“ЗА ЧУЖИЕ ГРЕХИ ОТВЕЧАТЬ НЕ НАМЕРЕН”

11.10.2012
Просмотров: 10

     У обвиняемого в присвоении “бакиевских” денег – своя версия случившегося. Не менее скандальная…

 

     После нашей публикации “Тайны бакиевского имущества раскрывает Генпрокуратура” (“Дело №…” от 26 сентября 2012 г.) в редакцию обратились фигурант одного из упомянутых в ней уголовных дел – Тилек Чубаков – и его адвокаты. Обратились с просьбой: “Вы взяли интервью у представителя Генеральной прокуратуры, дайте слово и нам”.
     А  почему бы и нет?! Любое дело, тем более уголовное, требует всеcтороннего анализа.

     29-летний Тилек Чубаков обвиняется, напомним, в мошенничестве, присвоении вверенного имущества и подделке документов. А конкретно – в завладении деньгами ОсОО “Комсвязь” (созданного, по официальной версии, в своё время Максимом Бакиевым для отмывания денег сотовой компании “Мегаком”) – в этой фирме, национализированной после апрельской революции, Чубаков работал вначале советником директора, а затем директором. Он, кроме того, выступал доверенным лицом двух находящихся в розыске максимовских приближённых – Дениса Гладышева и Станислава Биряльмина – и в этом качестве, по данным прокуратуры, участвовал в продаже бакиевского имущества, укрытого от национализации.     У самого Тилека Чубакова, впрочем, есть свои аргументы по поводу всех обвинений и подозрений в его адрес. Но, прежде чем перейти к сути вопроса, представим его.

