Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

“Школа жизни” для юных мерзавок

17.06.2015
Просмотров: 90

“Срочно нужно найти этих девушек!!! Беспредельные мужикообразные бабы! Кто знает пострадавшую??? Через неё найдём”.

Недавно появившаяся в Кыргызстане организация “Защитим детей” выложила в Интернет этот видеоролик с просьбой о максимальном распространении. До сих пор члены этого общества предполагали, что детей защищать надо от агрессивных взрослых, от всевозможных маньяков и педофилов. И вдруг на первый план вылезла совсем другая проблема и совсем другая потребность: детей впору защищать от самих же детей! Потому что то, что творят на наших улицах подростки, – у кого угодно вызывает приступы паники.

Сразу замечу: такие видео в социальных сетях периодически появляются. Если сказать, что раньше мы ничего подобного не видели, – значит сказать неправду. Видели мы и слышали, и знаем, что современные девочки-школьницы по уровню агрессивности намного превосходят ровесников-мальчиков. Знаем, что свои драки они снимают на мобильные телефоны, чтобы потом выложить это “кино” в Интернет и упиваться собственной крутизной.
Однако, во-первых, раньше мы видели в основном именно драки. Именно жестокие бои без правил – или “одна на одну”, или, что гораздо чаще, “на одну толпой”. С кровью, выдёргиванием волос, вываливанием жертвы в грязи и пыли.

Во-вторых, подобные видео обычно появлялись в соцсетях с периодичностью раз в полгода-год.

Теперь всё несколько иначе. По крайней мере два очень похожих ролика появились практически одновременно.

И показывают эти короткометражки не столько собственно драки, сколько кошмарное унижение. Несколько девчонок наслаждаются моральным издевательством над жертвой, получая от этого нескрываемое удовольствие. Теперь главное – не избить, не покалечить физически, а именно сломать морально. Что в подростковом возрасте, кстати, гораздо страшнее.

– Да, это так надо. Я уже за…сь за тобой бегать, ругаться, тратить свои нервы. Давай-давай, вставай на колени!

– Пацаны…

– Мне пох… на пацанов. Хочешь, пойдём в другое место. Ты ведь не пойдёшь?

– Бить меня будете…

– Не пойдёшь. Ну здесь людное место, давай-давай, вставай на колени. Давай-давай, милая моя! Ничего страшного. Посмотри на меня! Где твоё личико, б…? Посмотри на меня, б…, красавица, п…ц! Симпатичная, беленькая. Посмотри на камеру, скажи “привет” и всё.

– Пожалуйста! – сидящая на скамейке девочка закрывает лицо.

– Давай-давай! Прощения попросишь – и всё. Мы даже сохранять это не будем.

– Все смотрят…

– Пох… мне! Вставай! Я тебя сейчас так уе…!

На белые брюки сидящей выливают сок.

– Ой, у тебя белые, да? Ну ничего, я тебе потом помою. На колени, б…!

Девчонка медленно поднимается со скамейки и становится на колени. Сначала перед одной мучительницей, потом перед другой.

– Айдана, я больше не буду…

– До конца! Поцелуй ноги ещё, б…!

– Я не буду больше… Отвечаю!

– Смотри, если ты ещё мне напишешь, если ты мне ещё, с…, хоть позвонишь, без ничего я тебя оставлю. От твоего лица них… не останется. Ты так и так страшная, б…, ты ещё хуже будешь, поняла?

– Поняла…

– Точно не будешь? Прям точно-точно-точно?

Девчонку хватают за горло, волокут куда-то, она отчаянно сопротивляется. За кадром раздаётся мужской голос. Некто спрашивает, что здесь происходит.

– Я прощения попросила, – всхлипывает девочка в белых брюках. – Я попросила… А они бить меня хотят…

На этом видео обрывается.

Второй мини-фильм отличается только тем, что диалоги ведутся на кыргызском языке, перемежаясь отборными русскими матами. И в конце “провинившуюся”, исчерпав, видимо, словесные аргументы, жестоко бьют ногами по лицу.

“Что это за девочки? Откуда они? Какой класс, какая школа? Кто директор, учителя? Где вообще родители этих девочек?” – задаётся народ вопросами в комментариях.

“Да какие это девочки?! – возмущаются многие. – Давайте уж называть всё своими именами. Это – не девочки, это самые настоящие базарные бабы. Уже готовые “обоновки”!

Эти существа, честно говоря, действительно никак не соотносятся с определением “девочка”. Девочка – это нечто хрупкое, нежное, ласковое. А тут – юные особи с жестами и походкой нетрезвых мужиков, общающиеся друг с другом на таком лексиконе, что уши завянут у любого грузчика.

В школе быть женственными не учат. Не учат и тому, что нельзя издеваться над себе подобными. Учителям сейчас дай бог чтоб хоть учебную программу в детские головы впихнуть. Не до политесу.

