Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

Семейный подряд клана Жапаровых живёт и процветает

16.10.2014
Просмотров: 4

Чем закончились громкие разбирательства вокруг семейства, некогда очень влиятельного в Кыргызстане? А вот чем.

РАЗГРОМ ШАХТЫ УВЕНЧАЛСЯ ТРАГЕДИЕЙ

Вспомнить о бывшем депутате парламента Садыре Жапарове заставила трагедия.

5 октября четверо спасателей мобильного горноспасательного взвода Министерства чрезвычайных ситуаций КР отправились обследовать угольную шахту “Жыргалан”, что в Ак-Суйском районе Иссык-Кульской области. И не вернулись. Коллеги-эмчеэсники начали их поиски. Все четверо спасателей, как оказалось, находясь в вентиляционном штреке (тоннеле) шахты, сорвались и упали на глубину 40 метров.

Погибли двое – 40-летний прапорщик Нурлан Шамилов, временно исполнявший обязанности командира взвода, отец двоих детей, и 24-летний сержант Каныбек Байсынов, командир отделения, отец одного ребёнка. Оба – жители шахтёрского посёлка, который так и называется – Шахта Жыргалан.

Ещё двое военнослужащих МЧС – 23-летний Эрмек Жалманбетов и 24-летний Мирбек Калканов (тоже местные жители) – остались живы, но их пришлось госпитализировать.

В шахтёрский посёлок выехала специальная комиссия. По её предварительному заключению, спасатели отравились угарным газом.

Угарный газ (оксид углерода) – нередкое явление в шахтах. Не имеет цвета, вкуса и запаха. Очень ядовит. Человек, находящийся в помещении (в частности в шахте), где концентрация угарного газа составляет 0,1 процента, до 1 часа, теряет сознание. Если же концентрация составляет 0,5 процента, то хватит и получаса, чтобы получить смертельное отравление.

Трагедий могло быть и больше, если бы на месте спасателей оказались шахтёры. Дело в том, что уже в ближайшие дни должно было произойти долгожданное (прежде всего для жителей посёлка) событие – шахту “Жыргалан”, простаивающую уже два года, наконец-то пообещали запустить. Стране – особенно накануне жёсткого энергетического кризиса – позарез нужен уголь. В связи с чем, как объявил на одном из заседаний республиканского штаба по подготовке к осенне-зимнему периоду вице-премьер Тайырбек Сарпашев, шахта вскоре вновь будет введена в эксплуатацию.

“А при чём же здесь экс-депутат Садыр Жапаров?” – спросит забывчивый читатель. При том, напомним, что шахту “Жыргалан” в своё время приватизировал он. И разрушил… И шахту. И жизнь в шахтёрском посёлке, большинство жителей которого превратились в безработных, кормящихся лишь за счёт пенсий своих стариков.

Семейный подряд на уничтожение– под таким заголовком в марте этого года наша газета опубликовала репортаж-расследование о ситуации вокруг шахты “Жыргалан”. Эта публикация потрясла многих наших читателей – включая, как нам стало известно, и весьма высокопоставленных чиновников. В посёлок Шахта Жыргалан наш корреспондент отправился по просьбе его жителей, доведённых до отчаяния. И лично убедился, до какого плачевного состояния можно довести некогда процветавший уголок Кыргызстана бездарным управлением и алчностью.

Шахту “Жыргалан” ввели в эксплуатацию в далёком 1959 году. Она начала выдавать в год по 80-100 тысяч тонн угля. Кстати, сегодня, полвека спустя, запасы “Жыргалана” ещё оцениваются в 18 миллионов тонн угля. Причём угля высококачественного – марки “Д” (примерно такого же качества шебаркульский уголь, очень популярный у кыргызстанцев).

Если бы шахта “Жыргалан” работала и развивалась, то, по оценке специалистов, она сегодня могла бы обеспечить углём, как минимум, всю Иссык-Кульскую область.

