Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

ОЧЕРЕДНАЯ ЗАТЕЯ ВОКРУГ “КУМТОРА”…

20.09.2012
Просмотров: 1

alt 

    В декабре компания “Кумтор” отметит 20-летний юбилей своей деятельности в Кыргызстане. Но то, что происходит сейчас вокруг этой компании, поводов для радости не вызывает –  она оказалась в  эпицентре   череды политических скандалов. Всё чаще складывается впечатление, что “Кумтор” –    лишь  козырная карта  в крупной  и азартной игре  за усиление политического веса отдельных депутатов парламента.

     Так ли это? И чем в конечном счёте аукнется Кыргызстану непрестанное сотрясание воздуха вокруг главного инвестора страны, а также о том, что происходит, когда  виртуальные парламентские игры выплёскиваются за пределы здания Жогорку Кенеша,  оказывая непосредственное влияние на реальную экономику, – сегодняшний наш разговор.

“ТОРПЕДЫ” БЬЮТ ПО ПРАВИЛАМ

Марс Сариев, политолог:
     – Урон экономике Кыргызстана от популистских решений  парламента и правительства по “Кумтору” очевиден и огромен. На момент начала работы комиссии депутата Садыра Жапарова стоимость кыргызстанского пакета акций в пределах 1,4 – 1,5 миллиарда долларов. Только с 19 по 22 июня – период слушаний по “Кумтору” в парламенте – падение составило 30%. Сейчас стоимость пакета акций Кыргызстана составляет 623 миллиона долларов. Каким бы ни был “Кумтор”, если у парламента и правительства есть к нему претензии, их надо разрешать либо в процессе переговоров, либо в судах. Так принято в любой стране, претендующей на звание цивилизованной и демократической. Сиюминутные интересы политических групп серьёзно подрубили Кыргызстану не только доходы с “Кумтора”, но и весь инвестиционный климат в целом.
     Доказательством борьбы интересов политических групп может служить сорванный недавно аукцион по 12 месторождениям. Людей, вломившихся в студию ОТРК, использовали в качестве “торпед”. Им сказали, что все 12  месторождений выставляются для разработки, а это далеко не так. Для разработки предназначалось только 2 месторождения – угольное и золоторудное. Все остальные предназначались для геологоразведки. Ещё со времен Акаева на выдаче лицензий “кормились” и “кормятся” многие силы, которым такая прозрачность в проведении аукционов и тендеров как раз невыгодна.
     Теперь каждый, кто хотел бы вложить в нашу страну свои деньги, видит, что как только приходит какая-то новая власть, она сразу же начинает менять правила игры. Чиновники, поставленные, по идее, на то, чтобы иностранные инвестиции были не только в безопасности, но и множились, начинают требовать с инвестора “шапки” и “откаты” – пресловутые 10%. И ладно бы “Кумтор” был единичным случаем. Вспомнить хотя бы, что из-за жадности наших чиновников – во времена Акаева – в Кыргызстане не захотели работать южнокорейские компании Daewoo-Auto и Gold Star – будущая LG Electronics. Daewoo-Auto перешёл в Узбекистан и буквально завалил юг Кыргызстана недорогими автомобилями. 
     Существует здесь и ещё одна опасность. Если продолжать дестабилизировать ситуацию с “Кумтором” и далее, против Кыргызстана могут ополчиться все транснациональные корпорации. Что мы сможем сделать против них, если они “свалили” даже такое богатое и вполне благополучное в экономическом плане государство, как Ливия? Чтобы тягаться с ТНК, у сегодняшнего Кыргызстана нет ни денег, ни возможностей. Причём применять для захвата Кыргызстана военную силу им даже не понадобится – они просто купят нашу страну, и всё. Наш внешний долг – всего 0,01 процента совокупного дохода ТНК, если не меньше.

КАК АУКНЕТСЯ, ТАК И ОТКЛИКНЕТСЯ

Игорь Шестаков, независимый эксперт, журналист:
     – “Кумтор” является флагманом экономики Кыргызстана, и от успешной реализации этого проекта во многом зависит исполнение госбюджета, в котором и так уже имеется брешь почти в 23 миллиарда сомов. Почти 99% золоторудных запасов республики ежегодно добывается на “Кумторе”. Поэтому мы говорим: “Кумтор”, а фактически подразумеваем всю горнодобывающую отрасль страны. Поэтому на бюджете страны проблемы рудника отражаются моментально. К примеру, когда  в первом квартале этого года там был спад в производстве, в том числе – и в связи с забастовкой, тут же падение ВВП произошло  на 12.5%. Помимо республиканского бюджета, разработчики “Кумтора” ежегодно выделяют  суммы, которые исчисляются десятками  миллионов   долларов на социально-экономическую поддержку Иссык-Кульской области. Отсюда – и строительство в регионе новых школ, и существенная поддержка медицинских объектов. У госорганов на эти цели денег, как всегда, не хватает.  Месторождение обеспечивает работой более 3 тысяч кыргызстанцев, гарантируя им высокие заработки. Для страны, где уровень официальной безработицы превышает 60 процентов, это – внушительный показатель.
     Важным аспектом является и то, что ежегодно вкладываются инвестиции в разработку месторождения, а в целом – во всю горнодобывающую отрасль Кыргызстана. Она – отрасль – хоть и является стратегической, но реально парламент и правительство инвесторов поддерживают только на словах. Поэтому, за исключением “Кумтора”, разработка остальных месторождений ведётся в “спящем” режиме. В этой связи дестабилизация работ на “Кумторе” сразу обернётся для Кыргызстана социально-экономической  катастрофой.
     Недавнее громкое разбирательство в Жогорку Кенеше по поводу “Кумтора” ещё раз продемонстрировало, что инвестор, несмотря на подписанные и заключённые с государством соглашения, в Кыргызстане абсолютно бесправен.  Получается, что любой депутатской комиссии,  по большому счёту, плевать на закреплённые подписями и печатями соглашения. Депутаты могут спокойно  объявить подписанные ранее на уровне президента и премьер-министра договоры и обязательства недействительными. Эта порочная практика в отношении не только “Кумтора”, а и других крупных компаний существует в республике не один десяток лет.
     Если  глава парламентской комиссии  Садыр Жапаров  с трибуны Жогорку Кенеша заявляет, что “проект “Кумтор” – это международная афера, поэтому руководство этой компании должно сесть за решётку”,  то в таком случае о каком имидже может вообще идти речь? Причем, делая громкие заявления о национализации “Кумтора”, реальных и подтверждённых международным аудитом фактов парламентская комиссия не предъявляет. Она действует по элементарному принципу: раз есть инвестор, значит, он обязательно в чём-то должен быть виновен.  Итог парламентских  дебатов  вполне логичен: пакет акций Кыргызстана в “Центтере голд. инк” подешевел более чем на 800 миллионов долларов. А согласно статистике, за последние три года сумма инвестиционных средств постоянно сокращается. 
     О каких интересах государства в этих условиях можно говорить? За всяческими акциями, которые мы не раз могли наблюдать – по перекрытию трасс на “Кумтор”, например, стоят определённые люди как на региональном, так и на республиканском уровне. Ни для кого это не является секретом. Действия так называемых общественников пресекаются крайне редко, и непонятно, кто за них несёт ответственность. Кто-то захотел – и перекрыл трассу или разгромил офисы компаний, или сорвал аукцион, до смерти напугав зарубежных предпринимателей. Правительство и Жогорку Кенеш в данном случае выступают в роли пассивных наблюдателей либо создают комиссию для проверок инвесторов.  Кто после всего этого захочет приходить к нам  и вкладывать средства?
     Одним словом, как государство относится к инвесторам, так и инвесторы относятся к государству.

КОГО РЕШИЛИ ОБОБРАТЬ?

Марат Ибраев, эксперт по инвестициям частной компании:
     – В общем, создание различных комиссий от Жогорку Кенеша и правительства и их работа зачастую имеют задачу обосновать какую-либо цель, которую уже преследует или поставила себе группа лиц, облечённых властью.
     Безусловно, были определённые нарушения и ущемление интересов КР с самого начала проекта – в  1992 году. Но их не было бы, не будь государственная власть и её самые высокие представители лично заинтересованы в этом, а сама система государственного  управления была бы более-менее нормальной и эффективной. В настоящий момент “Центерра Голд”,  которая, являясь конечным “бенефициарием” по разработке золотоносных месторождений что в КР, Монголии, РФ и Турции, является публичной компанией. Она принадлежит широкому кругу инвесторов, где КР владеет 33% акций. Но остальные-то 67% – зарубежные инвесторы, среди которых есть даже государственный пенсионный фонд Норвегии.
     В связи с этим абсолютно непонятны действия и заверения правительства КР. С кем они собрались судиться в части ущемлённых интересов республики? Если с этим кругом акционеров, то при чём тут они? Тем более в соглашениях с Кыргызской Республикой чётко указано: если есть претензии, то есть определённый арбитр и ссылка на  принципы международного арбитража. Не кажется ли в этом случае, что поезд ушёл и надо искать виновных у себя, среди знакомых всем лиц? К сожалению, наши высокие чиновники из-за вечной текучки и бестолковой загрузки не читают объёмных документов свыше 5 страниц, а надо бы всем, включая Министерство экономики, хоть раз прочитать от начала до конца пакет соглашений от 2009 года по проекту “Кумтор”. Возможно, тогда бы снизилось количество непродуманных заявлений и мнений.

ОТ ОБЩЕГО – К ЧАСТНОМУ

Виктор Ротенберг, инвестиционный аналитик компании East Markets and Investments, Цюрих, Швейцария:
     – В настоящий момент наблюдаются кризисные моменты во всех экономиках. В крупных экономиках, например в ЕС и США, они связаны с уровнем долга государственного сектора и наличием вялого экономического роста. Также настораживают тенденции на развивающихся рынках – в части качества экономического роста и его стабильности. В первую очередь это касается Китая и Индии. Крупные корпорации и компании, в особенности в финансовом секторе, предпочитают перестройку своих балансов путём снижения левеража (долгов) и аккумулирования денежных средств в виде наличности или государственных ценных бумаг США и Германии. И чем выше негативность этих процессов, тем ниже склонность к рискам и разворачиванию проектов в развивающихся странах на фоне снижения предрасположенности к рискам в кредитовании и инвестировании международных банковских и кредитных учреждений. То есть проекты в развивающихся странах должны иметь – наряду с высокими перспективами роста и рентабельности – относительно низкий уровень риска или, по крайней мере, прогнозируемый и соответственно снижаемый (контролируемый) уровень риска.
     Что касается стран СНГ и других республик бывшего СССР, то ни одна из них не может казаться в полной мере привлекательной и стабильной с точки зрения политических процессов и регуляций со стороны государства.
     Что касается конкретно Кыргызстана, то с точки зрения западных инвесторов страна нестабильна, с неустоявшимися политическими процессами, где часты революции и перевороты. Причём весь спектр регулирования постоянно нестабилен – налоговая, регулятивная (лицензионная) и прочие составляющие. Наглядным для крупного бизнеса является отношение к крупным инвестициям проекта “Кумтор”. Складывается впечатление, что инвесторов, особенно крупных, в секторе добычи полезных ископаемых власти воспринимают как дойных коров и при каждой возможности пытаются торговаться, принуждать менять условия инвестиций и увеличивать различные отчисления и налоги. При таком отношении каждый нормальный инвестор трижды подумает о целесообразности инвестиций.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

