Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

ТЮРЬМА ДЛЯ ОСОБЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

28.11.2014
Просмотров: 2


фоторепортаж с места события

 

          Режим здесь будет жёстким – такое обещание дал журналистам заместитель председателя Государственной службы исполнения наказаний КР Нурлан Орозалиев на “экскурсии” по новому зданию специального комплекса для содержания приговорённых к пожизненному лишению свободы.

Мораторий на исключительную меру наказания в Кыргызстане ввели в конце 90-х годов прошлого столетия. Суды, тем не менее, продолжали выносить расстрельные приговоры, однако в исполнение они уже не приводились.  

Официально смертную казнь в республике отменили в 2007 году. Её заменили на высшую меру наказания – пожизненное лишение свободы.

Фактически убийцам и насильникам не “мазали лбы зелёнкой” почти 16 лет. Все это время их количество только росло и, по мере увеличения числа тех, кому в принципе и терять-то уже нечего, для руководства уголовно-исполнительной системы КР все более актуальным становился вопрос: “А где их содержать?”.    

Дело в том, что до моратория “смертники” ждали исполнения приговора в подвальных камерах Бишкекского СИЗО №1. После туда же начали сажать новых приговорённых к высшей мере наказания.  

В Главном управлении исполнения наказаний (переименованном затем в государственную службу) понимали, что, во-первых,  камеры следственного изолятора не резиновые, а во-вторых, они  не предназначены для пожизненного содержания такого спецконтингента.

Нужна была отдельная колония особого режима. Такая, как, например, “Чёрный дельфин” в России. Многие наверняка видели документальные фильмы про это учреждение. Кадры о заключённых, передвигающихся по коридорам в позе летящей ласточки в сопровождении дюжих надзирателей, забываются нескоро.

Строительство такой колонии в Кыргызстане началось в 2007 году. Что касается смертников, то проблему с их содержанием временно решили следующим образом: в нескольких зонах создали так называемые “локалки”. Это обнесённые высокими заборами с колючей проволокой участки территории. Сверху они накрыты решётками, поэтому небо в них действительно в клеточку.  

Приговорённых к пожизненному лишению свободы (ПЛСников) вывозят из Бишкекского СИЗО и размещают в “локалках”. В одной 20 человек, в другой – 100, в третьей – 50. Однако камеры следственного изолятора пустыми не остаются. Они ведь тоже “локалка”, но со своей спецификой. Из-за неё, кстати, ПЛСников через, если не ошибаюсь, каждые полгода переводят из одного места содержания в другое, ротируют, так сказать.

Дело  в  том,  что  если постоянно  одни  осуждённые будут находиться в подвальных камерах СИЗО, а другие в колониях, то рано или поздно первые начнут возмущаться: “Почему именно мы должны сидеть в подвале и дышать смрадом?”. Дабы это негодование не переросло в нечто большее, и происходит ротация. Посидела группа ПЛСников в изоляторе полгода, её меняют на тех, кто был в колонии. И так постоянно…

Впрочем, есть ещё и такая, официально не подтверждённая версия: якобы подвал Бишкекского СИЗО – своего рода штрафной изолятор для тех “пожизненников”, которые злостно нарушают режим. Но это, повторю, всего лишь версия.

Кстати, автору этих строк несколько лет назад удалось попасть в одну из “локалок”. Помню, как я удивился, увидев, что приговорённые к высшей мере наказания свободно передвигаются по её территории, у них есть возможность смотреть телевизор либо “качаться” на изготовленных ими же тренажёрах. Там была даже мастерская, в которой они что-то выпиливали, стругали и вытачивали.

– А как же особый режим? – спросил я тогда у начальника колонии.

– Мне главное, чтобы они ежедневно были чем-то заняты, – ответил он.

Кстати, именно отсутствие в республике зоны особого режима стало причиной чрезвычайного происшествия в 2008 году – в 16-й колонии приговорённый к пожизненному заключению убил двух сотрудников Главного управления исполнения наказаний.

Но вернёмся к строительству спецобъекта. Как уже было сказано, началось оно в 2007 году на территории 19-й колонии, которая находится в районе села Жаны-Жер (для ориентира – аэропорт “Манас”).

