Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

Так кто же ребёнка украл?

30.10.2014
Просмотров: 5

О том, что Октябрьский районный суд Бишкека вынес приговор по громкому делу о краже и продаже в Перинатальном центре новорождённой девочки, мы недавно писали.

Писали и о том, что вся эта история очень напоминает головокружительный детектив.
А детектив-то оказался не только остросюжетным, но и бесконечным…

Уголовное дело по обвинению Мекеновой Нуржан, Мамыркановой Шарапат и Алиевой Бегайым в похищении из 4-го роддома девочки, чья мать в то время лечилась в другой больнице в связи с осложнёнными родами, рассматривает теперь Городской суд Бишкека. В суде второй инстанции, напомним, “октябрьский” приговор обжаловали родственники Мамыркановой, а также прокурор, не согласный с неоправданной мягкостью решения судьи Ж. Сабитовой.

По приговору, напомним, Алиева и Мамырканова получили по 15 лет лишения свободы. А Мекенова – которая, собственно говоря, и забрала себе чужого ребёнка, заплатив за него 1000 долларов, – почему-то отделалась штрафом.

Что же касается медсестры Шарапат Мамыркановой – то тут вообще получилась совершенная неразбериха. По показаниям Мекеновой, о продаже ребёнка она договаривалась с сотрудницей роддома по имени Эльмира. Эльмира же ей якобы в назначенный день и час вынесла на крыльцо роддома малышку и забрала у неё, Мекеновой, конверт с деньгами.

Через несколько дней после начала следствия вдруг выяснилось, что медсестра Эльмира тут ни при чём, а виновата медсестра по имени Шарапат. Которой в день пропажи девочки вообще не было на рабочем месте (так, по крайней мере, утверждают документы и коллеги).

По странному, просто невероятному стечению обстоятельств, Эльмира и Шарапат похожи внешне. Не как близнецы, конечно, но общего много.

“Я по очереди рассматривала каждую из 400-500 фотокарточек медицинских работников Перинатального центра, – писала в одной из объяснительных Н.Мекенова. – Среди них я выбрала 15 карточек, схожих с женщиной по имени Эльмира, которая передала мне ребёнка. Среди этих 15 карточек выбрала две наиболее похожих”…

Чаша весов после долгих колебаний качнулась в сторону Шарапат. Она теперь и села на 15 лет в тюрьму. Категорически, в отличие от двух предполагаемых подельниц, не признав свою вину.

А уголовное дело, постепенно  раскрываясь  в судах, преподносит всё новые и новые неожиданности и сюрпризы.

“Я работаю в Свердловском загсе Бишкека, – даёт показания одна из свидетельниц. – Медсестру Эльмиру знаю с 2006 года. Мне нужна была медсестра, которая бы на дому делала уколы моему ребёнку, и я обратилась в 4-й роддом к знакомому педиатру. Таким образом мы и познакомились с Эльмирой.

Так как мой ребёнок часто болел, Эльмира часто приходила ко мне домой. Последний раз она приходила в сентябре 2013-го. Иногда она получала у меня консультации, связанные с документами. Иногда спрашивала про процедуру оформления свидетельства о рождении. Видимо, матери родившихся в её отделении детей спрашивали её об этом.

5 ноября 2013 года примерно в 20.45 мне позвонила Эльмира. Она спросила, какие документы нужны для перемены фамилии. Кто именно собирается менять фамилию, она не сказала. Я продиктовала ей список необходимых документов, она выслушала, затем попрощалась и положила трубку”.

Именно 5 ноября прошлого года, напомним, из роддома исчезла новорождённая девочка. Обнаруженная через несколько дней сотрудниками милиции дома у Мекеновой Нуржан. Которая сразу призналась, что купила ребёнка у медсестры Эльмиры… Или всё-таки у Шарапат?

Получается так. Медсестра Шарапат Мамырканова, у которой в тот день был законный выходной и которая, по свидетельству очевидцев, находилась совсем в другом месте, в больнице у попавшего в аварию племянника, ухитрилась всё-таки проникнуть в роддом – в чужое отделение, не то, где она работает. Последнее, впрочем, неудивительно, исходя из сложившейся в Перинатальном центре порочной практики, когда никто ничего и никого не контролирует.

Предварительно представилась покупательнице Мекеновой чужим именем (а конкретно – именем коллеги Эльмиры, учтя их портретное сходство, чтобы можно было потом на Эльмиру стрелки перевести)…

Выдающихся способностей и недюжинного ума женщина эта Шарапат!