     Для того чтобы с государством кто-то имел дело, ему надо сначала выработать твёрдые гарантии. Инвестор – и действующий, и потенциальный – должен чётко знать, почему он должен вкладывать деньги именно в Кыргызстан, а не в какую-либо другую страну. Например, в Китай, где инвестор в период становления бизнеса вообще освобождён от каких-либо проверок. Там действуют механизмы субсидирования ставок по многим налоговым сборам в зависимости от отрасли, в которой работает инвестиционный проект. Кроме того, в Китае действует целая система скидок по арендным и инфраструктурным платежам. Кстати, такие же правила успешно задействованы в системе налогообложения Индии и Бразилии. А если государство не может обеспечить даже не такие преференции, а элементарную защиту, встаёт вопрос о компетентности самого государства. Можно устраивать сколько угодно “бизнес-форумов” и расхваливать страну, как девицу на выданье. Но бизнесмены такие люди, что всегда смотрят не на слова, а на дела. У тех, кто верит словам, жизнь в бизнесе заканчивается очень быстро.
     Конечно, не исключено, что на деле власти Кыргызстана не видят необходимости в существенном улучшении инвестиционного климата. Но тогда стоит ли на каждом углу говорить о том, что Кыргызстан – рай для инвестора? Во всяком случае, значительная часть экспертов критикует тот момент, что наши институты защиты собственности – с точки зрения правоприменения – нестабильны и нечётки. Хотя формально законодательство неплохое. Но стоит спуститься на уровень регионов, видно, как пышным цветом расцветают и рейдерские захваты, и попытки бюрократии контролировать или даже захватить бизнес. А значит, необходимо найти разумный компромисс, но главное – увеличить доверие между добросовестными чиновниками и добросовестными инвесторами. Все эти претензии и разбирательства сильно подорвали доверие инвесторов к чиновникам.
     Строго говоря, отношения между государством и капиталом – неважно, из какой страны он прибыл – это постоянный компромисс. По сути, мы видим следующую картину: иностранные бизнесмены хотят вложить сюда деньги, создать рабочие места и выпускать нужную всем продукцию. На примере “Кумтора” – золото, которое будет в цене всегда. Что нужно в этом случае нам? Даже не золото и прочее как таковое. Сейчас в мире идёт ожесточённая борьба за иностранные инвестиции, потому что время “длинных” и “дешёвых” кредитов прошло. Поэтому нам нужно не остаться за бортом этого процесса, а попасть хотя бы в первый “ТОП-50”, пусть даже и с конца. Вот это и есть наш геостратегический интерес на сегодняшний день. 

материалы подготовил
Эркин СУЛТАНБЕКОВ
Инвесторы боятся, народ не верит…

     “Скопилось это, такая на сегодняшний день болезнь, это проблема, что народ не доверяет, инвесторы боятся, а государству нужно развиваться”, – сказал Tazabek 11 сентября министр экономики Темир Сариев, комментируя недавний срыв аукциона представителями общественных объединений.
     Причину такого поведения Т.Сариев назвал “кумторовским синдромом”. “У населения долгое время не было возможности получать достоверную информацию. А раз оно информацию не получает, идет недоверие, тем более, что в своё  время некоторые руководители  и  приближённые подтверждали сомнение людей, выдавая лицензии за 300 сомов, а потом перепродавая за несколько десятков млн долларов”, – сказал Т.Сариев.
     Поэтому правительство внесло изменения в законодательство о недропользовании. Сейчас принят новый закон о недрах, где достаточно открыто и прозрачно предлагаются механизмы, пояснил министр.
     В соответствии с новым законодательством, будут проводиться аукционы или конкурсы, за участие в которых взимается плата. “Это делалось для того, чтобы, во-первых, показать открытость и прозрачность. Во-вторых, продемонстрировать, что это идёт за оплату, что государство получает это в виде бонусов, а потом в дальнейшем  будет получать в виде налогов, и, в-третьих, вызвать доверие у народа. И когда доверие появится, я думаю, уже будет легче”, – сказал он.

дорогая проверка

     Кыргызстан уже выплатил зарубежным компаниям, проверяющим “Кумтор”, более 300 тысяч долларов. Об этом на заседании комиссии по проверке “Кумтора” сообщил глава Госфиннадзора Юруслан Тойчубеков.
     “Мы закончили тендер и выбрали аудиторские компании “Мушкат офис” и “Барлеф”, с которыми 24 августа 2012 года заключили договоры, – сказал он. – Перед началом работы мы должны выплатить 50 процентов гонорара за работу, а после погасить оставшуюся часть – сначала 20, а потом по 10 процентов, и мы уже уплатили компании “Барлеф” 118 тысяч долларов”, – пояснил глава Госфиннадзора.
     С компанией “Мушкат офис” договор составлен на $190 тысяч. Компании уже приступили к работе.

Оставьте комментарий