Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Тайны ГСИН: скандал разожгли выстрелы киллеров

24.06.2015
Просмотров: 16

Вокруг Государственной службы исполнения наказаний при правительстве Кыргызстана разгорается очередной скандал.

Такова уж печальная судьба главного тюремного ведомства страны – без скандалов вокруг него обходится мало какой год. Махровая коррупция, бунты заключённых, побег Ахмата Бакиева, освобождение Азиза Батукаева… ГСИН побила все рекорды – за последние пять лет в этой службе сменилось 5 руководителей. Такой текучки руководящих кадров нет больше ни в одном силовом ведомстве Кыргызстана (да и гражданском тоже).

На сей раз в эпицентре скандала оказался высокопоставленный чиновник, успешно пересидевший в своём кресле всех пятерых шефов – первый заместитель председателя ГСИН Куанышбек Кенебаев.

Скандал тихо тлел несколько месяцев. Роль горючего, заставившего его вспыхнуть, сыграли… выстрелы киллеров.

Выстрелы прогремели поздним вечером 27 апреля в бишкекском микрорайоне “Джал”. Они заставили бишкекчан вспомнить про такие, казалось бы, уже забытые понятия, как “криминальные разборки” и “криминальные войны”.

У подъезда своего дома был расстрелян в упор 39-летний Дамир Сапарбеков, известный как активный член кольбаевской криминальной группировки. Особую же известность он получил из-за массового бунта, вспыхнувшего в январе 2012 года в Бишкекском СИЗО-1 и чуть было не перекинувшегося на исправительные колонии республики. Бунт вспыхнул как раз из-за Сапарбекова, который считался “смотрящим” от преступного мира за главной тюрьмой Кыргызстана.

Собственно, из-за убийства Сапарбекова широкая общественность и узнала, что он уже, оказывается, находится на свободе. Хотя за организацию бунта в СИЗО срок Сапарбеков вначале получил внушительный, и освободиться должен был лишь в 2021 году.

В июне 2012 года Свердловский районный суд Бишкека приговорил Дамира Сапарбекова, уже имевшего за спиной 5 судимостей, к 9 годам лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима. Но уже через три месяца – в сентябре 2012-го – апелляционная коллегия Бишкекского горсуда этот срок Сапарбекову скостила до 6 лет лишения свободы.

Коллегия оправдала Д. Сапарбекова по части 1-й статьи 233 Уголовного кодекса – “Организация массовых беспорядков”, а признала его виновным лишь по части 3-й этой же статьи – “Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами”.  Разница – существенная. Прежде всего – в сроках наказания.

Суд первой инстанции также постановил взыскать с Сапарбекова, а также с его подручного и основного подельника Мирлана Ысманова солидарно 506 тысяч сомов. В качестве компенсации материального ущерба, причинённого государству зэками в ходе погромов в СИЗО-1. Бишкекский же горсуд и от этой обязанности обоих осуждённых освободил – если, дескать, они не организаторы (с Ысманова это обвинение, кстати, тоже сняли, скостив срок с 10 до 5 лет), то за что же платить? Гуманная апелляционная коллегия на полном серьёзе предложила тюремному ведомству взыскивать эту сумму, судясь с зэками-блатарями в гражданском порядке.

Итак, государству (точнее, администрации СИЗО-1) пришлось восстанавливать разгромленную тюрьму за свой счёт. А Сапарбеков отделался 6 годами лишения свободы (включая неотбытый срок за прежнее преступление), из которых он отсидел всего лишь два года. Словом, его шестая по счёту судимость (поначалу сулившая ему самые серьёзные в его криминальной биографии неприятности) обернулась неприятностями совсем уж небольшими.

И помог Сапарбекову в этом, в частности, полковник Куанышбек Кенебаев, нынешний первый заместитель председателя Государственной службы исполнения наказаний.

Бунт, напомним, вспыхнул из-за того, что тогдашние руководители ГСИН и СИЗО-1 решили ликвидировать “штаб” преступного мира, в который превратился главный следственный изолятор Кыргызстана. С утра 16 января 2012 года в СИЗО закрыли все так называемые “общаковские” камеры (до этого они были открыты, и блатари свободно шастали по тюремному корпусу) и начали обыски. В этот же день планировалось  этапировать из СИЗО-1 в спецтюрьму особого режима СИЗО-50 всех лидеров “общака”. И в первую очередь Сапарбекова.

