Главное:

Так кого же мы выбрали в парламент?

15.11.2012
Просмотров: 5

Прозрачностью и эффективностью работы Жогорку Кенеша нынешнего, пятого, созыва озаботилась ещё одна неправительственная организация – правозащитный центр “Граждане против коррупции”.

Результаты его исследования оказались весьма любопытными, и мы решили с некоторыми из них познакомить читателей.

Итак, вот каким предстал нынешний состав парламента в этом исследовании.

НЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ…

В парламенте, как принято в странах развитой демократии, должны прежде всего заседать юристы и экономисты. Исследование показало: в кыргызском парламенте пятого созыва юристы и экономисты высшей квалификации составляют всего лишь 1,6 процента, т.е. всего 2 человека: один кандидат юридических наук и один доктор экономических наук. Для сравнения: в Жогорку Кенеше первого созыва (1995-2000 годы) доля кандидатов и докторов наук составляла 34 процента.

Кто же остальные депутаты? Среди них по первому образованию преобладают учителя и инженеры – и тех, и других по 19 процентов. Из других специальностей больше всего представлены юристы (15 депутатов), финансисты и бухгалтера (14 чел.), физкультурники (4 чел.), технологи (4 чел.), строители (4 чел.) и работники сельского хозяйства (11 чел.).

Треть депутатов имеют второе высшее образование, которое они в основном получили заочно. Что характерно, 65 процентов из них второй диплом получили по юриспруденции, 10 процентов – по экономике. При этом исследователи обращают внимание на такое обстоятельство: “Коррупция в вузах особенно процветает на отделениях заочного обучения”.

Большинство депутатов – 76 процентов – окончили вузы Кыргызстана, 20 процентов – вузы стран СНГ (в основном те, кто получал образование в советский период), лишь 2 процента депутатов учились за рубежом, об образовании остальных информация отсутствует.

В исследовании приводится мнение эксперта о нынешнем составе ЖК: “В депутаты приходят малоподготовленные для законотворческой работы люди. Они, в общем, и не должны уметь писать законы, но должны уметь правильно разбираться в политических вопросах, уметь слышать народ, чувствовать его требования, уметь ясно излагать свои мысли. А всё остальное должен делать аппарат. Но проблема в том, что сейчас ни сами депутаты, ни их аппарат не являются профессионалами. Часто в аппарат приводят родственников или знакомых, а они не работают”.

А вот мнение одного из бывших депутатов ЖК: “Образовательный уровень нынешнего созыва как никогда низкий. Отсюда и низкая эффективность в принятии законов, низкое качество. Нельзя принимать закон на авось: “Если что, поправим…” Последствия от некачественного закона могут быть колоссальными”.

ДАЛЁКИЙ ОТ НУЖД НАРОДА…

Анализ трудовой деятельности депутатов до выборов показал: главные группы в парламенте – бывшие госслужащие и бизнесмены. Жогорку Кенеш пятого созыва в этом плане поставил рекорд по сравнению со своими предшественниками: чиновников и бизнесменов в нём – почти две трети, 62 процента депутатов.

Они доминируют в большинстве фракций. Разница лишь в том, кто больше делает погоду. Например, “Ата-Журт” и “Ар-Намыс” – фракции “чиновничьи”: бывшие чиновники в них составляют соответственно 54 и 48 процентов.

“Республика” и СДПК – так сказать, “бизнес-фракции”: в первой представители бизнеса составляют 48 процентов, во второй – 42 процента. Фракция “Ата Мекен” – более разнородная: в ней бизнесмены составляют лишь 28 процентов.

Хорошо это или плохо? Авторы исследования отмечают: “Известно, что высокий удельный вес чиновников и богатых предпринимателей делает парламент глухим к народным чаяниям, а депутаты-бизнесмены и чиновники довольно часто занимаются лоббированием своих интересов”.

ПРОЖОРЛИВЫЙ…

На каждого депутата парламента, по данным исследования, сегодня приходится в среднем по 9,2 штатные единицы работников Жогорку Кенеша. Звучит коряво и диковато, но теперь нетрудно посчитать: 120 депутатов обслуживаются 1 тысячей 104 работниками.

Начиная с 2005 года расходы на содержание и обеспечение деятельности одного депутата парламента выросли более чем в 2 раза – с 2 миллионов 743 тысяч сомов до 6 миллионов 147 тысяч сомов.