Во времена СССР посёлок Жыргалан процветал. Его жители до сих пор с ностальгией вспоминают про московское обеспечение здешних магазинов – цветные телевизоры, японские магнитофоны, чешские гарнитуры, невиданные тогда даже в столице республики. Про свежие фрукты и овощи, которые жыргаланцы ели круглый год (хотя здесь, на высоте 2400 метров над уровнем моря, где зима длится порой 9 месяцев, ничего, кроме картошки, не растёт). С тоской вспоминают и про путёвки в престижные санатории, про бурное строительство в посёлке жилых домов с центральным отоплением, канализацией и горячей водой, школы, детского сада…

После распада СССР – в 1996 году – шахта “Жыргалан” была преобразована в акционерное общество и частично приватизирована. Государственный пакет акций составил 71 процент, остальные акции были безвозмездно переданы коллективу шахты (небольшая часть) и распроданы.

А в июле 2007 года на шахте появился новый хозяин – Садыр Жапаров, в ту пору – депутат парламента. Вскоре, в октябре 2007-го, президент Бакиев досрочно распустил Жогорку Кенеш. А в декабре назначил Садыра Жапарова своим советником на общественных началах. В 2008 году Садыр Жапаров ещё и возглавил Национальное агентство КР по предупреждению коррупции. Что явно свидетельствует о том, что в окружении Курманбека Бакиева Садыр был человеком не последним.

Формально владельцем шахты стал его старший брат – Сабыр Жапаров. Коммерческий конкурс по продаже 71 процента государственных акций предприятия, проходивший в городе Чолпон-Ате, выиграла его фирма. Но, по свидетельству жыргаланцев, в качестве хозяина в посёлок в августе 2007 года – как раз в День шахтёра – приехал в сопровождении своих родственников именно депутат Садыр Жапаров.

Семье Жапаровых шахта со всем своим недвижимым и движимым имуществом досталась всего лишь за 12 миллионов сомов. В 2006 году, накануне выставления госпакета акций на продажу, была произведена оценка его рыночной стоимости. Частный оценщик, нанятый Фондом госимущества, признал деятельность шахты “абсолютно не эффективной” и оценил стоимость госпакета без малого в 30 миллионов сомов. Но в том же году на шахте провели инвентаризацию и списали основные средства почти на 8 миллионов сомов. Законно или нет списали – этого оценщик почему-то не проверил. Короче, к моменту продажи госпакета акций их стоимость, по мнению оценщика, составляла всего лишь 10 миллионов 683 тысячи сомов.

Так что, получалось, семья Жапаровых ещё и “облагодетельствовала” государство, заплатив за шахту чуть больше.

Вот только жыргаланские шахтёры и их семьи облагодетельствованными себя не почувствовали.

– Нас “кинули” дважды, – с горечью рассказывали они нашему корреспонденту. – В первый раз, когда продали шахту в частные руки. Оказалось, что Жапаровы ничего не смыслят в горнорудном деле и не могут сами наладить производство. Тогда они отдали нас китайцам. Те никаких технологий не соблюдали и вообще привели шахту к катастрофе!

Некие китайские инвесторы, которых пригласили братья Жапаровы, привели с собой на шахту китайских рабочих. Те постепенно вытеснили с неё местных специалистов – в том числе высококвалифицированных. Кыргызские шахтёры в лучшем случае были у китайцев на подхвате – принести балку, укрепить грунт. При этом получали приезжие гастарбайтеры зарплату в 3-4 раза больше, чем кадровые кыргызские горняки. По словам жыргаланцев, цель у китайцев была одна – побольше и побыстрее добыть угля. А что будет с шахтой, их не интересовало. Вся техника, которую завезли китайцы, по мнению кыргызских шахтёров, привыкших работать на советском оборудовании, была одноразовой, халтурной и быстро ломалась.

В итоге в сентябре 2012 года на шахте случился пожар. После чего вся работа на ней окончательно остановилась. Шахту стало затапливать водой. Жыргаланцы, не получая за это никакой зарплаты, сами стали по очереди приходить на шахту и посменно по 6 часов откачивать воду. Чтобы шахта, на которой они всё ещё мечтали когда-нибудь поработать, не погибла окончательно.