О намеченной операции знал очень узкий круг сотрудников, включая тогдашнего председателя ГСИН Шейшенбека Байзакова и начальника СИЗО-1 Марса Джусупбекова. Атмосфера в руководстве ведомства была такова, что эти сотрудники решили не посвящать в свои планы даже тогдашнего первого заместителя председателя ГСИН Калыбека Качкыналиева – ему не доверяли. (Сейчас, напомним, К. Качкыналиев находится в розыске сразу по нескольким уголовным делам и, насколько известно, выехал из Кыргызстана в Россию.) Среди тех, кому решили довериться, был тогдашний начальник Главного штаба ГСИН Куанышбек Кенебаев. Ему, по  иронии  судьбы, доверили руководить обысковыми мероприятиями.

Почему “по иронии”? Потому, что через восемь месяцев – в сентябре 2012 года – полковник Кенебаев (ставший к тому времени первым заместителем главы ГСИН) – по своей инициативе явился в Бишкекский городской суд, где в апелляционной инстанции рассматривалось уголовное дело о бунте, и был допрошен в качестве дополнительного свидетеля (в списках основных свидетелей он не числился). Собственно, на основании этих показаний высокопоставленного руководителя ведомства Сапарбеков и был оправдан по статье УК “Организация массовых беспорядков”.

Фото из редакционного архива: Дамир Сапарбеков во время бунта в СИЗО-1.

А это один “героев” подавления бунта – полковник Кенебаев. Тогда он охотно позировал журналистам.

Полковник в суде заявил, что Сапарбеков бунтом не руководил и в нём не участвовал, поскольку с самого утра находился вместе с ним, Кенебаевым, в одном из кабинетов администрации изолятора. Ещё Кенебаев заявил, что никаким таким “положенцем” Сапарбеков не является.

Сам Сапарбеков, заметим, бил в эту же точку. Ещё в суде первой инстанции он категорически отрицал, что является “смотрящим” и “положенцем”. Другие подсудимые ему подыгрывали: “Он – один из нас, обычный зэк”.

И вот эту позицию подкрепил не кто-нибудь, а первый замглавы ГСИН!

А всего лишь четырьмя месяцами раньше – в мае 2012 года – во время расследования уголовного дела по бунту полковник Кенебаев тоже давал показания в качестве свидетеля. Подробно описывая следователю спецпрокуратуры те события, свидетель Кенебаев, в частности, вспомнил такие детальки:

“Мы предложили Сапарбекову, который является лидером отрицательно настроенных осуждённых и следственно-арестованных лиц СИЗО-1 – так называемым “положенцем” – пройти в кабинет. Там беседовали с ним, предложили успокоить остальных заключённых, не оказывать препятствия сотрудникам, однако каких-либо положительных результатов по прекращению массовых беспорядков не было…

Подследственный Ысманов ударил в лицо контролёра смены сержанта Иманбекова, при этом присутствовали примерно 8-9 подследственных и осуждённых из числа отрицательно настроенных во главе с “положенцем” Сапарбековым. По прибытии оперативной группы Сапарбеков увёл за собой заключённых в камеру №340 и воспрепятствовал её локализации…

По окончании массовых беспорядков в СИЗО-1 по указанию “положенца” Д. Сапарбекова спецконтингент учреждения объявил голодовку.  В  знак  солидарности с ним по всем учреждениям Кыргызской Республики также была объявлена голодовка”.

То есть и взбунтовавшимися зэками Сапарбеков руководил, и был самым что ни на есть “положенцем”… Стоит заметить, что полковник Кенебаев в качестве свидетеля давал подписку об ответственности за дачу ложных показаний.

Так когда же он говорил правду – на следствии или в Бишкекском горсуде?

И что связывало его с Сапарбековым, почему он вдруг решил его выгородить в самый судьбоносный для “положенца” момент?

А Сапарбекову, кстати, с этого момента стало фартить просто феноменально. Вскоре после его осуждения за бунт МВД передало в суд ещё одно уголовное дело – тоже в отношении Сапарбекова, но по куда более грозной статье 231 Уголовного кодекса – “Организация преступного сообщества (преступной организации)”, предусматривающей до 15 лет лишения свободы.