По словам заместителя председателя Главной службы исполнения наказаний КР Нурлана Орозалиева, шло всё эти годы ни шатко ни валко из-за недостатка финансовых средств. Прорыв, как он сказал, произошёл в 2014-м.

В начале года премьер-министр Джоомарт Оторбаев заявил: “Всех лиц с пожизненной мерой наказания нужно разместить в одном месте. Надо понимать, что у таких людей совсем другая психология и другая жизненная позиция. Они должны быть изолированы от общества”. Вскоре из госбюджета выделили 70 миллионов сомов. Для сравнения – с 2007 по 2013 год на возведение так называемого спецобъекта потратили 115 миллионов сомов.

И вот на прошлой неделе руководство ГСИН решило показать журналистам, что уже построили в 19-й колонии.

А построили первый четырёхэтажный корпус, в котором в будущем будут содержать “пожизненников”. В здании смогут находиться сразу до 200 ПЛСников. А когда введут в эксплуатацию второй корпус – фундамент под него уже залит – то эта цифра вырастет до 500 осуждённых. Всего же сегодня в республике 288 приговорённых к высшей мере наказания.

– Корпус практически готов к приёму осуждённых. На первом этаже расположены кабинеты администрации. На втором и третьем – камеры. В каждой будут находиться четыре человека. Согласно нормам, на одного заключённого должно быть не менее трёх квадратных метров площади. Площадь камеры – 18 квадратов. В них и в коридорах установят видеокамеры, – рассказал зампредседателя ГСИН Нурлан Орозалиев.

 

И  даже  ленточку  разрезали…
 

Покой  мирных  граждан  от  злодеев,  которые  окажутся по  эту  сторону  забора,  будут  оберегать  с  помощью натасканных  овчарок.

На четвёртом этаже – прогулочные дворики. Ну как дворики… Скорее те же камеры, только без кроватей и окон. По словам Нурлана Орозалиева, ПЛСники имеют право на полуторачасовую ежесуточную прогулку. Естественно, под постоянным присмотром охранников.

– В подвале здания расположены системы коммуникации, отопления, морг… Здание фактически готово к размещению в нём осуждённых, – сказал Нурлан Орозалиев.

– И когда их начнут сюда привозить? – спросили журналисты.

– Как только будут выделены средства на комплектование и обучение дополнительных штатных единиц, – ответил заместитель председателя, не уточнив, когда именно это произойдёт. Насколько известно, требуется около 200 человек, которые будут здесь работать – охранники, административный персонал, хозобслуга и другие. Одно из главных условий – устойчивая психика.

Экскурсия по зданию спецобъекта завершилась быстро. Уже через 20 минут журналистов попросили на выход. На прощание Нурлан Орозалиев пообещал, что режим здесь будет жёстким. Как в российском “Чёрном дельфине”.

Егор ВАСИЛЬЕВ
фото Владислава УШАКОВА

Р.S. На завершение строительства спецкомплекса требуется ещё около 200 миллионов сомов.
В такую вот “копеечку”  обходятся  обществу преступники, совершившие самые зверские преступления.

 

Вспаханная  контрольно-следовая  полоса,  как  на государственной  границе,  отделяет  особую  зону
от  остальной  территории  колонии.

Коридор с камерами для заключённых-пожизненников на одном из этажей особого корпуса.

А  это  –  спальные  места  для  особых  преступников.

Всё  готово  для  приёма  “жильцов”.

Председатель ГСИН Советбек Арбаев демонстрирует новую униформу пээлэсников. Она – ярко оранжевого цвета.
В  т.ч.  постель  и  обмундирование.

 

За какие преступления в Кыргызстане

приговаривают к пожизненному лишению свободы?
 

Согласно Уголовному кодексу КР, пожизненное лишение свободы заключается в изоляции осуждённого от общества путём направления его в исправительную колонию особого режима и устанавливается за совершение особо тяжких преступлений против жизни, чести и достоинства личности, либо действия, направленные на частичное или полное уничтожение национальных, этнических и религиозных групп.

Речь идёт об умышленном убийстве, изнасиловании малолетней, повлёкшем особо тяжкие последствия, о геноциде.

Отбывающий пожизненное заключение может подать прошение о помиловании через 30 лет после вступления приговора в законную силу.

Если прошение удовлетворят, то пожизненное лишение свободы могут заменить на лишение свободы сроком на 30 лет.

 

Оставьте комментарий