Кстати, именно с этими китайцами, как утверждает народная молва, была на самом деле связана бурная парламентско-митинговая деятельность Садыра Жапарова по дискредитации проекта “Кумтор”. Будто бы задолжал он китайцам 7 миллионов долларов, которые те вложили в шахту “Жыргалан”. Инвесторы якобы пообещали долг простить, если Садыр Жапаров изгонит с Кумтора канадцев, чтобы на их место пришли китайцы. Эта версия давно уже кочует по кыргызским СМИ, услышал её наш корреспондент и от шахтёров. Верить ей или нет, жыргаланцы не знают.

“РЕВОЛЮЦИОНЕР” ОКОПАЛСЯ В МИНСКЕ

В апреле 2013 года Счётная палата Кыргызстана по просьбе Госкомитета национальной безопасности КР провела аудит деятельности ОАО “Шахта “Жыргалан”, особенно интересуясь фактом получения этим предприятием денег из бюджета. Ещё до покупки шахты братьями Жапаровыми – с 2002-го по 2005 год – предприятию, которое в ту пору имело статус государственного акционерного общества, из республиканского бюджета выделили на безвозвратной основе в общей сложности 22 миллиона 400 тысяч сомов.

Были ли эти немалые деньги израсходованы по целевому назначению? Это, признала Счётная палата, установить невозможно. В частности потому, что в июне 2012 года комиссия во главе с генеральным директором ОАО Базарбаем Чикматовым списала и уничтожила “в связи с истечением срока хранения”   предприятия за 1990-2005 годы, в том числе и кассовые документы.

Но на один вопрос спецслужбы Счётная палата дала совершенно чёткий ответ. Потери госбюджета при продаже госпакета акций ОАО “Шахта Жыргалан” составили 22,4 миллиона сомов, те самые. Поскольку акционерное общество (основным акционером которого было государство) не увеличило уставной капитал и не выпустило дополнительные акции, – хотя именно на таких условиях правительство давало ему деньги.

Этот вывод Счётной палаты лишь подтвердил мнение Антикоррупционной службы ГКНБ о том, что приватизация шахты проходила нечисто. Ещё за полгода до этого – в октябре 2012 года – чекисты возбудили уголовное дело по статьям Уголовного кодекса “Злоупотребление должностным положением”, “Незаконное использование служебного положения при осуществлении приватизации, налоговой, таможенной или лицензионной деятельности”, “Злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций”. В качестве фигурантов этого дела сразу были обозначены  руководство Фонда по управлению госимуществом и руководство ОАО “Шахта “Жыргалан”.

Генеральным директором ОАО был тогда Нарынбек Байсаков. На его место затем пришёл Сабыр Жапаров, но, что любопытно, Байсаков до сих пор почему-то числится руководителем предприятия в базе данных юридических лиц Министерства юстиции. Спят минюстовцы, что ли?

А Фонд по управлению госимуществом, а затем и Государственный комитет по госимуществу в течение нескольких лет возглавлял Турсун Турдумамбетов. Что примечательно, как раз в те октябрьские дни 2012 года, когда появилось уголовное дело по шахте “Жыргалан”, Т. Турдумамбетова и его заместителя А. Иманалиева по подозрению в злоупотреблении должностным положением задержала Генпрокуратура и поместила в ИВС ГУВД Бишкека. По совсем другому уголовному делу – о незаконной приватизации здания бывшего детского сада на бишкекской улице Киевской Максимом Бакиевым.

За незаконный захват этого здания после апрельской революции, напомним, был впоследствии осуждён на 9 лет лишения свободы Эльдар Мадылбеков – сын депутата Турата Мадылбекова. Чуть было не оказался на скамье подсудимых и наш основной персонаж Садыр Жапаров, купивший и перепродавший это здание. Генпрокуратура уже готова была предъявить ему обвинение в соучастии в мошенничестве, но депутаты Жогорку Кенеша не дали своего согласия на привлечение коллеги С. Жапарова к уголовной ответственности.

Материалы в отношении чиновников Госкомимущества выделены были в отдельное производство. В итоге уголовное дело Турсуна Турдумамбетова так и засохло – по неизвестным нам причинам.

