Главное:

Сооронбай Жээнбеков: “Были попытки сделать из меня ведомого, руководить моими действиями…”

21.11.2018
Просмотров: 1 440

О семье и об окружении, о коррупции и достижениях, об отношениях с Атамбаевым – в откровенном интервью президента Кыргызстана.

Сложилось впечатление, что откровенничать с журналистами действующий глава государства – не большой охотник. Но к первой годовщине своего президентства Сооронбай Жээнбеков эту “традицию” нарушил. В интервью ИА “24.kg” президент впервые рассказал и о причинах конфликта со своим предшественником – Алмазбеком Атамбаевым.


О достижениях

Главным в своей деятельности президент страны считает развитие регионов и борьбу с коррупцией.

– За последний год 68 процентов от общего числа кредитов Российско-Кыргызский фонд развития выделил на региональные проекты, – говорит президент. – Теперь фонд сам ищет проекты в регионах и приглашает предпринимателей к сотрудничеству.
Во время поездки в Нарынскую область я предложил нашим успешным бизнесменам поддержать их регионы. Например, у Нарына мощнейший потенциал. Здесь можно перерабатывать кожсырьё, производить молоко, шерсть, мясо. Мы, кыргызы, всегда помогали ближнему, делились последним. Знаю, что у нас есть люди, готовые вложить в области, но некоторые не знают как. Нужно просто всё это организовать, мобилизовать ресурсы.

Простые граждане не имеют доступа к кредитам не только фонда развития, но и банков, так как у них нет залогового обеспечения. Поэтому у нас пропасть между богатыми и бедными. А государственная власть должна об этом позаботиться и поднять уровень именно бедных. Наша цель – борьба против бедности. У каждой семьи должен быть свой устойчивый доход.

О предвыборных обещаниях

– Я помню о них. И они являются логическим продолжением моей премьерской деятельности. Например, обеспечение населения чистой питьевой водой. Эта проблема в центре моего внимания. В рамках стратегии обеспечения чистой водой в будущем будут построены, отремонтированы и сданы в эксплуатацию водные объекты в 650 населённых пунктах.

В ближайшие пять лет все регионы страны будут обеспечены чистой водой. Обеспечение чистой водой населения – это вопрос безопасности государства. Как можно говорить, например, о развитии туризма, когда 50 процентов сёл не имеют доступа к питьевой воде?

Не менее важным является вопрос развития ирригации, по этой проблеме принята государственная программа. До 2023 года планируется завершить строительство 31 ирригационного объекта.

Постоянно в центре внимания повышение зарплат медикам и учителям. Врачам семейной медицины уже повысили зарплату, на очереди – персонал стационаров.

Обещал повысить зарплату учителям до 26 тысяч сомов. Обещал – выполню за период моей президентской деятельности.

Государственную ипотечную программу мы начали реализовывать ещё при моём премьерстве. Ипотеку начали выдавать под 14 процентов, потом снизили до 10-12, позже – до восьми. Сейчас Государственная ипотечная компания работает над снижением до 7 процентов. Мы намерены увеличить финансирование ипотечной программы. Проценты ещё снизим. Необходимо охватить не только бюджетников, но и работников других сфер.

О борьбе с коррупцией

– Процесс этот не даётся легко. Как вы сами видите, борьба с коррупцией затронула и моих бывших соратников. Мы чувствуем сильное противостояние, но интересы государства превыше всего.

– Как не воспользоваться случаем и не спросить про список 35 коррупционеров Кыргызстана? Вы обещали обнародовать их имена и привлечь взяточников к ответственности, заодно пополнив бюджет страны. Когда предадите огласке этот список?

– Этот список есть. Уже по некоторым из них работают органы, иные уже покинули Кыргызстан.

Но я не могу объявить на всю страну кого-либо коррупционером. Есть законы, существует презумпция невиновности, как говорится, не пойман – не вор. Хотя мы все знаем, что если составить такой список, то людей там будет гораздо больше 35.