Подорожала и главная “продукция” парламента – принятые нормативно-правовые акты. Если на разработку и принятие одного постановления в первом созыве ЖК тратилось в среднем 101 тысяча сомов, то депутаты пятого созыва выполняют эту работу в 5 раз дороже – за 501 тысячу сомов. А “себестоимость” одного закона выросла за это же время в 6,3 раза: если депутатам первого созыва хватало на его “изготовление” 483 тысяч сомов, то у нынешних парламентариев на это уходит более 3 миллионов сомов.

При этом, как показало исследование, из рассмотренных нынешним парламентом законопроектов всего лишь половина была инициирована самими депутатами, а другая половина – правительством. “В условиях, когда численность депутатов была увеличена на треть (в парламенте прежнего, четвёртого, созыва было 90 депутатов. – Примеч. ред.), а число сотрудников министерств и ведомств сокращается, вполне правомерно ожидать более высокой законодательной инициативы со стороны парламента как главного законодательного органа”, – отмечают исследователи.

Короче, и “продукции” этот парламент производит меньше, и обходится она народу слишком дорого. В бизнесе с такой эффективностью прогорают в считанные дни.

РАСХЛЯБАННЫЙ…

Чем ещё выделяется кыргызский парламент пятого созыва, так это низкой посещаемостью депутатами заседаний – даже в дни голосования. Когда проводилось это исследование (май 2012 года), на заседаниях отсутствовала то четверть, то треть, а то и больше депутатов. И ничего ведь не меняется: буквально на днях, 31 октября, на заседание ЖК пришли всего лишь 15 (!) депутатов из 120. Притом, что на заседание прибыл премьер-министр. Притом, что вопросы рассматривались серьёзные: одобрение кандидатуры Шамиля Атаханова на пост главы МВД, увольнение ряда акимов и доставка муки по сниженным ценам дальним сёлам.

“Практика показывает, – отмечается в исследовании, – что и спикер, и руководители фракций мало обеспокоены низким посещением и не принимают никаких действенных мер к прогульщикам. Так, например, даже вице-спикер фракции “Ата Мекен” Асия Сасыкбаева, осознавая низкий уровень посещения заседаний, не говорит о необходимости мер адекватного реагирования, а лишь сетует на то, что общественное порицание важно только для “совестливых” депутатов”.

ОЧЕНЬ ДОРОГОЙ…

И снова о деньгах. Несмотря на хроническую недисциплинированность, депутаты, отмечается в исследовании, являются одной из самых высокооплачиваемых категорий государственных работников в республике. Депутаты за свою работу получают в 5 раз больше среднего госслужащего, в 5,5 раза больше среднестатистического гражданина и в 18 раз больше пенсионера.

Ещё более впечатляет следующий вывод: соотношение заработных плат парламентариев к внутреннему валовому продукту на душу населения в Кыргызстане гораздо выше, чем даже в развитых странах мира. То есть кыргызский депутат обходится своему народу в 10 раз дороже, чем парламентарий в Испании, в 3 раза дороже, чем японский депутат – японцам, в 1,3 раза дороже, чем член парламента Индии – индийцам.

А вот ещё любопытные цифры, приводимые в исследовании. По данным независимого депутата Омурбека Абдырахманова, из бюджета Жогорку Кенеша на 2012 год (а он составляет 679 миллионов 600 тысяч сомов) фонд оплаты труда 120 депутатов поглощает ПЯТУЮ ЧАСТЬ – 132 миллиона 700 тысяч сомов. Фонд оплаты аппарата ЖК (281 сотрудник) – 178 миллионов 400 тысяч сомов; управделами ЖК (183 сотрудника) – 82 миллиона 200 тысяч сомов; гаража ЖК (198 сотрудников) – 63 миллиона 700 тысяч сомов. Фонд оплаты труда 243 помощников и консультантов депутатов составляет 136 миллионов 200 тысяч сомов; 7 советников спикеров и вице-спикеров – 3 миллиона 300 тысяч сомов; одного пресс-секретаря – 500 тысяч сомов.

Что интересно, несмотря даже на столь высокие (по сравнению с другими кыргызстанцами) зарплаты, большинство опрошенных в ходе исследования депутатов не считают себя богатыми людьми. Так, лишь 33 процента депутатов, заполнивших анкеты, считают себя “зажиточными” и “состоятельными” людьми, а 67 процентов относят себя к среднему слою. При этом, как отмечают исследователи, именно депутаты возглавляют рейтинги самых богатых людей Кыргызстана.