Нужно заметить, Турдумамбетову просто феноменально везло. После апрельской революции он стал фигурантом сразу нескольких уголовных дел по приватизации в бакиевский период. Но из всех этих дел Турсун Турдумамбетов благополучно выкрутился. По одному из них – о незаконной приватизации “Северэлектро” – суд его оправдал. После чего – в конце 2011 года – в некоторых СМИ стали даже появляться сенсационные сообщения, что Турдумамбетов может… вновь возглавить Фонд по управлению госимуществом! Как возглавлял его и при Акаеве, и при Бакиеве.

Прошло уже два года после возбуждения уголовного дела по приватизации шахты “Жыргалан”, но до суда оно так и не дошло. И в каком состоянии пребывает сейчас, даже не известно. До сих пор обвинения не предъявлены никому. Турсун Турдумамбетов, во всяком случае, находится на свободе – его время от времени видят на улицах и базарах Бишкека.

Садыр Жапаров, напомним, всё же лишился депутатской неприкосновенности. Поскольку вляпался – вместе со своими коллегами по фракции “Ата-Журт” Талантом Мамытовым и Камчыбеком Ташиевым – в другое нашумевшее уголовное дело – о призывах к захвату власти на антикумторовском митинге на столичной площади Ала-Тоо. Все трое в итоге отделались символическими наказаниями, но в августе 2013 года Центризбирком лишил их депутатских мандатов – как судимых.

Многие в Кыргызстане замерли, ожидая нового ареста Садыра Жапарова. Уже по истории с покупкой и перепродажей упомянутого выше здания по ул. Киевской. Ведь генпрокурор Аида Салянова в своё время высказалась весьма недвусмысленно: не беда, мол, что парламент не стал лишать Жапарова иммунитета – обвинение мы ему предъявим сразу же, как только окончатся его депутатские полномочия.

Но этого почему-то не произошло. И вскоре – в начале октября 2013 года – Садыр Жапаров исчез из Кыргызстана. При весьма любопытных обстоятельствах.

7 октября 2013 года в иссык-кульском облцентре Караколе состоялся очередной организованный Садыром Жапаровым антикумторовский митинг. Он перерос в беспорядки, сопровождавшиеся попыткой штурма здания обладминистрации и захватом в заложники губернатора Эмилбека Каптагаева. Автомашина, в которой захватчики держали чиновника, как позже выяснилось, была оформлена на одну из сестёр С. Жапарова – Салтанат Жапарову. Беспорядки милиция подавила, их организаторов и активных участников задержала.

Сам же Садыр Жапаров выехал из Кыргызстана ещё за два дня до митинга – 5 октября. Затем след его потерялся. А нашёлся лишь через два дня после митинга – 9 октября. В тот день экс-депутат вылетел из Алматы в Москву. Откуда вечером на поезде выехал в Минск.

Через некоторое время Садыр Жапаров стал по телефону раздавать интервью, поведав кыргызстанцам весьма трогательную причину своего отъезда. По его словам, уехал он вместе со своим младшим братом Доолотбеком, которому срочно нужна хирургическая операция по пересадке почки. А он, Садыр, собирается выступить донором – отдать брату свою почку. Операцию будто бы должны делать в Турции. При чём же тогда столица Беларуси, Жапаров так и не объяснил.

На днях Садыр Жапаров вновь напомнил о себе – дал одной из кыргызоязычных газет интервью. Весьма путаное… Экс-депутат ровно год спустя (!) снова стал объяснять своё отсутствие на родине болезнью брата: “Сами знаете, ему нужно было пересадить почку. Всё это подошло к концу, он сейчас находится на реабилитации в Турции. Как только он будет в порядке, мы вернёмся в Кыргызстан”.

Затронули собеседники в этом интервью и политические вопросы. Рассуждая о том, кто виноват в нынешнем незавидном состоянии партии “Ата-Журт”, Садыр Жапаров неожиданно перевёл стрелки на видного сопартийца: “Во многом нужно винить Ахматбека Келдибекова. Я пишу книгу, в которой указал, какие он допустил ошибки. Если моя книга будет опубликована, то многие тайны станут явью. Раскрою много секретов”, – попытался заинтриговать будущих читателей путешественник Жапаров. Ну и, разумеется, привычно стал клеймить кыргызскую власть. Видимо, не отдавая себе отчёта в том, что из ЕГО уст эти обвинения ничего, кроме смеха, не вызовут.