Родители? Вряд ли кто-нибудь из них заинтересован в том, чтобы вырастить из дочери монстра. Просто не задумываются, где и как дочка-подросток проводит свободное время. К тому же ни для кого не секрет: дома дети ведут себя совершенно не так, как в школе и на улице.

Кого же привлечь к ответственности за этот увиденный только что кошмар? И есть ли хоть какие-то способы с ЭТИМ бороться?

Сначала – разговор двух “грузчиц”. Потом – …

Избиение – не главное. Важно унизить жертву, как можно больнее уколоть её морально.

одинокие и нелюбимые

– Сейчас у нас кризис семьи как общественного института, – объясняет детский психоневролог Татьяна Батышева. – У нас количество разводов растёт в геометрической прогрессии! И ответный рост детской агрессии – одно из проявлений этого кризиса.

Если у взрослых людей не получилось с первой попытки создать нормальную семью – причины могут быть разные, и не всегда отец и мать в этом виноваты. Но почти 50 процентов неполных семей… Около миллиона матерей-одиночек… Многим даже диким вещам на этом фоне удивляться не приходится.

Приступы агрессии нередко появляются и у нежеланных детей. Уже давно доказано: при нежелательной беременности ребёнок испытывает чувство стресса ещё в утробе матери. Типичная ситуация: двое молодых людей встречались, женщина забеременела, мужчина отказывается жениться. Она пытается его заставить и оставляет ребёнка как фактор шантажа. Мужчина всё равно уходит, женщина на него злится, и всё это отражается на ребенке. Родившийся человек будет пытаться доказать, что заслуживает любви, и подчас достаточно агрессивно.

Мы стали уделять детям меньше внимания ещё и потому, что вырос темп жизни. Надо успеть впихнуть в рамки 24/7 и работу, и отдых, и личную жизнь. И если хозяйство отчасти можно “бросить” на мультиварки и пылесосы, то воспитывать детей всё ещё приходится самостоятельно. Техника тут не поможет.
Это особенно заметно в крупных городах. Мегаполис создаёт ситуацию нехватки времени, в том числе времени, которое родители проводят с детьми. Поэтому именно в крупных городах живут самые агрессивные дети.

При таком бешеном темпе семья и дети все больше отходят на второй план. Мы женимся и выходим замуж позже, чем наши деды и бабушки, и дети теперь уже далеко не центр Вселенной. Вот они и берут своё – грубостью и скандалами.

Сейчас рожают поздно, и когда дети входят в подростковый возраст, родители заняты своими проблемами. У мамы – первые признаки климакса, а у папы кризис среднего возраста. У ребёнка же – физиологический стресс, выброс гормонов, первая любовь, поиски себя… И в это же время на него приходится максимум нагрузки в школе и в социуме. Получается, что в семье создаются военные условия. Каждый пытается понять, что он вообще делает в этой жизни, куда ему идти дальше, и слушает только себя.

Проблема, на мой взгляд, ещё и в том, что многие родители воспитывают детей слишком либерально. А когда взрослые не устанавливают рамок поведения, дети начинают выяснять их самостоятельно – методом тыка.

Я часто читаю лекции родителям на тему “Искусство диалога”. Однажды я попросила их проголосовать, какой стиль воспитания существует в их семье. За авторитарный проголосовали 4-5 процентов. Либеральный выбрали более 30 процентов родителей. А ведь есть прямая связь между либеральным воспитанием и подверженностью депрессии и страхам.

Российские психологи провели не одно исследование и доказали: именно такие подростки склонны к употреблению наркотиков, алкоголя и ранней сексуальной активности. У них высокая склонность к насилию, и они легко вовлекаются в антиобщественные действия.

Современные родители дают детям слишком много свободы ещё и потому, что их собственное детство пришлось на тяжёлые годы – перестройку и 90-е. Вот и пытаются с лихвой дать сыну или дочери то, чего сами не получили в своё время. Но если детям во всем потакать, то они никогда не научатся учитывать чужие интересы, чувствовать чужую боль…

Авторитарный стиль воспитания, впрочем, – тоже не выход. Если родители только отдают приказы, не интересуясь мнением ребёнка, вспышки агрессии гарантированы.

В авторитарной семье родители часто не дают отпрыску и шагу самостоятельно ступить. Сильные и инициативные подростки проявляют агрессию как протест против такого обращения. Робкие и неуверенные же приучаются во всём слушаться родителей. Такие дети, которых родители ломают, потом легко могут попасть под дурное влияние. И так и не научиться давать отпор многочисленным агрессорам.

Проблемы детей идут из семьи, но и игнорировать то, как меняется внешний мир, тоже нельзя. Согласно исследованиям, за свою жизнь 11-летний ребёнок успевает увидеть по телевизору около 8 тысяч убийств и 100 тысяч других актов агрессии!