Или всё-таки её действительно подставили?

“5 ноября примерно в 15-16 часов я находилась дома вместе со своими детьми, – рассказывает другая свидетельница – невестка Мекеновой, жена её старшего брата. – Пришла Нуржана, державшая в руках новорождённого ребёнка в розовом конверте. Я спросила у Нуржаны: “Ты что, родила? А почему не сообщила нам?”. Нуржана ответила, что ребёнок родился маленьким, поэтому она нам ничего говорить не хотела.

Вечером приехала свекровь, мать Нуржаны. И тоже очень удивилась, что дочь ничего не сообщила о ребёнке. Нуржана ответила, что не хотела беспокоить”.

В роддоме, напомним, ребёнка хватились только поздним вечером. О том, что это само по себе – ужасающая халатность и безответственность, сейчас говорить не будем. Но вот что интересно: в принципе в показаниях подсудимая Мекенова не путается. Только вот по части времени, когда ей вынесли ребёнка, – сплошь неувязки.

И, опять же, дело даже не в том, кто именно ей ребёнка передал – Эльмира или Шарапат. Дело в том, что так и не понятно, когда это было. То в три, то в четыре дня, то в пять, то в шесть вечера. Судя по показаниям невестки, в три-четыре Нуржан была уже дома с ребёнком…

А  вот  наконец  самое интересное.

“4 ноября 2013 года я легла на лечение в гинекологическое отделение Бишкекского городского перинатального центра. Меня определили в палату номер один, там была девушка по имени Нуржан, которая лечилась уже неделю (Нуржан, напомним, для отвода глаз легла в роддом, чтобы легче было провернуть дело с похищением младенца. И там встретилась с очередной свидетельницей по делу). – Мы с Нуржан не так много беседовали, но она мне рассказала, что муж её работает в СНБ и что она – мать двоих детей.

Вечером она легла не раздеваясь, в брюках и водолазке. Ночью, во сколько точно – не помню, она два-три раза выходила наружу.

5 ноября утром Нуржан выписали. В обед, когда я вернулась из столовой, на сумке Нуржан лежал плед жёлтого цвета с изображением мишек или собак, но сама Нуржан в палату не заходила, только два или три раза подходила к дверям и заглядывала.

Примерно в 17.30 зашла, взяла свои вещи и попрощалась со мной. На ней была короткая чёрная куртка, щёки у неё были раскрасневшиеся – по моим предположениям, от пребывания на холодном воздухе на улице”.

Так может, работники роддома и вовсе не причастны к похищению девочки? То есть косвенно, конечно, причастны, и даже очень: нечего было устраивать из детского отделения проходной двор, надо было лучше следить за теми, кто беспрепятственно входит в палату с новорождёнными и выходит из неё, хотя бы камеры видеонаблюдения поставить! Да и заметить пропажу ребёнка следовало бы раньше, по горячим следам, а не совершенно случайно, вспомнив, что пора покормить недоношенных детишек!

Косвенно – да. Но вдруг ни Эльмира, ни Шарапат Нуржан Мекеновой дитя не передавали и деньги за это не получали?! Может, она сама, по собственной инициативе, проникла в палату, выкрала младенца, передала его кому-то, ожидавшему на улице, – да и была такова?

Так или иначе, оштрафованная Октябрьским судом Мекенова находится на свободе. Мамырканова с врачом частной клиники Алиевой – за решёткой, в ожидании вердикта апелляционной инстанции.

Каким будет этот вердикт – и когда вообще Городской суд Бишкека рассмотрит это загадочное уголовное дело? Насчёт этого можно только предположения строить. Потому что сразу после выхода в свет статьи в нашей газете “Дело о похищенном младенце” (17 сентября 2014 года) судьи, прокуроры, адвокаты и свидетели, как говорится, поймали тишину.

Заседания суда по непонятным причинам переносятся и откладываются. Свидетели – да и просто болельщики раньше не пропускавшие ни одного “судного дня”, теперь не приходят. Такое впечатление, что судебная система на этом уголовном деле споткнулась, запнулась и временно зашла в тупик. И выберется из него, вероятно, не скоро.

Суд Октябрьского района Бишкека троим обвиняемым свой приговор вынес.

А Бишкекский городской суд ещё толком не начинался. Никто, кроме родственников осуждённой медсестры Шарапат Мамыркановой, сюда не ходит.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий