда и развитие общества будет нормальным.  Мы не просим власти вмешиваться в решение суда. Суд должен быть независимым. Мы говорим по поводу меры пресечения. Для того чтобы суд проходил более мобильно, мы требуем всех подсудимых взять под стражу”, – заявляют родные погибших.

Лейла САРАЛАЕВА

 

ТУПИК?

 

СУД ПО 7 АПРЕЛЯ ПРИОСТАНОВЛЕН

 

     Суд по апрельским событиям отложен на неопределённый срок. Такое решение огласил в понедельник, 28 января, председательствующий Дамирбек Онолбеков после того, как экс-замглаву СГО Данияра Дунганова, потерявшего сознание прямо во время судебного процесса, госпитализировали в больницу.
     По словам его адвокатов, ещё до начала заседания Дунганову стало плохо, он упал, после чего его увезли в больницу. “Позже супруга предоставит подтверждающие документы”, – сказал адвокат Руслан Долаев.
     Ещё одна причина отложить заседание, по словам судьи, состоит в том, что он получил новую судейскую должность, но ещё не принял присягу и потому не имеет права приступать к рассмотрению дел.
     23 января президент Алмазбек Атамбаев подписал указ о назначении Дамирбека Онолбекова судьёй Чуйского областного суда, одновременно освободив его от должности, которую он занимал. А занимал Д. Онолбеков должность заместителя председателя Иссык-Кульского областного суда. И в Военный суд Бишкекского гарнизона (за которым числится уголовное дело по 7 апреля) был откомандирован. Адвокаты подсудимых, кстати, в своё время настаивали, что гражданский судья Д. Онолбеков не может рассматривать это сугубо “военное” уголовное дело, но их доводы не были приняты.
     Как пойдёт дальше рассмотрение дела по 7 апреля и кто будет вести судебный процесс – неизвестно. Но это уголовное дело, похоже, зашло в тупик.

 

Соб. инф.

Оставьте комментарий