Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Схватка “непростых” на Южной магистрали

24.06.2015
Просмотров: 25

Следователь финпола в ходе драки получил пулю от бывшего первого заместителя генпрокурора и загремел на 2 месяца в СИЗО.

Под вечер 14 июня на Южной магистрали Бишкека произошло не совсем обычное дорожно-транспортное происшествие. Точнее говоря, само ДТП было самым что ни на есть рядовым. Не совсем обычными были его участники. С одной стороны – 38-летний Темирбек Бекмаматов, бывший первый заместитель генерального прокурора Кыргызстана, а ныне – член политсовета новоиспечённой политической партии “Кыргызстан”. С другой стороны – 28-летний следователь Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями при правительстве Адилет Байбосунов.

В сущности, от ДТП не застрахован никто, кто сидит за рулём. Но за этим происшествием последовала безобразная драка, закончившаяся пальбой из травматического пистолета. Ничего необычного в этом тоже нет – многие наши сограждане-водители, попав в аварию, натуральным образом звереют и кидаются бить друг другу морды. А если есть ствол, то пускают в ход и его.

Но от “непростых” персон, ставших “героями” этой истории, ждёшь какого-то иного поведения. Более цивилизованного, что ли…

Судить о том, кто в этом инциденте был прав, а кто нет, не берёмся. У каждой стороны – своя версия случившегося.

Итак, воскресенье, 14 июня. Было примерно 16 часов 30 минут, когда по Южной магистрали в одном и том же – западном – направлении ехали следователь ГСБЭП Байбосунов и экс-заместитель генпрокурора, а ныне политик Бекмаматов. Первый – на автомашине “Субару-Легаси” с госномером B 2946 AH. Второй – на “Мерседесе” с госномером 9276 BB. Номер, кстати, служебный. Почему Темирбек Бекмаматов до сих пор им пользуется (хотя пошёл уже четвёртый месяц, как он отправлен в отставку) – вопрос, ответа пока не имеющий.

По версии следователя Байбосунова, изложенной им на допросе, ехал он с приятелем, с которым они давно не виделись и, встретившись, решили попить пивка. А ехали они, дескать, чтобы поставить машину на парковку и продолжить общение. Когда они пересекли проспект Мира, произошло неожиданное. “Мереседес”, двигавшийся в том же направлении, но на соседней левой полосе, вдруг повернул вправо (не включив, по утверждению Байбосунова, сигнала о повороте), оказавшись прямо перед машиной следователя. По словам Байбосунова, ехал он со скоростью 60-70 километров в час и уже физически не мог остановиться или вывернуть руль, чтобы избежать столкновения. И его “субарик” влепился в хвост “Мерседесу”…

Темирбек Бекамаматов свою версию случившегося изложил в виде заявления для прессы, которое 18 июня, на четвёртый день после инцидента, разослали по редакциям его адвокаты. Стиль изложения бывший первый замгенпрокурора выбрал полупротокольный, полудраматичный.

Итак, версия Бекмаматова, который в тот воскресный день ехал по Южной магистрали  с семьёй – женой и двумя детьми: “Когда я собирался заехать во двор одного из домов, пьяный водитель, оказавшийся сотрудником финансовой полиции, на большой скорости врезался в заднюю часть моей автомашины, чуть не оборвав наши жизни. Удар был такой силы, что мою автомашину развернуло на 180 градусов и она остановилась только после удара о бетонную стену. Мы чудом остались живы. В результате всем членам моей семьи, включая меня, причинены телесные повреждения. Будучи оглушённым от столкновения, удостоверившись, что моя семья, слава Аллаху, жива, я принял меры к задержанию нарушителя правил дорожного движения, который, как я и предполагал с учётом характера столкновения, был в нетрезвом состоянии”.

Версия Байбосунова: “После столкновения я сразу остановился, вышел из своего авто и направился в сторону автомашины “Мерседес” для того, чтобы убедиться, всё ли в порядке с водителем, объясниться с ним, узнать, по какой причине он, не показывая правый поворот, совершил резкий поворот. Из “Мерседеса” вышел мужчина азиатской национальности (как потом выяснилось, это был Бекмаматов Темирбек) и начал нецензурно выражаться в мой адрес. Когда мы подошли друг к другу, он начал наносить мне многочисленные удары рукой в область головы и тела. Я пытался объясниться с ним, говорил, что не хочу ругаться, давайте во всём разберёмся мирным способом”.

Темирбек Бекмаматов.

Следователь Адилет Байбосунов. На груди – рана от травматической пули. Фотоснимок сделан перед его посадкой в СИЗО.

Версия Бекмаматова: “Водитель автомашины, будучи в неадекватном состоянии, вместо оказания помощи нам, как то предусматривают нормы права и морали, уверенный в своей безнаказанности, козыряя тем, что является сотрудником правоохранительного органа, беспричинно стал выражаться нецензурной бранью и наносить мне удары кулаками, бравируя тем, что в прошлом был боксёром. В целях самозащиты от преступного посягательства мной были приняты необходимые меры обороны – применены меры физического воздействия. Однако этот озверевший от воздействия алкоголя молодчик не унимался и стал посягать не только на меня, но и на мою супругу. Всё это сопровождалось отборным матом и игнорированием общечеловеческих ценностей, в присутствии моих детей и многочисленных очевидцев”.