О своём местопребывании Садыр Жапаров, кстати, так и не сказал. Хотя известно, что он по-прежнему находится в Минске. Городе, который в сознании кыргызстанцев уже давно и прочно воспринимается как гнездо беглых Бакиевых.

Вернёмся, впрочем, на шахту “Жыргалан”.

Садыр Жапаров.

ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР ОТОРВАЛСЯ ОТ РЕАЛЬНОСТИ

Наша мартовская публикация, как уже говорилось, “зацепила” некоторых высокопоставленных чиновников. В верхах пошли разговоры о том, что надо вернуть жизнь в шахтёрский посёлок и помочь его бедствующим жителям. Национализировать шахту вряд ли получится, но… Но что-то с ней надо делать.
И в течение года тема шахты “Жыргалан” время от времени всплывала в чиновничьих разговорах.

В конце июля полпред правительства в Иссык-Кульской области Эмилбек Каптагаев на заседании правительства сообщил приятную новость: шахтой “Жыргалан” заинтересовались инвесторы из Индии, они готовы вложить деньги и возобновить работу шахты, идут переговоры.

Вскоре, в августе, на международном экономическом форуме “Иссык-Куль-2014” в Чолпон-Ате инвестиционные возможности шахты стал рекламировать аким Ак-Суйского района Жолдошбек Байсеитов.  “Из-за простоя предприятия, – говорил он, – 140 семей села Жыргалан уже второй год остаются без работы. За этот период местный бюджет, Налоговая инспекция, Соцфонд недополучили более 10 миллионов сомов. При правильном инвестировании шахта могла бы  создать все условия для того, чтобы наш регион вышел в лидирующие отрасли промышленности”.

И вот наконец вице-премьер Тайырбек Сарпашев объявил: шахта скоро заработает! “Наша рабочая группа ознакомилась с ходом работы на угольном месторождении. Шахта в октябре будет введена в эксплуатацию” – заверил он.

Неужели на “Жыргалане” появился новый хозяин? Ещё в начале этого года, кстати, комиссия Госгеологоагентства по вопросам лицензирования недропользования приостановила действие лицензии, которая братьям Жапаровым в своё время была выдана до 2015 года.

–  Никто ни у кого лицензию так и не забрал, – рассказывает по телефону один из ветеранов-шахтёров “Жыргалана”. – Владельцем шахты по-прежнему остаётся Сабыр Жапаров. В середине августа он у нас в посёлке появился. С ним парень молодой, новый директор – Нурбек Шалтаков, племянник бывшего спикера… как же его? Вспомнил – Чолпонбаева Мукара Шалтаковича. С ним Сабыр Жапаров какой-то договор заключил – об аренде шахты, что ли. До мая 2015 года, когда у Жапарова лицензия заканчивается.

– Почему вице-премьер Сарпашев такое пообещал, не понимаю, – продолжает наш собеседник. – Он просто не знает положения на шахте. Никакой комиссии я не видел. Слышал, что Сарпашев приезжал, но с нами, старыми рабочими он не разговаривал. До запуска шахты ещё ой как далеко! Надо её очищать, восстанавливать, ремонтировать выработку, воду откачивать, вытаскивать из воды оборудование и сушить. Новый директор начал это делать в сентябре – и только до половины дошли. Шутка ли – два года шахта не работала. Никто её не вентилировал, застой газа произошёл. Из-за этого, скорее всего, ребята-эмчеэсовцы и погибли. Будь я прокурором, давно бы уже Жапаровых под суд отдал! Такое предприятие загубили! – возмущается шахтёр.

Итак, ситуация вокруг многострадальной шахты особо не изменилась. К прочим бедам ещё и человеческие жертвы прибавились.

СЕСТРА-БАНКИРША СБЕЖАЛА ПЕРЕД ПРИГОВОРОМ

К тому моменту, когда эта публикация увидит свет, возможно, уже будет оглашён приговор ещё одному представителю (точнее, представительнице) семейства Жапаровых – Райкуль Жапаровой. Правда, приговор этот будет заочным.