Как утверждало обвинение, находясь под стражей в СИЗО-1 с февраля 2011-го по январь 2012 года, Сапарбеков, “пользуясь своим жестоким нравом, придерживаясь культовых правил и порядков криминальной среды, завоевал авторитет среди представителей преступной среды и добровольно вошёл в состав устойчивой организованной преступной группы – так называемого “общака”. А в последующем завоевал титул “положенца СИЗО-1”. Благодаря этому титулу, а также подкупу сотрудников СИЗО-1 Сапарбеков, утверждало обвинение, имел огромные привилегии. Он имел возможность свободно передвигаться по режимному объекту и “поручать членам преступной группы совершать тяжкие и особо тяжкие преступления, а именно – моральное подавление и физическое насилие в отношении других следственно арестованных, выраженное в вымогательстве имущества либо денежных средств от них и их родственников для пополнения так называемой “воровской казны”.

Эти выводы следствия были не голословными. Имелись двое потерпевших – бывших арестантов СИЗО-1, согласившихся дать показания против блатарей, а также против сотрудников следственного изолятора. Эти показания шокировали. Бывшие арестанты, попавшие в следственный изолятор по пустяковым обвинениям (один из них в своё время работал в уголовном розыске), описывали жуткую систему вымогательства денег в “воровской общак”, процветавшую в СИЗО-1 под покровительством администрации. Мелькал в показаниях и “положенец” Сапарбеков, свободно, как рассказывал один из потерпевших, перемещавшийся по изолятору и лично руководивший его избиением прямо возле дежурной части СИЗО.

А развязка этого уголовного дела была такой. Судебный процесс в Октябрьском райсуде Бишкека под председательством судьи Анарбека Мамбеталиева тянулся… почти два года. Поскольку заседания постоянно откладывались. За это время один из потерпевших вновь угодил в СИЗО-1, после чего вдруг поменял показания – в пользу подсудимых. Второй потерпевший (бывший опер угрозыска), плюнув на всё, уехал из Кыргызстана. В итоге и Дамир Сапарбеков, и 5-6 его подельников были оправданы и по фактам вымогательства в СИЗО-1, и по организации преступного сообщества.

Было ещё одно уголовное дело – об убийстве в камере СИЗО-1 арестанта Айдарбека Шамурзаева. Расправу над ним убийцы закамуфлировали под передозировку наркотиков. Двое зэков-убийц получили пожизненное заключение и 17 лет лишения свободы, двух контролёров СИЗО за пособничество им суд приговорил к 12 и 7 годам заключения. Из этого уголовного дела были выделены в отдельное производство материалы в отношении “неустановленных следствием лиц”. Среди них фигурировал и некий “положенец Дамир”. Был ли это Дамир Сапарбеков, осталось неразгаданной загадкой…

Уже в декабре 2014 года постановлением Аламединского районного суда Дамир Сапарбеков был “за примерное поведение” условно-досрочно освобождён от оставшегося (после применения к нему амнистий) срока наказания в 5 месяцев и 2 дня. И вышел из Молдовановской колонии строгого режима ИК-1 на свободу. И тут на горизонте вновь появилась фигура первого заместителя председателя ГСИН Куанышбека Кенебаева, когда-то капитально выручившего “положенца”.

Имеются свидетели, видевшие, как за несколько дней до своей гибели, а именно 14 апреля 2015 года Дамир Сапарбеков вошёл в здание Государственной службы исполнения наказаний. Одет был в синюю футболку и тёмные брюки. Есть данные, что побывал он в кабинете первого заместителя председателя главы ведомства полковника Кенебаева.

Что любопытно, документальные следы этого визита были уничтожены. Когда отдел внутренней безопасности ГСИН попытался проверить журнал регистрации посетителей, то обнаружил, что на странице дежурства охранников здания с 14 по 15 апреля грубо оторван угол листа.


За что же был расстрелян вечером 27 апреля Дамир Сапарбеков? Весьма любопытные показания дал один из киллеров – 25-летний уроженец с. Казарман Джалал-Абадской области Адилет Казатов (слева на фото). Милиция задержала его сразу после убийства – после того, как его схватили и избили очевидцы из окружения покойного Сапарбекова.

Мотивом убийства кримавторитета этот начинающий опэгэшник назвал личные счёты. Впервые он познакомился с Дамиром Сапарбековым в СИЗО-1, где сидел по обвинению в вымогательстве. По словам Казатова, “смотрящий” Сапарбеков выдёргивал его в свою “блатхату” и дотошно допрашивал, выясняя, к какой группировке тот принадлежит. А потом, когда Казатов освободился, Сапарбеков стал его, что называется, “грузить”.

Казатов купил у одного мужика автомашину и всю сумму сразу не выплатил. Хозяин машины, оказавшийся земляком и знакомым Сапарбекова, тому пожаловался. И Казатова, что называется, “поставили на счётчик”. Вначале его “грузили” люди Сапарбекова, затем сам Сапарбеков, когда в декабре вышел из зоны. Размер суммы, которую из Казатова выколачивали, вырос до 10 тысяч долларов. Вот, дескать, и пришлось обидчика пристрелить.

Так, напомним, всё выглядит по версии Казатова. В МВД считают, что если это правда, то далеко не вся. Уж слишком хорошо было организовано убийство Сапарбекова, чтобы за ним стояла просто личная месть. Главная версия – криминальная разборка. А может, и начало криминальной войны.

В организации убийства Сапарбекова подозревается противоборствующая ОПГ – группировка новоявленного “вора в законе” Улана Токтосунова по кличке Сакал. Уже объявлены в розыск сам Сакал (находящийся сейчас, по оперативным данным, в Турции), а также его приближённые Зыпарбек Алиев и Кайрат Токушев, предполагаемые сообщники Казатова. Как считают в МВД, Сакал начал сколачивать группировку, перетягивая на свою сторону всех бывших “кольбаевских”, имеющих какие-то обиды на своих бывших лидеров. Таким оказался и Казатов.

Впрочем, подробнее о нынешнем криминальном раскладе в стране поговорим как-нибудь в другой раз. В ходе расследования убийства Дамира Сапарбекова стали всплывать любопытные детали. Стало, в частности, известно, что Сапарбекова (когда тот отбывал наказание в спецтюрьме СИЗО-50) неоднократно привозили на лечение в центральную тюремную больницу, расположенную в Бишкеке – в 47-й колонии. Эти периоды лечения были для Сапарбекова чем-то вроде выездных “конференций” – он будто бы приглашал в колонию нужных ему людей, с которыми решал различные дела. Приходил туда – по телефонному вызову Сапарбекова – будто бы и его будущий убийца Казатов.

Попытки отдела внутренних расследований ГСИН проверить эту информацию упираются в стену молчания – в 47-й колонии отказываются предоставить операм какие-либо сведения, ссылаясь на указание руководства тюремного ведомства.

Странная ситуация сложилась вокруг этого ведомства! Судя по мелькающим в последнее время сообщениям на лентах информагентств, отдел внутренней безопасности ГСИН ведёт сразу несколько служебных расследований, фигурантом которых оказывается первый заместитель председателя ГСИН полковник Кенебаев. Но даже сообщения с такими кричащими заголовками, как “Выявлены связи первого замглавы ГСИН Куанышбека Кенебаева с членом ОПГ”, остаются без реакции. В тюремном ведомстве их не опровергают, храня молчание. Но и оргвыводов никто не делает.

Между тем первый заместитель председателя ГСИН К. Кенебаев является фигурантом, как минимум, одного уголовного дела (возбуждались и другие дела, но чем они закончились, нашей редакции пока не известно) – о злоупотреблениях во всё той же 47-й колонии, начальником которой до 2011 года  был Куанышбек Кенебаев. Как сообщало в середине мая МВД, в ходе расследования, которое ведёт Главное следственное управление этого ведомства, установлено, что в ИК-47 были незаконно списаны подогреватели жидкостных дизелей (ПЖД) на сумму 404 тысячи 398 сомов и столярные станки.