     “Я, – говорит Тилек Чубаков, – специалист в сфере информационных технологий. Окончил школу в Бишкеке, после чего учился по специальности “прикладная математика” в Германии. Потом год работал там же, в Германии, программистом в дочернем предприятии фирмы “Сименс”. По семейным обстоятельствам пришлось вернуться в Бишкек. Здесь работал в нескольких компаниях программистом.
     После апрельской революции один из сотрудников Генпрокуратуры привлёк меня в качестве консультанта к проверке Госагентства связи. Тогда-то я и узнал о существовании “Комсвязи”. Мне стало интересно, захотелось поработать здесь. В разговоре с друзьями обмолвился своему знакомому Арсену Миярову об этом… Он мне сказал, что министр госимущества Шералы Абдылдаев доводится близким другом его отцу, он постарается меня ему рекомендовать. При этом он заметил, что тоже хотел бы работать в этой фирме.
     И вот в августе 2010 года Арсен после двухмесячного молчания назначил мне встречу. Вместе с ним приехал его бывший одноклассник Бектур Кутманбеков. Мы познакомились, и Кутманбеков сообщил, что министр Абдылдаев хочет назначить директором “Комсвязи” его, поскольку покойный отец Кутманбекова доводился Абдылдаеву другом. Мне же предложили работать с ними. Я согласился. Они устроили мне встречу с новым генеральным директором ЗАО “25 кадр” (которому принадлежало 90 процентов долей “Комсвязи”) Кубатбеком Талыповым – тоже, кстати, другом тогдашнего министра госимущества Абдылдаева и отца Миярова. Он поручил мне составить бизнес-план, восстановить утраченные документы фирмы. Затем пошли назначения. Кутманбеков был назначен директором “Комсвязи”, Мияров – его заместителем. Я же оказался в подвешенном состоянии – и мне в конце концов досталась должность советника директора. Честно говоря, мне было обидно. Я выполнил всю техническую и организационную работу и рассчитывал на должность директора”.
     Но обвинение, напоминаем, утверждает, что дело обстояло с точностью до наоборот: именно Чубаков, фактически возглавив “Комсвязь”, ввёл туда в качестве подставных лиц Кутманбекова и Миярова…
     – Которые на протяжении долгого времени якобы даже не знали, чем занимались, – вступает в разговор Диляром Низамова, адвокат Т. Чубакова, – и чуть ли не под гипнозом нашего клиента выполняли все его поручения. Вот здесь, – считает адвокат, – начинается самое интересное. К защите нашего клиента мы с моей коллегой Айзадой Осоровой приступили зимой этого года – Тилек Чубаков к тому времени уже около двух месяцев сидел в СИЗО-1. Готовимся к рассмотрению в Верховном суде вопроса об изменении Чубакову меры пресечения. И вдруг обнаруживаем: к материалам о первичном избрании ему меры пресечения, хранящимся в канцелярии Первомайского райсуда Бишкека, приложены копии протоколов допросов свидетелей. В числе которых – Кутманбеков и Мияров. Основательно ознакомившись с содержанием протоколов, мы на время забыли об их существовании. А вспомнить заставили следующие обстоятельства. На стадии завершения следствия, ознакамливаясь с материалами уголовного дела, мы с ужасом обнаружили фальсификацию первично полученных доказательств. Теперь уже в нынешних материалах уголовного дела красовались совершенно изменённые первичные показания свидетелей. Сравниваем их с теми протоколами, что подшиты в уголовное дело. И видим поразительную картину.
     И те, и эти протоколы датированы одними и теми же числами – 9-10 января 2012 года, с указанием одного и того же времени проведения следственных действий. Текст – абсолютно идентичный. За небольшим исключением. Вот, например, в первичном протоколе допроса Кутманбеков показывает: “Мияров предложил мне стать директором из-за того, что на тот момент министр госимущества Ш. Абдылдаев был моим хорошим знакомым и у него были хорошие отношения с моим покойным отцом”. А из варианта протокола, подшитого к уголовному делу, этот абзац уже удалён. Как и другой абзац из показаний Кутманбекова: “Вышел приказ о моём назначении… и я, позвонив Ш. Абдылдаеву, поблагодарил его”. Из всех протоколов удалены любые упоминания о министре госимущества. Из показаний Кутманбекова таким же образом выведен Мияров, пригласивший его работать в “Комсвязь”. Как все дороги ведут в Рим, так все стрелки сошлись на нашем клиенте Чубакове.
     “Мы, – продолжают адвокаты, – обратились в Госкомитет национальной безопасности с заявлением о принятии мер к следователям, допустившим, по нашему мнению, фальсификацию отдельных материалов уголовного дела. Этот факт, считаем, имеет принципиальное значение. Обвинение нашему клиенту держится, по сути, на показаниях четырёх свидетелей, дававших подписку об ответственности за дачу ложных показаний. И эти показания были подменены. Из Генпрокуратуры (куда были переданы материалы проверки ГКНБ) нам пришёл ответ: “В ходе проверки ваши доводы не нашли своего подтверждения”. А следователи, допустившие нарушение норм УПК, привлечены к дисциплинарной ответственности. То есть никакой подмены протоколов якобы не было. Следователи, проводя “дополнительный допрос свидетелей”, ошиблись, дескать, датами, использовав “шапку” старых протоколов (которых в уголовном деле нет потому, что они якобы выделены в отдельное производство). Эту версию мы считаем неуклюжей попыткой выгородить следователей. И теперь добиваемся в суде, чтобы это уголовное дело было возвращено для восполнения пробелов следствия”.