– У общества есть надежда, что правоохранительные органы когда-нибудь назовут эти имена?

– Конечно. Я сам это проконтролирую. Ведь борьба с коррупцией только началась. Громкие уголовные дела – это верхушка айсберга. А вы знаете, как страдают простые граждане от коррупции на районном уровне? Как наши чиновники среднего звена наживаются на взятках, бюджетных средствах?

Борьба начата не только для того, чтобы осудить, посадить коррупционеров, но и для того, чтобы дать всем понять: в этой стране надо зарабатывать своим трудом.

– Самое громкое коррупционное дело этого года – о модернизации ТЭЦ Бишкека. Арестованы семь бывших топ-менеджеров энергоотрасли, два бывших премьер-министра – Сапар Исаков и Жанторо Сатыбалдиев, а также депутат парламента Осмонбек Артыкбаев. Адвокаты обвиняемых говорят, что следственных мероприятий с их подзащитными не проводят. Наверняка руководство ГКНБ вам рапортует о ходе расследования. Вы верите докладам силовиков?

– Сразу отмечу, что в этих задержаниях нет никакой политической подоплёки. Об этом я уже говорил неоднократно. У правоохранительных органов имелось достаточно оснований и поводов для возбуждения уголовных дел, связанных с модернизацией ТЭЦ, и для последовавших арестов. Уголовные дела объёмные. Ущерб, причинённый государству, огромный.

Выявляются многочисленные коррупционные схемы, по которым выводились значительные финансовые средства, а отдельные бывшие чиновники за счёт этого обогащались. Работы очень много. По многим уголовным делам созданы группы следователей. Проводятся все необходимые экспертизы. Как вы понимаете, судебно-строительные экспертизы и аудиторские проверки не могут быть завершены за короткий период. На это требуется определённое время.

Надеюсь, все уголовные дела завершатся в установленные законом сроки. В настоящее время каких-либо оснований сомневаться в объективности проводимого расследования нет. Полагаю, органы следствия и суд объективно во всём разберутся, изучат все доказательства, дадут юридическую оценку и определят меру ответственности каждого обвиняемого.

Конечно, не могу сейчас вам открыто всё рассказать, но ко мне поступает информация о деталях этого дела. Дело об аварии на ТЭЦ Бишкека засасывает, как болото, раскрывая перед нами новые имена.

Подследственные имеют адвокатов и строят линию защиты. Это их право. Я лишь требую от силовиков, чтобы расследование было объективным.

О силовиках

– В начале года на заседании Совбеза вы объявили антикоррупционную реформу, прежде всего – в силовых ведомствах. Прошло восемь месяцев, что сделано? Что изменится в ГКНБ, МВД, финполе, судебной системе?

– По исполнению решений Совета безопасности от 8 февраля 2018 года намечены 40 мероприятий. Во-первых, обновляется нормативная правовая база, регламентирующая деятельность правоохранительных органов. В частности, законопроект “О прохождении службы в правоохранительных органах Кыргызской Республики” был своевременно подготовлен и направлен в Жогорку Кенеш, где прошёл первое чтение. Надеюсь, депутаты до конца года примут его.

В этом законопроекте предусмотрено множество антикоррупционных мер, которые ранее у нас в республике не принимались. Например, вводятся новые нормы и механизмы, которые в значительной степени затруднят нечестным на руку сотрудникам правоохранительных органов пользоваться незаконно нажитым имуществом. Разработан также проект закона, предусматривающий ряд ограничений для сотрудников судебных аппаратов.

Другая сторона антикоррупционной реформы – это повышение социальных гарантий сотрудникам правоохранительных органов.

На реализацию вышеуказанных законов в части повышения заработной платы сотрудникам органов правопорядка и обеспечения социальных гарантий будет ежегодно дополнительно выделяться из бюджета более 2 миллиардов 700 миллионов сомов.

В рамках реформирования из органов внутренних дел в прокуратуру переданы все функции ведения уголовной правовой статистики. С 1 января 2019 года заработает электронная система Единого реестра преступлений и проступков. В настоящее время идёт интенсивная работа по её запуску. Система позволит повысить прозрачность деятельности судебных, надзорных и правоохранительных органов. Общественность и граждане смогут следить за ходом рассмотрения их заявлений и за уголовным процессом. Никто не будет годами в СИЗО ожидать окончания следствия и суда.

Данные меры позволят в разы снизить процент укрытых преступлений.

Проводится и оптимизация структуры штатной численности правоохранительных органов. Сокращаются центральные аппараты – Министерства внутренних дел, областных управлений органов внутренних дел. Высвобождённые штаты направляются для увеличения числа участковых и инспекторов по делам несовершеннолетних. Участковые должны вести работу в каждом селе, на каждой улице. Пора уже взяться за школьный рэкет.

Об искушении властью

– При принятии решений с кем вы советуетесь? Всегда ли вы уверены, что ваши решения правильные? Перепроверяете ли информацию, которую донесли вам ваши близкие люди, родственники, друзья или сотрудники аппарата?

– Я обычный человек со своими минусами и плюсами, но сейчас в должности президента, думаю, не имею права на ошибку. Потому что она повлияет на судьбу целой страны и миллионов моих соотечественников. Принимаю всю информацию из разных источников, перепроверяю. Но ответственность за решение остаётся на мне. Никогда не придерживаюсь мнения или информации одного человека. Проработав на разных руководящих должностях, научился смотреть на проблему с разных сторон.

О семье

– За первый год вашего президентства что изменилось в вашей семье? Трудно ли вашим детям, супруге жить по новому распорядку?

– Мои дети и жена привыкли к моей государственной должности и плотному графику, так как я живу в таком темпе уже много лет. Единственное, что изменилось, – они теперь под более пристальным вниманием общественности.

– Расскажите про ваших детей. Чем занимается ваша дочь, чем увлекается ваш сын?

– У меня дочь и сын. Дочь Бактыгуль замужем. В этом году окончила КРСУ, сейчас воспитывает сына. Зять окончил учёбу за границей, сейчас работает экспертом в аппарате правительства. Сын Иман учится в четвёртом классе, увлекается и занимается карате, футболом.

– Ваша супруга Айгуль Токоева по-прежнему не выходит в свет, за исключением отдельных мероприятий. Вы её сознательно прячете от общественности?

– Моя жена – мой крепкий тыл. Занимается детьми, нашим небольшим фермерским хозяйством. Она не любит публичную жизнь. Поэтому в свет выходит только по необходимости. Она уже давно занимается благотворительностью. И сейчас продолжает, но это не афишируется и не разглашается.

– Вы находите время общаться с семьёй?

– Редко, но бывает. Иногда на выходные приезжает дочка с внуком и мы все вместе проводим время. А так по будням я возвращаюсь с работы поздно. Как я уже говорил, мои дети выросли с таким моим рабочим графиком, поэтому понимают. Если честно, я, наверное, не умею отдыхать, просто лежать без дела. Да и раньше на Иссык-Куль еле выбирался, только ради детей. Они целый год ждали моего отпуска.

– Во время встречи с жителями Кеминского района вы говорили о ваших ранее неизвестных родственниках. И сказали, что дали приказ наказать тех, кто прикрывается вашим именем. Можно узнать о первом вашем “указе”, адресованном вашим близким после инаугурации?

– У всех кыргызов очень много родственников, кроме их родных братьев и сестёр. Мы все друг другу родственники, даже шутят так. Но в этом плане я спокоен за моих родных братьев и сестёр, которые, когда я стал премьер-министром, и тем более сейчас, во время моего президентства, никак не вмешиваются в мою государственную деятельность.

Я и раньше свою работу, свои прямые обязанности на какой-либо должности не обсуждал ни с семьёй, ни с родственниками. На это у нас табу. Это мой принцип. Поэтому никто из моих родственников и сватов не поднимает при мне никаких кадровых или других вопросов.