Версия Байбосунова: “Когда я почувствовал реальную угрозу моей жизни, я пытался обороняться и тоже выставил свои руки вперёд, чтобы защитить своё лицо от ударов. Целенаправленно я в отношении Бекмаматова не наносил удары. Кто чья жена, я в тот момент не разбирался, так как собралось много народу”.

Версия Бекмаматова: “В целях защиты своего здоровья и жизни, а также членов моей семьи, самообороняясь, я был вынужден применить официально зарегистрированное травматическое оружие, сначала предупредительным выстрелом в сторону, на что нападающий никак не отреагировал, а потом и в туловище хулигана”.

Версия Байбосунова: “Бекмаматов достал своё огнестрельное оружие (пистолет) и произвёл два выстрела в мою сторону. Он находился от меня на расстоянии вытянутой руки и стрелял, можно сказать, в упор. Одна из пуль попала мне в область сердца, я сразу же начал терять сознание и почувствовал, как у меня из грудной клетки идёт кровь. К тому времени подъехали сотрудники милиции, начали оформлять ДТП и производить процессуальные действия. После этого меня посадили в служебную автомашину милиции и повезли в больницу”.

Версия Бекмаматова: “Только после вмешательства проезжавших мимо людей и сотрудников милиции удалось пресечь незаконные действия этого лица, оказавшегося следователем ГСБЭП Байбосуновым Адилетом. Проведённое медиками освидетельствование подтвердило факт пребывания Байбосунова А. в состоянии сильного алкогольного опьянения. Однако в настоящее время с целью избежать заслуженной ответственности он изображает из себя жертву посягательства и пытается создать соответствующее общественное мнение”.

Кадр из видеозаписи схватки, сделанной случайными очевидцами на мобильный телефон. В спортивном костюме – следователь Байбосунов, в белой футболке – бывший первый замгенпрокуророра Бекмаматов.

“Я, – заключает Темирбек Бекмаматов, – нахожусь на лечении в медицинском учреждении и сначала не хотел обращать внимание на нездоровую шумиху вокруг этого инцидента. Хочу отметить, что в соответствии с Конституцией республики каждый гражданин имеет право на оборону от преступного посягательства, и я им воспользовался в полной мере. В настоящее время супруга и дети, получившие многочисленные ушибы и травмы головного мозга, находятся в больнице под постоянным наблюдением врачей. По данному факту проводится расследование, и следствием, я полагаю, будет дана соответствующая оценка всему произошедшему”.

С прокурорской дотошностью Т. Бекмаматов сопроводил своё заявление для прессы фотоснимками медицинских заключений освидетельствования и себя, и Байбосунова. Из коих следует, что он, Бекмаматов, был трезв, а следователь ГСБЭП – пьян. Байбосунов же в своих показаниях утверждает, что в тот день выпил всего лишь одну бутылку пива “Арпа”.

Предварительный итог расследования оказался не в пользу следователя Адилета Байбосунова. Следователь Ленинского УВД Бишкека предъявил ему обвинение по самой суровой – третьей – части статьи 234 Уголовного кодекса: “Хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка”. Под “иным лицом”, надо полагать, подразумевается бывший первый замгенпрокурора Темирбек Бекмаматов. Эта третья часть “хулиганской статьи” предусматривает неслабое наказание – от 4 до 7 лет лишения свободы. Посему судья Октябрьского райсуда Бишкека Анарбек Мамбеталиев избрал для следователя ГСБЭП Байбосунова меру пресечения в виде содержания под стражей в СИЗО-1 сроком на 2 месяца.

Этому не помешало даже плачевное состояние раненого Байбосунова. Врачи ему сделали уже две хирургические операции – вначале извлекали пулю от травмата, затем пришлось очищать нагноившуюся рану.

Следователь Байбосунов, кстати, тоже написал в милицию заявление на бывшего прокурорского руководителя Бекмаматова. Но по нему уголовное дело не возбуждено – милиция, как говорят в ГУВД Бишкека, пока проверяет правомерность применения Бекмаматовым оружия. Его травматический пистолет передан на экспертизу.

Олег ЖУК


КСТАТИ

Как удалось выяснить нашей редакции, таинственный служебный госномер 9276 BB, висевший на “Мерседесе” Темирбека Бекмаматова, зарегистрирован на… “ЭкоИсламикБанк”. Причём числится за совсем другой автомашиной – марки “Тойота-Эксима”.

Какое отношение может иметь бывший руководитель генпрокуратуры, а ныне политик Т. Бекмаматов к этому банку? Наши источники в правоохранительных органах не исключают, что этот номер – так называемый “оперативный”. Такие номера (они могут числиться за кем угодно) используют оперативные сотрудники различных силовых ведомств. Что любопытно, в прошлом году сам Т. Бекмаматов, будучи первым заместителем генпрокурора, запретил Государственной регистрационной службе и ДПС выдавать “оперативные” номера прокурорским работникам. А себе, получается, оставил?

Кстати, “оперативные” госномера, по словам наших источников, сотрудники правоохранительных органов нередко вешают на автомашины, не прошедшие таможенное оформление. Поскольку проверять машины с такими номерами ни у кого желания не возникает.

 

Оставьте комментарий