     Взваливать всю вину на Тилека Чубакова, по мнению адвокатов, следствию понадобилось с одной целью: вывести из уголовного дела высокопоставленных лиц и их приближённых…
     Дениса Гладышева – личного, как говорят, компьютерщика Максима Бакиева и первоначального директора “Комсвязи”, знал Тилек Чубаков шапочно… “Видел его вживую всего один раз – в 2009 году. Встреча была короткой, по работе (я тогда работал в одной кыргызстанской телекоммуникационной компании) – Гладышева мне представили как специалиста по информационным технологиям. Когда я стал работать в “Комсвязи”, мы начали искать на Гладышева выход, поскольку не могли отыскать документацию фирмы. Я искал его через общих знакомых, писал ему в “Одноклассники”, в итоге он откликнулся, прислал мне на электронную почту письмо. Потом мы с Гладышевым общались через скайп, от него я узнал многое о “Комсвязи” и о её партнёрах, в числе которых действительно были люди Максима Бакиева. Гладышев утверждал, что ничем противозаконным он в Кыргызстане не занимался и сам заинтересован обрубить все “хвосты” и жить спокойно. Поэтому ещё 16 апреля 2010 года он, говорит, уже  находясь в Москве, разослал всем партнёрам письма с просьбой оплатить долги перед “Комсвязью” напрямую “Мегакому”.
     Почти 230 тысяч долларов “Комсвязи” была должна оффшорная компания “Альтекс сервисес”, зарегистрированная на Британских Виргинских островах. Ваша газета уже писала, как некто Бердикул Абдымомунов, получив от Гладышева доверенность, потребовал у этой компании погасить задолженность, перечислив деньги на… его личный счёт. И полученные 70 тысяч долларов присвоил – за что его сейчас тоже судят. Так вот, заявление на Абдымомунова написал директор “Комсвязи” Кутманбеков – после того, как я ему про эту аферу сообщил, узнав о ней от Гладышева. Это заявление рассматривал прокурор управления общего надзора Мирлан М. (Из-за скандальности дальнейших сведений, озвученных Т. Чубаковым, фамилию этого персонажа мы пока закрываем. – Примеч. ред.).
     “Меня, – продолжает Тилек Чубаков, – сразу удивило, что он стал относиться к Абдымомунову как-то слишком лояльно. Говорил, например, что не может его найти, – хотя Абдымомунов живёт буквально за забором Генпрокуратуры. Стал клонить к тому, что помочь нам ничем не может, советовал нам обратиться в суд в гражданском порядке. Наконец, пригласил нас и передал условие хозяина компании “Альтекс сервисес”: первое – с Абдымомуновым мы будем разбираться сами. Второе – деньги, чтобы их никто больше не украл, хозяин “Альтекса” нам будет передавать только через него – прокурора Мирлана М.
     Вёл себя Мирлан всегда как-то странно. Когда мы входили к нему в кабинет, он громко включал музыку, то же самое делал, и когда мы беседовали в его автомашине. Видимо, опасался прослушки…
     И вот Мирлан нам сообщает, что владелец фирмы “Альтекс сервисес” передал в Бишкек 24 тысячи долларов наличными. Чтобы их получить, мы должны ему, Мирлану, передать необходимые бухгалтерские документы. Я опасался, что он может деньги присвоить. Но выхода не было – документы мы ему принесли. А денег так и не увидели. Мирлан лишь гарантировал, что остальная часть долга – 135 тысяч долларов – будет перечислена на наш счёт.
     Показания на этого прокурорского работника во время следствия я давал… Как и владелец фирмы “Альтекс сервисес” Александр Демьянович, подтверждал в своих показаниях, что передавал деньги лично Мирлану. Но все упоминания о нём из протоколов уголовного дела тихо убрали. Как и этого Мирлана – из Генпрокуратуры его перевели в какой-то регион…”
     “Что касается обвинения в присвоении полученных от компании “Альтекс сервисес” денег, – продолжает Тилек Чубаков, – которые я якобы присвоил под видом закупки оборудования, – не было такого! А дело было так.
     Чтобы восстановить деятельность “Комсвязи” по обеспечению международного голосового трафика для “Мегакома”, нам нужно было срочно закупить оборудование. Стали искать поставщика. Мияров предложил своего одноклассника Каната Айтматова: у него брат живёт в США, да и сам Канат планировал заняться поставками электроники. Айтматов это подтверждал на следствии, но потом из его показаний этот момент тоже почему-то “выпал”. Так вот, Айтматов – физическое лицо, у него не было фирмы. А у сестры моей жены была фирма “Вайтел”, которая несколько лет не действовала, только лишние хлопоты приносила. Она эту фирму отдала Айтматову. Найти поставщика оборудования ему не удалось. Я начал искать сам – через Интернет. Нашёл американскую компанию. Но мы с ней дел никогда не имели, перечислять деньги незнакомой компании было рискованно. Войти с ней в контакт мне помогли бывшие одногруппники, живущие в США. Следствие утверждает, что контракт с этой компанией я подделал. Но экспертиза подтвердила: и подписи американской стороны выполнены не мною, и штампы настоящие, а не сделанные “фотошопом”, как считали следователи. И компания была реальной, и контракт с ней (подписанными экземплярами мы обменивались через курьеров-знакомых) реальный – это легко можно было проверить.