После инаугурации я чётко заявил, что теперь все должны помочь мне: каждый должен заниматься тем, чем занимался до этого. Если кто-то обижается и не понимает возложенной на меня ответственности, значит, он мне не родственник и не друг. Придётся мне расстаться с ним.

– Вашу семью сравнивают с семьёй бывшего президента Курманбека Бакиева из-за братьев. Кто из них ближе к вам? Больше всех в обществе критикуют Асылбека Жээнбекова. Теперь критикуют вашего свата Алиярбека Абжалиева. Многие говорят, что они обещают политикам, чиновникам и простым людям решить те или иные проблемы. Вы знаете об этом?

– Нас в семье было одиннадцать, осталось восемь – четыре сестры и четыре брата. Из всех братьев мне ближе наш младший, Жыргал. Мы все его любим. Он живёт в селе, присматривает за нашим хозяйством, домом на малой родине. Он вне политики.

Я знаю, что ходят слухи про Асылбека Шариповича. Кто-то желаемое выдаёт за действительное. У нас, братьев, всегда была своя работа, и каждый сам справлялся со своими обязанностями. У него свои депутатские обязанности перед избирателями.

Я сам больше всех заинтересован, чтобы мои родственники не вмешивались в государственные дела. Из-за таких слухов я предупредил высокопоставленных чиновников не обращаться к моим родственникам. Все вопросы в рамках моих полномочий решаю я сам.

Депутат парламента Алиярбек Абжалиев – мой единственный сват. У нас с ним уважительные отношения в рамках нашего родства. Ни больше, ни меньше. Разговоры у нас – только о наших детях. Государственные дела – вне родственных связей. Это мой главный принцип.

Да, я общаюсь со своими родными, поддерживаю с ними отношения, но на должности президента – я сирота, я одинок. В том смысле, что решение приходится принимать лично и ответственность несу только я. Никто за меня не ответит.

Наш народ два раза пережил семейно-клановое правление. Мои оппоненты хорошо знают, что это очень чувствительная тема, и виртуозно играют на эмоциях в целях дискредитации меня. Полагаю, что этим они будут заниматься до конца моего президентского срока. Очень удобная тема. Но я хочу их разочаровать: никогда не повторится семейно-клановый режим!

Я хочу по завершении моих президентских полномочий спокойно ходить по улицам моей любимой страны, отдыхать на пляже Иссык-Куля и заниматься своими личными делами.

Сооронбай Жээнбеков (первый справа в верхнем ряду) с родителями и братьями.

“Моя жена – мой крепкий тыл. Занимается детьми, нашим небольшим фермерским хозяйством. Она не любит публичную жизнь. Поэтому в свет выходит только по необходимости” – так говорит о своей супруге Айгуль Токоевой президент Кыргызстана.

Уникальное фото: президент Сооронбай Жээнбеков со своим внуком – сыном его дочери Бактыгуль. Одна из встреч, которые происходят нечасто.

– Чем вы любите заниматься в свободные часы?

– Свободного времени у меня нет. Я с 7:30 и допоздна на работе. Вечером стараюсь погулять. Иногда, когда есть время, плаваю.

– Есть ли у вас привычки, которые остались с детства? То, что ассоциируется с семьёй, родителями…

– Мой дедушка не вернулся с Великой Отечественной войны. Дедушкой мы называли старшего брата моего отца. Он 25 лет проработал управляющим в совхозе. Он меня будил ранним утром и перед уходом на работу давал задания на целый день. Выполнив его задания, я шёл на тренировку по волейболу. Дедушка очень требовательно относился к нам. Он приучил меня, моих братьев и сестёр к труду, к умению правильно использовать своё время. Помню, он нас не пускал на индийские фильмы, отправлял в кино только на военную тематику, потому что был участником Великой Отечественной войны. Он научил меня слушать радио, новости. Сейчас у меня в машине всегда включено радио.

– За что вы благодарны своим родителям?