В течение 2014 года в отношении сотрудников ГСИН разного ранга было возбуждено 26 уголовных дел коррупционной направленности – по статьям УК “Вымогательство взятки”, “Злоупотребление должностным положением”, “Превышение должностных полномочий”, “Присвоение и растрата вверенного имущества”, “Мошенничество”. Все проходящие по этим делам сотрудники, что любопытно, подчинены первому заместителю председателя ГСИН полковнику К. Кенебаеву. Дело в том, что Куанышбек Кенебаев, пересидевший на своём посту пятерых председателей, сегодня в ГСИН курирует почти все вопросы…

В начале мая в Джалал-Абадской области при получении взятки был задержан очередной сотрудник ГСИН – старший инспектор уголовно-исполнительной инспекции майор Усукеев. Служебное расследование, проведённое отделом внутренних расследований ГСИН, показало, что Усукеев (уволенный в своё время) был вновь принят на работу по указанию всё того же первого зампредседателя ГСИН полковника К. Кенебаева.

Сейчас, насколько известно, руководство ГСИН экстренно решает вопрос о реорганизации своего отдела внутренней безопасности. То есть об увольнении его сотрудников под благовидным предлогом…

Ситуация в ГСИН стала настолько выходить за приемлемые рамки, что в начале февраля этого года распоряжением правительства Кыргызстана была создана внушительная межведомственная комиссия для проверки тюремного ведомства. В комиссию вошли представители всех силовых структур, аппарата правительства и даже президента. Уже в марте комиссия свою работу закончила.

Самое интересное – тишина, воцарившаяся вокруг итогов работы этой комиссии. Кое-что просочилось лишь в конце мая, когда новый премьер-министр Темир Сариев провёл совещание с силовиками. “Итоги проверки – очень плохие, – сказал премьер, обращаясь к руководителям ГСИН. – Все зоны стали “героиновыми”, и никакой работы по этому поводу не ведётся. Ситуация очень плохая. В ближайшее время я приму решение”, – многозначительно пообещал Т. Сариев.

По данным нашей редакции, заключение комиссии было просто разгромным. И речь в нём шла далеко не только о “героиновых зонах”. Но вот что любопытно. В итоге – это случилось на днях – от должности распоряжением премьера был освобождён лишь председатель ГСИН Советбек Арбаев. На его место поставили Алика Мамыркулова, армейского генерала, в прошлом уже возглавлявшего ГСИН. Между тем в “чёрном списке” руководителей, которых комиссия рекомендовала снять с должностей, было десятка полтора человек. В их числе – и первый зампредседателя Куанышбек Кенебаев.

Май 2015 года, в руководстве ГСИН подводят итоги первого квартала. Председатель ведомства С. Арбаев (на фото в центре) скоро будет снят со скандалом. Его первый заместитель К. Кенебаев (справа) вновь уцелеет.

Никаких кадровых решений больше не последовало. По словам нашего источника, близкого к правительственным кругам, в правительстве до сих ждут, когда правительственный “десантник” Мамыркулов (до назначения в ГСИН он был  заведующим отделом обороны, правопорядка и чрезвычайных ситуаций аппарата правительства) начнёт наводить во вверенном ему ведомстве порядок. И терпение правительства, дескать, уже подходит к концу.

Что же касается полковника Кенебаева, получившего почти необъятную власть в ГСИН, то двигать его наверх в свою бытность председателем ГСИН начинал генерал Шейшенбек Байзаков.  Именно  он привёл начальника ИК-47 К. Кенебаева в Главный штаб ГСИН. Что сегодня думает генерал Байзаков?

– Признаю – это была моя крупная ошибка, – так прокомментировал тот свой шаг нашей редакции Ш. Байзаков. – Кенебаев мне казался самым толковым из руководителей среднего звена – грамотный, язык хорошо подвешен. Но власть не каждому приносит пользу. Кенебаев, по сути, перечеркнул всё, чего мне удалось добиться за год и 10 месяцев работы. Он вернул на руководящие должности коррупционеров, которых я уволил. И всё повернулось вспять. Мне часто звонят мои бывшие подчинённые, работающие в исправительных учреждениях – система вновь оказалась под “чёрными”, в ней вновь командует преступный мир, – грустно заключает генерал Байзаков.

Некрасивые тайны, которыми полно это государство в государстве – ГСИН, вылезли на поверхность ещё далеко не все…

Артур ИСАЕВ

 

Оставьте комментарий