     Что касается денег, полученных “Комсвязью” от оффшорной компании, а точнее, куда они делись, – для меня самого это загадка. Как я узнал, деньги обналичил Мияров и передал их Айтматову. Меня они до последнего уверяли, что деньги в полной сохранности. А в феврале 2011 года их стали вызывать в ГКНБ и задавать тот же вопрос: где деньги? И вот приезжают ко мне Айтматов с Мияровым: “Что делать?”. Чекистам они сказали, что деньги вывез поставщику в США какой-то их друг. На самом же деле небольшую часть этих денег, по их словам, они потратили. Плюс 24 тысячи долларов присвоил прокурор Мирлан. Я предложил написать на него заявление. Они категорически отказались: это могут расценить как дачу взятки. Попроси, говорят, своих друзей в Америке, пусть признают факт получения денег, а они, Мияров и Айтматов, дескать, быстро соберут недостающую сумму. И тут я совершил ошибку – пошёл им навстречу и стал уговаривать друзей в США подтвердить, что деньги получены. Долго уговаривал. Те в конце концов, чтобы меня выручить, уже были готовы поставить оборудование – 160 тысяч долларов для них сумма небольшая. Но тут Генпрокуратура возбудила уголовное дело.
     Честно говоря, не думаю, что Мияров и Айтматов были мошенниками и хотели присвоить деньги. Они, скорее всего, сами оказались в тупиковой ситуации. Я их предупреждал: “Ищите недостающие деньги, или начну давать показания против вас”. Когда меня и Миярова арестовали, его родители, как я узнал, обещали деньги в полном объёме вернуть. Вместо этого Миярова вдруг освободили под личное поручительство. Среди поручителей был его отец – начальник управления капитального строительства мэрии Бишкека Марат Мияров.
     Следствие делает вывод, что я использовал ребят, провернул аферу, после чего сам стал директором “Комсвязи”… В действительности же в декабре 2010 года Кутманбеков сам попросил меня вступить в эту должность: накануне его вызвал на допрос всё тот же прокурор Мирлан М. – по совсем другому делу, связанному с “Мегакомом”. Кутманбеков мне сказал, что ему эта нервотрёпка надоела. Это, кстати, подтверждал на следствии бывший гендиректор “25 кадра” Талыпов: Кутманбеков, писал он в своей объяснительной, попросил освободить его от должности директора “Комсвязи” в связи с болезнью. И предложил вместо себя своего советника, то есть меня. Министр госимущества Абдылдаев мою кандидатуру поддержал.
     Теперь я уже прихожу к такому заключению: получается, меня ВСЕ подставили этим назначением”.
     Бывшего бакиевского водителя Станислава Биряльмина, заверяет Тилек Чубаков, вживую даже ни разу не видел. Общался с ним по скайпу, по электронной почте и телефону. “Он вышел на меня через Гладышева, – рассказывает Чубаков, – интересы которого я защищал в судах. Однажды Гладышев попросил меня защищать интересы и его знакомого Биряльмина. Знали бы вы, с чем я столкнулся, защищая эти интересы – это целая эпопея! Его недвижимое имущество в Бишкеке распродавали абсолютно незнакомые Биряльмину люди – по поддельным доверенностям. Подставные покупатели ставили свои подписи. И в этой цепочке всплывали весьма высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов, прикрывавшие эти сделки…”
     “В конце июля 2011 года, – продолжает Тилек Чубаков, – мне позвонил Гладышев, очень подавленный. Сколько помню, он всегда жаловался: “Я никаких законов не нарушал, всегда платил налоги, почему я должен за всех страдать?”. Насчёт того, что его разыскивают, говорил уклончиво: есть проблемы – и с кыргызской властью, и с “чёрными”, с уголовниками. А тут сообщил, что в Москве с ним встретился Санжар Сапарбеков – тот самый друг Максима Бакиева, который находится в розыске за убийство Садыркулова…
     Сначала, сказал Гладышев, ему звонил Алексей Елисеев, угрожал. Потом его нашёл этот Санжар, приказал Гладышеву: “Выпиши генеральную доверенность на моего человека, если хочешь, чтобы с твоей семьёй всё было нормально”, – а семья в тот момент находилась в Бишкеке. Гладышев выписал – и отменил все наши договорённости. Потом снова звонит: “Нет, я пойду до конца”. По совету юристов он сходил к тому же нотариусу, оформил отзыв доверенности и прислал мне, чтобы я пресёк все незаконные сделки. Через день звонит мне – кто бы вы думали? – сам Санжар Сапарбеков. Настоятельно советует отказаться от защиты интересов Гладышева. Разговаривает осторожно, предполагая, видимо, что я буду разговор записывать. “Всё может поменяться, – говорил он уклончиво, – а мы люди серьёзные”.
     Позже выяснилось, что “человек Санжара” в Бишкеке  задним числом всё-таки продал всё имущество Гладышева. А это – акции банка, участки, недвижимость. За сколько, вы бы думали, продал? Всего лишь за100 тысяч сомов. Уверен, что продажа была фиктивной – имущество перешло в руки людей Максима Бакиева. Вот на меня налепили ярлык “максимовского человека”… А самые настоящие друзья Максима, работавшие с ним, совершенно спокойно живут в Бишкеке. Они мне в открытую угрожали: “Не защищай Гладышева, отдай его имущество”.
     “Свои обязательства перед Гладышевым и Биряльминым я уже выполнил – и никакого преступления в этом не вижу, – заключает Тилек Чубаков. – И буду биться до конца в суде по моему уголовному делу, чтобы защитить своё доброе имя. Ничего противозаконного я не сделал и делать не собираюсь. И отвечать за чужое – тоже”.
     11 октября в Первомайском районном суде возобновится судебный процесс над Тилеком Чубаковым, Арсеном Мияровым, бывшим заместителем директора фирмы “Комсвязь”, и Канатом Айтматовым (последние обвиняются лишь в подделке документов). Есть надежда, что суд поставит точку в этом запутанном уголовном деле. И примет справедливое решение.

Оставьте комментарий