Когда мы постоянно видим насилие на экране, наш мозг перестаёт воспринимать чужую боль. Она нам начинает казаться чуть ли не нормой. И в обычной жизни мы перестаем понимать, что хорошо, а что плохо. Особенно этот эффект заметен в компьютерных играх, где главный герой, убивающий врагов – хороший персонаж. Искажаются этические нормы: ты убиваешь – ты молодец.

Это не значит, что нужно прятать от ребенка клавиатуру и резать провода. На жесткие меры будет жесткая реакция… Вместо этого стоило бы проводить с ним побольше времени. И нечего кивать на то, что ребёнок много времени проводит в школе и кружках. Воспитывают-то мама с папой, а не завуч с физруком…

Ребёнку нужно знать границы дозволенного. А для этого ему надо постоянно объяснять – так, чтобы он чётко понимал эти рамки. Временной разрыв между проступком и серьёзным, подчас жёстким разговором должен быть минимальным, чтобы это откладывалось в уме. И это должно быть последовательным, а не от случая к случаю. Самое главное: никакого физического насилия! Никаких шлепков и подзатыльников! И конечно, очень важно поощрять ребёнка за хорошее поведение. Потому что главная профилактика агрессии – мудрая любовь к своему ребёнку как к равному члену семьи.

Вообще, на формирование агрессии влияет много чего. Это и пережитое насилие, а наследственная склонность, и травматические повреждения головного мозга… И слишком громкая музыка, звучащая у нас порой на различных (особенно молодёжных) концертах. При длительном воздействии она угнетает умственную деятельность, приводит в состояние повышенной возбудимости, а в дальнейшем – к нервному истощению, психическим заболеваниям и нарушениям норм общепринятого поведения.

Но почему девочки?

Это всё понятно… Но откуда такая жестокость, граничащая с садизмом, именно у девочек? Откуда такая изощрённость в самых настоящих моральных пытках?

Во втором видеоролике, к слову, прибежавшие пацаны, потрясённые матами и пинками, которыми одна мужеподобная “девочка” щедро награждает другую, разнимают их и удерживают на расстоянии. Получив за это громкое определение “долбо…”.

Мальчиков в их агрессии остановить можно. Девочек – нет. И мальчики… Что мальчики? Они бьют кулаками. Девочки же в основном – словами. Но как прицельно! Ноги – последний аргумент.

Это всё тоже идёт из семьи, уверяет психоневролог. Из семьи с жёсткой, авторитарной матерью при мягком, уступчивом отце. У девочки срабатывает механизм идентификации с матерью. Наблюдая за поведением матерей, девочки тоже приобретают черты агрессивности, грубости, конфликтности – правда, к этому ещё и, как правило, вырастают лентяйками, неряхами и неумехами.

Второй вариант – когда девочка предоставлена сама себе и самостоятельно пробивается в жизни.

Считается, что мальчики более склонны к проявлениям агрессии, однако это не совсем так. Просто агрессия у юных девушек действительно выглядит несколько иначе.

Мальчиковая агрессия обычно проявляется более открыто и грубо. Девочки же, в силу того что взрослеют они раньше, весьма рано начинают заменять физическую агрессию вербальной. А некоторые искусницы сызмальства приучаются камуфлировать агрессивность иронией и сарказмом. Это выглядит мягче, зато бьёт больнее.

Женский пол раньше обучается контролировать свою агрессивность, поэтому она рано становится у них избирательной, бьющей точно в цель. Девочки чётко направляют свою агрессию в адрес конкретного человека, причём точно в его психологически уязвимое место. Девичья агрессивность нередко завуалирована и внешне менее эффектна, зато более эффективна. Мальчики контролируют свою агрессию плохо, она носит у них более генерализованный характер и щедро выплёскивается на всех окружающих без разбора.

Девочки, будущие женщины, ВСЕГДА дерутся на эмоциях. И поэтому девичьи и женские драки гораздо более жестокие, чем мужские.

Одним из самых агрессивных видов командного спорта можно считать хоккей, женский же хоккей – это просто накал страстей. Посмотрите игру любой сборной, и вы поймёте, что такое женщина, дерущаяся “за своё”.

Когда взрослеющая девочка чувствует, что у неё есть соперница (неважно в чём: в любви ли, в учёбе ли или в классном лидерстве), она готова защищать “свою” территорию до последнего. В момент драки ни одна девочка-девушка даже и не вспомнит негласные правила, принятые в мужских драках: “лежачего не бить”, “до первой крови”. И для неё главное – максимально унизить соперницу, растоптать её самолюбие, причинить ей максимум нравственных страданий.

Даже в футболе или хоккее женщины стараются в первую очередь выбить противниц из колеи язвительными замечаниями – относительно их внешности, например…

Впрочем, как с ужасом отмечает большинство учёных, сейчас разница в агрессивном поведении между девушками и юношами уменьшается. Как, увы, стирается и вообще принципиальная разница между полами. Что и демонстрируют наглядно мужеобразные “героини” гуляющих в Интернете видеороликов.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

 

Оставьте комментарий