– Я благодарен своему отцу, своей матери, дедушке и бабушке за воспитание: я рос в заботе с двух сторон – и со стороны родителей, и со стороны бабушки и дедушки. Они меня воспитали свободно, с любовью.

– Что бы вы хотели, чтобы о вас говорили дети и внуки?

– Для меня важно, чтобы мои дети ходили с поднятой головой после окончания срока моей президентской деятельности. Чтобы им не было стыдно за меня. Я не буду хорошим отцом, если потом мои дети не смогут смело ходить среди сверстников, коллег, знакомых. Конечно, хочу, чтобы они вспоминали меня как любящего и заботливого отца. Чтобы могли сказать, что они выросли в заботе, как и я, когда тепло вспоминаю о своих родителях.

Президент Жээнбеков во главе шествия “Бессмертного полка” 9 мая 2018 года. Он несёт портрет своего деда Жээнбека Пирназарова, который числится в списках без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны. Двое сыновей Пирназарова – Эрмамат и Токтомамат Жээнбековы (дяди президента) – тоже воевали, вернулись с фронта с ранениями. Их портреты несёт Жыргал – самый младший из братьев Жээнбековых. И самый, по словам Сооронбая Шариповича, для него близкий.

Об окружении

– Бывшие главы нашего государства часто ошибались, и это приводило к печальным последствиям. Не боитесь, что тоже можете пойти на поводу у нечистого на руку окружения? Что вы делаете, чтобы этого не случилось?

– Я людей чувствую, меня интуиция не подводит. Конечно, не хочется связываться с такими людьми. Но, к сожалению, они есть везде. А к сотрудникам у меня жёсткие требования, одно из них – чтобы они не выходили за рамки дозволенного на государственной должности. Я ценю их мнения как специалистов. Признаю их заслуги в той или иной сфере. Но перед законом все равны. И они это знают.

– Вы вспыльчивый? Часто поддаётесь эмоциям в обычной жизни? Вас можно вывести из себя? Как и чем?

– Я достаточно сдержанный человек. Но меня могут вывести из себя равнодушные руководители, которые могут решить вопрос, но его волокитят и не решают. Когда нагло врут. Когда поступают несправедливо и считают это обычным делом. Когда говорят одно, а делают другое. Выводит из себя, когда наносят осознанный вред государству в целях собственной наживы. И воспринимают это как должное.

О чувстве юмора

– На вас, как и на любого медийного человека, появляется много мемов. (“Мем” в данном случае – фотографии с забавными подписями.) Есть безобидные, но есть и не очень приятные. Как вы относитесь к такому творчеству?

– Мем на мой отдых на Иссык-Куле был весёлым. Я смеялся. Одно дело – когда сами придумывают, а другое – когда это факт. То, что фотографировали меня на пляже в туфлях, – это правда. Кстати, я предупреждал, что меня фотографируют на пляже в туфлях. Мне сказали, что ног не будет видно. Пресс-служба просила сняться только на видео для фильма, получилось, что решили и сфотографировать. О вызове в Генеральную прокуратуру автора мема прочитал в Интернете и был недоволен таким шагом надзорного органа. Народ у нас творческий, изливает своё творчество, в том числе в соцсетях. Ну и пусть.

Тот самый мем на отдых президента Жээнбекова на Иссык-Куле. Его автора – бишкекского дизайнера – Генпрокуратура, кинувшаяся защищать честь и достоинство главы государства, начала дёргать на допросы. Но у самого Сооронбая Шариповича оказалось всё в порядке с чувством юмора.

Об Алмазбеке Атамбаеве

– Лозунг вашей предвыборной гонки был – “Продолжить путь”. То есть продолжить путь Алмазбека Атамбаева…

– Мой лозунг: “Продолжить путь” – в кыргызском варианте звучит так: “Кыргызское кочевье продолжает путь”. Этот путь не мой или ваш или чей-то ещё по отдельности. Это путь страны, народа, который несёт своё начало от наших предков. Великое кыргызское кочевье. Именно это и стало основой моего высказывания. Правители, президенты приходят и уходят, а народ и его многовековое историческое кочевье остаётся. Именно этот путь я продолжаю и продолжу.