По любопытному совпадению, в июле 2007 года, когда её братья Садыр и Сабыр Жапаровы стали капиталистами-шахтовладельцами, Райкуль Жапарова тоже сделала головокружительную карьеру. Стала председателем правления инвестиционного банка “Иссык-Куль”, где до этого работала всего лишь главным бухгалтером. Банк к тому времени обрёл нового хозяина. По версии следствия, фактически владельцами стали банкир Михаил Надель и стоявший за ним Максим Бакиев.

Райкуль Жапарова оказалась на скамье подсудимых осенью 2012 года по громкому и масштабному уголовному делу о рейдерском захвате банка “Иссык-Куль” и его использовании командой Максима Бакиева для отмывания “грязных” денег. Как считает основатель банка Болот Байкожоев, проходящий по этому уголовному делу потерпевшим, выбор рейдеров на Райкуль Жапарову пал потому, что им нужен был во главе банка человек, обладавший ценной информацией о финансовом учреждении и ненавидевший лично его, Байкожоева. “До 2002 года Жапарова работала в “Иссык-Куле” главбухом, потом уволилась по собственному желанию. И я расстался с ней без сожаления. Со своими обязанностями она справлялась из рук вон плохо, – рассказывает Болот Байкожоев. – Райкуль Жапарова делала в банке всю грязную работу для Максима Бакиева и его компании”.

Это вялотекущее уголовное дело вначале рассматривал судья Свердловского райсуда Бишкека Мелис Абдухалыков. В апреле 2013 года он взял Райкуль Жапарову под стражу. Но вскоре, в мае, сам же её из СИЗО отпустил – защита представила справку, что у подсудимой маленький больной ребёнок, нуждающийся в уходе. Правда, как отмечает Байкожоев, в материалах уголовного дела есть данные о том, что Райкуль Жапарова 9 месяцев скрывалась от следствия, не очень-то заботясь о своём ребёнке.

В ноябре 2013 года Болот Байкожоев заявил отвод всему составу Свердловского райсуда, заподозрив его в предвзятости. Уголовное дело передали в Октябрьский районный суд столицы. Судебный процесс уже подошёл к финалу, когда подсудимая Жапарова, находившаяся под домашним арестом, вдруг… сбежала.

Причиной этого явно стала позиция гособвинения. 6 августа этого года прокурор попросил для Райкуль Жапаровой  25 лет лишения свободы. 15 августа подсудимая тоже выступила в прениях сторон. А на следующее судебное заседание уже не явилась.

Хотя судебный процесс уже тогда был в двух шагах от вынесения приговора, он не закончился до сих пор. По мнению потерпевшего Байкожоева, судья Таалайбек Абыкеев явно затягивает процесс. В течение двух месяцев суд всё пытался выяснить местонахождение сбежавшей подсудимой. По данным Генпрокуратуры, Райкуль Жапарова  выехала со всей своей семьёй в неизвестном направлении. А Государственная пограничная служба КР, по словам Байкожоева, представила справку о том, что авиационные и автомобильные пункты пропуска на кыргызской госгранице Жапарова и её домочадцы не пересекали. А железную дорогу кыргызстанские пограничники, дескать, не контролируют.

Потерпевший и гособвинение настаивают, чтобы приговор Райкуль Жапаровой был вынесен заочно. Тем более что, кроме неё, по уголовному делу проходят ещё 14 “заочников” – во главе с Максимом Бакиевым. “Очных” же подсудимых после бегства Р. Жапаровой осталось трое.

Следующее заседание долгоиграющего судебного процесса было назначено на 14 октября. Возможно, оно станет последним и увенчается оглашением приговора, о чём мы сообщим позже.

Впрочем, если ещё одна представительница клана Жапаровых и будет осуждена, большие неприятности ей в обозримом будущем вряд ли грозят. И вряд ли кто удивится, узнав, что бывшая банкирша тоже находится в Минске. Под крылышком пока ещё неуязвимых Бакиевых.

Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий