Главное:

МОРДОБОЙ НА “СТРОЙКЕ ВЕКА”

17.01.2013
Просмотров: 8

Первая кыргызско-китайская массовая драка вспыхнула в посёлке Куршаб Узгенского района Ошской области – на строительстве ЛЭП “Датка-Кемин”.


Межнациональные конфликты всегда обходили Куршаб стороной. Даже в дни страшных июньских событий 2010 года этот посёлок был, говорят, чуть ли не самым тихим местом на юге Кыргызстана.
Одна из причин этого, как считают наши источники в Ошской области, – традиционная толерантность местных жителей. В прошлом Куршаб – большой и благополучный посёлок с развитой инфраструктурой (два десятка лет он даже был центром Куршабского района, впоследствии ликвидированного) – отличался интернациональным составом населения. Это был один из самых русифицированных населённых пунктов, славянское население составляло значительную его часть.
Но русские ушли, а взамен пришли китайцы…
Впрочем, до января 2013 года во всей Ошской области (а китайцев там живёт много – в одном Кара-Суйском районе по трудовым визам работают около 300 граждан КНР) население с мигрантами сосуществовало относительно мирно. До массовых драк, по крайней мере, не доходило.
Может, потому, что ТЕ китайцы – коммерсанты. Люди солидные, живущие в основном порознь.  А в Куршабе появились рабочие, поселившиеся скопом.
Куршаб был выбран в качестве места дислокации китайского персонала, строящего ЛЭП “Датка-Кемин”, из-за удобного расположения посёлка. Он находится прямо посреди этого участка строительства, ехать что в одну, что в другую сторону одинаково. Китайский “десант”, высадившийся в Куршабе, составил примерно 90 человек.

 

Рабочих китайской компании ТВЕА, которая ведёт кыргызскую “стройку века”, поселили в местном кафе “Астан-Ата”, принадлежащем местному бизнесмену. На каких условиях пустовавшее кафе было превращено в казарму, кто, с кем, какие контракты подписывал – всё это сейчас выясняет следствие. Параллельно с вопросом о причинах беспрецедентной массовой драки.
Комментарии китайской стороны по поводу этих самых причин внятностью не отличаются. Посол КНР в Кыргызстане Ван Кайвэнь на другой после драки день, заявив прессе, что винить ту или иную сторону нет оснований, зачем-то припомнил: “Три месяца тому назад был выявлен факт хищения электроэнергии со стороны местного населения, а также факты воровства запасных частей оборудования, необходимого для строительства подстанции “Датка – Кемин”.
Как удалось выяснить нашей редакции, хищение запчастей действительно было, но совсем на другом участке – в Базар-Курганском районе Джалал-Абадской области. И куршабский конфликт к тому инциденту не имеет никакого отношения.
Драка в Куршабе, по словам наших источников на юге, была сродни прорвавшемуся нарыву, который зрел давно. Не раз, оказывается, местные аксакалы обращались к главе местной сельской управы с просьбой “угомонить китайцев”. Недовольство населения росло… И вызвать бучу мог любой повод.
Чем же  вызывали китайские работяги раздражение местного населения? Во-первых, тем, говорят, что много пили. Вопреки бытующему стереотипу, что китайцы – народ непьющий. Впрочем, понять их отчасти можно. Работа тяжёлая, коротать досуг больше негде и нечем, условия жизни в кафе-казарме далеки, мягко говоря, от мировых стандартов, а вокруг казармы – масса ларьков с водкой.

 

Ещё всплывают такие вот детали. Кафе-казарма стоит на очень оживлённой улице, рядом – и торговые точки, и жилые дома. Не раз куршабцы видели, как китайские работяги, желая весело скоротать досуг, приставали на улице к местным парням, пытаясь заказать женщин… Ни по-кыргызски, ни по-русски они не говорили, объяснялись жестами: потирают двумя пальцами – мы, мол, тебе заплатим, потом похабное движение руками – для чего девушки нужны. И всё это – на глазах прохожих, в том числе женщин.
В тот день, 8 января, в казарме тоже шла большая пьянка – зарплату китайцы перед тем получили, что ли. Потом, после драки, милиция изъяла с места происшествия бутылки из-под дешёвой водки “Vivat” – в таком огромном количестве, что была изумлена до крайности. По версии китайской стороны, инцидент случился из-за того, что кто-то накануне украл у рабочих мобильный телефон. Была ли на самом деле эта кража – пока доподлинно неизвестно, китайцы, во всяком случае, о ней заявили правоохранительным органам уже после драки. Хронология же инцидента выглядит так.
Примерно в 19 часов 30 минут четверо китайских рабочих, выйдя из своей казармы, остановили проходящего мимо по улице местного 26-летнего жителя Мураталы Сасыкова. Пригласив в кафе-казарму, они обвинили его в краже мобильника, побили и, по сути, захватили в заложники. Второй заложницей стала молодая женщина Шайыргуль Жумабаева. Она живёт по соседству, китайцы ставили в её дворе свою автомобильную технику, и в тот вечер она, насколько известно, пошла в казарму получать деньги за парковку.

У Мураталы Сасыкова при себе имелся сотовый телефон, он смог позвонить отцу и сообщить о случившемся. Тот пошёл к китайцам выручать сына – и тоже получил от них по полной! Тогда в казарму прибыли несколько милиционеров – оперуполномоченные и участковые инспекторы местного поселкового отделения милиции. Переговоры, в которые они вступили с китайцами, уговаривая тех не бузить и отпустить кыргызстанцев, закончились избиением милиционеров.
К тому времени к кафе-казарме уже сбежались местные жители – около сотни человек. Тут и вспыхнула массовая драка. Куршабцы и китайцы бились и в самом кафе, и на большой его территории, огороженной забором. Стоял, по свидетельству очевидцев, страшный ор и мат. В воздухе летали камни и бутылки из-под водки. Драку удалось локализовать сотрудникам Узгенского РОВД, прибывшим на подмогу куршабским коллегам. Опоздай они на 5 минут, говорят, последствия побоища были бы куда серьёзнее.
Последствия же таковы. Число пострадавших с обеих сторон примерно одинаковое – по 9 человек. Двое китайцев госпитализированы в больницу с тяжкими телесными повреждениями. Среди пострадавших ещё и 11 милиционеров. Вопреки, опять же, стереотипам, китайцы всевозможных приёмов ушу или кунг-фу не применяли – дрались, как говорится, “по-нашенски”. Войдя в раж, китайские рабочие избили даже своего переводчика-китайца, которого в Куршабе звали на русский манер Максимом.
В момент драки в казарме находились 79 из 82 проживавших здесь китайских рабочих. Трое в тот вечер работали на своём производственном участке. Медицинское освидетельствование, которое оперативно провела после локализации драки милиция, показало: 40 китайцев были пьяны.
Что любопытно, все эти 40 китайцев во время освидетельствования назвали вымышленные имена. Это выяснилось на другой день, когда милиция стала проводить среди китайцев перекличку: ни один из граждан КНР не откликнулся на своё имя, зафиксированное в медицинских документах.
Весьма подозрительные, однако, повадки у китайских рабочих – какие-то уголовные…
Пришлось милиции искать и ксерокопировать паспорта китайцев (все они хранились у их начальства) и приобщать к материалам уголовного дела.
По факту драки, кстати, возбуждено сразу два уголовных дела. Одно – по заявлению кыргызстанцев, другое – по заявлению китайцев. Статьи Уголовного кодекса – “Незаконное лишение свободы”, “Насильственные действия в отношении представителей власти”, “Хулиганство”, “Причинение тяжкого и менее тяжкого вреда здоровью”, “Умышленное уничтожение чужого имущества”. Последняя статья УК относится к помещению кафе-казармы, где драчуны выломали окна. Прокуратура дала указание следствию исследовать заодно и факт якобы кражи мобильника у китайцев. И если он подтвердится, дать правовую оценку.

     В минувшую пятницу, 11 января, в одном из кафе Куршаба прошла “акция примирения” куршабцев и китайцев – проще говоря, чаепитие. От китайской стороны присутствовали, помимо рабочих, руководитель представительства компании ТВЕА в Кыргызстане Мусажан Макелек (этнический кыргыз, сын известного в Китае манасоведа), заместитель генерального директора компании Лю Синь, консул КНР в Оше Лю Баоцзюн. С кыргызской стороны – полномочный представитель правительства КР в Ошской области Сооронбай Жээнбеков, аким Узгенского района Аттокур Тажибаев, аксакалы, силовики. Спиртное не наливали – ещё и потому, что был день жумы-намаза. Акция закончилась произнесением пафосных речей – о том, что досадный инцидент “не должен повлиять на партнёрские отношения и дружбу между двумя странами и великими народами”. Обе стороны разошлись вроде бы довольные друг другом.
Впрочем, как сообщил нашей редакции прокурор Ошской области Айбек Турганбаев, акция эта ничуть не повлияет на итоги расследования уголовных дел. “Будет в рамках закона рассмотрена ответственность и той, и другой стороны и приняты адекватные меры”, – сказал он.
Прокуратура Узгенского района, кстати, внесла представление об освобождении от занимаемой должности главы куршабской сельской управы, а МВД начало служебное расследование в отношении начальника местного поселкового отделения милиции. За то, что не принимали меры по тревожным сигналам и позволили созреть конфликту.