– Когда вы последний раз разговаривали с экс-президентом Атамбаевым?

– Последний раз мы встречались 29 марта, перед съездом СДПК. Беседовали более четырёх часов. После этого у нас не было разговора.

– Вы можете сейчас откровенно рассказать, что же всё-таки произошло между вами и Алмазбеком Атамбаевым? Почему после 20 лет дружбы и тёплых отношений вдруг такое расставание?

– Для меня стало неожиданностью его заявление 31 марта, через четыре месяца после моей инаугурации, в первый непростой период моей президентской ответственной работы. Он тогда обвинил меня в коррупции и аварии на ТЭЦ Бишкека.

На съезд СДПК не пустили старых представителей партийных ячеек из Ошской области, которые стояли у истоков нашей партии в самые сложные годы – как для самой партии, так и для Атамбаева. Я был удивлён такому резкому изменению событий.

Я никогда не говорил о расставании с ним. Но попытки сделать из меня ведомого руководителя через каких-то третьих лиц, руководить моими действиями – всё это не делает чести ему ни как человеку, ни как экс-президенту, ни как однопартийцу и соратнику.

Мне были непонятны эти его стремления. Он часто говорит про эти 20 лет, но я же не баклуши бил все эти годы. Мы вместе с партийцами занимались укреплением позиций партии, особенно в Ошской области, Баткене, Джалал-Абаде. Когда у СДПК был нулевой рейтинг в Оше, мы с единомышленниками и сторонниками открыли там партийные ячейки и за короткое время партия смогла завоевать авторитет среди избирателей.

Он любит разбрасываться такими словами, как “досум” и “партиялашым” (“дружище” и “сопартиец”. – Прим. “Д№…”.). Но так не поступают настоящие достор и партиялаштар (друзья и сопартийцы).

В самые трудные моменты для нашей партии, особенно на юге страны, я был всегда рядом с ним. Даже тогда, когда все сбежали от него, я оставался рядом с ним, несмотря на угрозу безопасности моей, моей семьи, родных и близких. В 2009 году я возглавил штаб кандидата на должность президента от СДПК. Тогда мало кто осмелился выступить в поддержку Атамбаева, все боялись тогдашнего режима. Во время событий на юге в 2010-м ради сохранения единства государства я рисковал не только карьерой, но и жизнью. Не хочу себя бить в грудь, но это реальность. Он это хорошо знал и знает.

Любимый тренд его политтехнологов – называть меня предателем. Кто есть кто – время покажет.

(Что примечательно, глава государства избегает называть Атамбаева по фамилии, предпочитая местоимения “он”, “ему”, “его”. – Прим. “Д№…”.)

– Из всех президентов вам, наверное, труднее всего. Ваш сильный оппонент рядом, он не сбежал, как другие. Алмазбек Атамбаев достаточно часто высказывает своё мнение через СМИ, вас критикуют в штабе СДПК – вашей родной партии. Вас не напрягает такая политическая конкуренция?

– Я работаю в должности главы государства. К жёсткой борьбе готов всегда. Ничего легко не давалось. Борьба, труд – это основа успеха. Придерживаюсь и впредь буду придерживаться своих основных государственных принципов – укреплять государственность, развивать страну, парламентскую демократию, защищать права человека и свободу слова. Всегда принимаю обоснованную критику, исправляю ошибки. Это обычный процесс для государственного деятеля. Главное – чтобы критика была не оголтелой и без истерики.

Публикация подготовлена редакцией газеты “Дело №…”.
Фото Султана Досалиева и из Интернета.

1 комментариев

  1. Борба каррупсия менен абдан жакшы журуп жатат. Региондон огунуп жатат.
    Бир жыл жетиштуу эмес Перзидент жумушун сындаганы.
    Дагы беш жыл кутолу, баары жакшы болот иншалла!

Оставьте комментарий