НЕПРОЗРАЧНЫЙ…

Что ещё интересно, финансы парламента являются тайной за семью печатями не только для общественности, но и для… самих депутатов. Такой вывод центр “Граждане против коррупции” сделал, опросив самих парламентариев. Из их ответов в анкетах: “О какой прозрачности для народа может идти речь, когда мы сами ничего о расходовании бюджета не знаем?”… “Мне ничего неизвестно, как расходуются фонды торага (спикера) и фракций”… “Вообще непонятно, почему в поездки ездят одни и те же депутаты?”… “Кто сколько потратил на зарубежные командировки, информации не имеем, иногда узнаём это из прессы”… “Не видно отдачи от этих командировок и других поездок по регионам”… “Кто пользуется пансионатом, не имею понятия”.

Вывод: в такой ситуации “вопрос о доступе к этой информации налогоплательщиков, которые, в конечном счёте, оплачивают все эти расходы, становится просто смешным и нелепым. Если сами депутаты не могут внутри парламента обеспечить бюджетную прозрачность, вполне понятно, что они всеми силами будут стараться закрыть эту информацию и от своих избирателей”.

СКАНДАЛЬНЫЙ И КОРРУМПИРОВАННЫЙ

История Жогорку Кенеша изобилует примерами коррупции и недобросовестного лоббирования. “Депутаты каждого нового созыва, – говорится в отчёте, – регулярно, а подчас и несколько раз за созыв рэкетируют владельцев казино, заправок, предприятие “Кумтор”, иностранных инвесторов, которые хотят войти на рынок Кыргызстана… Многие из рэкетируемых объектов с нарушением закона ведут бизнес и поэтому легко становятся добычей депутатов, которым нужно “отбить” деньги, потраченные на выборы, и при этом ещё хорошо заработать”.

В качестве примера в отчёте упоминается немецкий хирург-пластинолог доктор Хагенс, который публично объявлял, что некоторые депутаты второго созыва вымогают у него 200 тысяч долларов в обмен на невмешательство в его работу в Кыргызстане. Или случай с парламентом четвёртого созыва, когда группа депутатов и руководителей Минтранспорта трижды предпринимала попытки лоббировать закон о запрете праворульных автомашин…

“Коррупция, – говорится в отчёте, – проявляется не только в требованиях и получении взяток за те или иные услуги, в написании нужных ответов и справок, запросов, в “наездах” на исполнительную власть, в трудоустройстве подставных лиц, родственников и близких в коммерческие структуры, но и в требовании средств на нужды партии и выборов, за “крышевание” бизнеса, за обещание предоставления льгот”.

Список примеров коррупционности и неэтичного поведения депутатов нынешнего, пятого, созыва оказался длинным. Помимо известных скандалов со словесными перепалками и драками между депутатами; помимо их связей с криминальными лидерами и мародёрами, дорогих авиаперелётов за счёт налогоплательщиков (один из них по маршруту Бишкек – Куала-Лумпур – Джакарта – Бали – Бишкек, совершённый депутатами в июле 2011 года, обошёлся казне в 10 с лишним миллионов сомов!), в него включена, например, и ситуация с резервным фондом спикера парламента.

В течение 2011 года из этого фонда (его бюджет – 40 миллионов сомов) было израсходовано более 23 миллионов сомов на материальную помощь отдельным депутатам и сотрудникам ЖК, неким гражданам и организациям (например одной из бишкекских школ), а также на юбилеи и поминки. Из-за отсутствия прозрачности, считают авторы исследования, здесь тоже создаётся огромное поле для парламентской коррупции: выделение денег из фонда может зависеть от личных знакомств, трайбализма, землячества и т.д.

В числе коррупционных проявлений правозащитный центр “Граждане против коррупции” называет и “открытое лоббирование своих интересов при решении “паспортного вопроса”, когда Ф. Кулов поставил на должность руководителя Государственной регистрационной службы “своего человека”; открытое вмешательство экс-председателя профильного комитета ЖК С. Жапарова в процесс выбора судей”.

По многим подобным фактам, обнародованным в СМИ, в парламенте были созданы комиссии. Однако, отмечают исследователи, в большинстве случаев они шли на сговор с проштрафившимися коллегами. Так случилось, например, с комиссией, изучавшей нарушения А. Келдибекова: в обмен на приостановление работы комиссии тот ушёл в отставку с поста спикера. “Подобного рода “борьба” за чистоту рядов не прибавляет авторитета парламенту в обществе – оно понимает и видит, что коррупционность и неэтичность никак не пресекаются, а лишь используются в борьбе за захват и передел сфер влияния. Отсутствие реального наказания за недобросовестные деяния ведёт к разочарованию общества в институте парламентаризма”, – делают неутешительный вывод исследователи. И с ними нельзя не согласиться.

Вадим НОЧЁВКИН

 

Оставьте комментарий