 

Олег ЖУК

 

 Айбек Калиев:

“Мы не должны драться с инвесторами”

С компанией ТВЕА, с рабочими которой произошла стычка у жителей Куршаба, у Кыргызстана крупный проект по обеспечению энергетической безопасности страны. О важности проекта и о том, почему выбор пал на китайскую компанию рассказывает Айбек Калиев, заместитель министра энергетики и промышленности Кыргызстана.

– Строительство линии “Датка-Кемин” обсуждалось ещё в 1988 году в рамках разработанной Схемы развития энергосистемы республики. Проект “Датка-Кемин” направлен на обеспечение энергетической безопасности, надёжности и бесперебойной поставки электроэнергии с юга на север республики. По проекту подстанции “Датка 500 кВ” осуществляется строительство линии электропередачи напряжением 220 кВ. Уже в ближайшее время мы практически на сто процентов обеспечим энергетическую независимость юга страны. А после строительства подстанции “Кемин” мы сможем обеспечить и север. То есть энергетическая безопасность республики будет удовлетворена полностью, вне зависимости работы объединённого энергетического кольца Центральной Азии.

– Почему именно китайская компания ТВЕА?

– ТВЕА – крупнейшая компания Китая в отрасли электропередачи, электротрансформации и новейших технологий. Имеет огромный опыт по строительству линий электропередачи. До нас они построили линию электропередачи в Таджикистане мощностью в 500 киловольт и досрочно сдали этот объект. Таджикские коллеги очень хорошо отзывались о качестве и высокой производительности труда китайских рабочих. Первоначально в их проекте было задействовано больше таджикских рабочих. Но когда китайцы столкнулись с такой проблемой, когда таджикские рабочие не выходили на работу по болезни или семейным обстоятельствам  или плохо работали, руководство Таджикистана приняло решение, чтобы большинство рабочих были китайцами. Таджики были потрясены темпами их работ. Китайский рабочий трудился, не останавливаясь, весь световой день, прерывался лишь на получасовой обед. Ночевал на том участке, где заканчивал работу, в переносной палатке, а наутро опять продолжал работать. То есть они экономили время и деньги на транспортировке, обеде, перекуре, праздниках и прочем. В результате объект был сдан с опережением срока. Когда мы получили положительные отзывы, начали переговоры с ТВЕА. Согласно договорённости, компания ТВЕА строит нам подстанцию “Датка” мощностью в 500 киловольт и линию в 220 киловольт протяжённостью 256 км.

– Сколько стоит проект и кем он финансируется?

– Стоимость проекта “Датка-Кемин” 208 млн долларов. Это кредитные средства по линии ШОС. Они выданы под 2,5 процента, с семилетним льготным периодом. В общем, на 20 лет. Отличие энергетики от других сфер в том, что электроэнергия – это тот инфраструктурный проект, который окупает себя. Если всё будет стабильно, мы без напряжения за этот проект рассчитаемся.

– Что за строительство шло в Куршабе?

– У нас в Ошской области ведутся ремонтные работы на подстанции “Узловая”. В Куршабе проживало около 80 рабочих ТВЕА. Они снимали здание кафе и там жили, так как в селе нет ни гостиниц, ни общежития. Это квалифицированные специалисты-инженеры. Но и наши граждане, порядка 300 человек, задействованы в работах. Но, честно говоря, как китайцы, мы работать не можем.

– Случившееся притормозит реализацию проекта?

– Я надеюсь, что срыва проекта не произойдёт. На место происшествия уже выехали представитель генерального директора ТВЕА и представители посольства КНР. Надеюсь, что будет проведено объективное расследование правоохранительными органами без ущерба для реализации проекта. На мой взгляд, это чисто бытовой конфликт. Человеческий фактор, так скажем. Но если мы хотим развития страны, то желательно, чтобы таких инцидентов не было, потому что страдает имидж Кыргызстана.

– Кстати, почему в Кыргызстане не развиты альтернативные источники энергии? Ведь потенциал у нас огромный.

– У нас уже есть необходимая законодательная база для поддержки развития возобновляемых источников энергии, малых ГЭС, ветровых, солнечных, биогазовых установок. Но приезжают инвесторы, обсуждают, смотрят местность и уезжают. Несмотря на прекрасные природные условия, большого желания построить у нас какие-то подстанции не проявляют. В кулуарах они говорят, что из-за нестабильной ситуации в Кыргызстан невыгодно вкладывать деньги. И, к сожалению, их понять можно. Если хотим, чтобы приходили инвестиции и шли бурные стройки, мы не должны драться с инвесторами. Поэтому я призвал бы всех кыргызстанцев: надо проявить выдержку, терпение и не доводить ситуацию до абсурда. Ведь реализация проекта “Датка-Кемин” – это надёжное и светлое будущее всей страны в буквальном смысле.

вопросы задавала
Лейла САРАЛАЕВА

Оставьте комментарий