Главное:
Наврали в декларациях (Ноябрь 21, 2018 9:11 дп)
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)

У США – ТРИ КАРТЫ КОЗЫРНЫЕ. ЧЕМ ИХ БУДЕТ БИТЬ КЫРГЫЗСТАН?

20.06.2014
Просмотров: 2

         Продолжаем беседу с Жыпаром ЖЕКШЕЕВЫМ, известным кыргызстанским общественным деятелем. Начало нашего разговора на животрепещущие темы в предыдущем номере газеты под заголовком “Демократия в Кыргызстане в опасности. Ей угрожает… “демократичная” Америка”. К такому неожиданному, на первый взгляд, выводу мы пришли вместе с нашим собеседником, стоявшим у истоков демократического движения в нашей республике.

          Итак, канун мартовской революции 2005 года в Кыргызстане. Соединённые Штаты зачем-то активно финансируют как отдельных кыргызских политиков, так и целые политические партии  оппозиционного толка…

 

– Когда уже стало ясно – со дня на день может произойти что-то такое, что изменит Кыргызстан, – говорит Жыпар Жекшеев, – мы в штабе нашего оппозиционного блока на очередном своём заседании приняли решение попросить послов США, Германии и ОБСЕ – трёх наиболее авторитетных иностранных дипломатов в Бишкеке – стать посредниками в переговорном процессе между президентом Акаевым и оппозицией. Ведь нас – около 20 человек. На кого-то, может, у Акаева аллергия. Но ведь к кому-то наверняка он относится терпимо, может и поговорить полчасика. Наши позиции выверены. Готовы встретиться с Акаевым в любом формате – чтобы избежать революции.

После того как послы побывали у Акаева, его ответ передал нам только американский посол Стивен Янг.  Сказал он буквально следующее: Акаев даже не допускает мысли сесть за один стол с нынешней оппозицией. Не с кем ему и даже не о чем говорить! И тогда случилось то, что случилось…

– А вы уверены, что посол Янг адекватно акаевские слова вам передал? Что Акаев именно это ему сказал?

– Честно говоря, не уверен. У нас не было возможности проверить, насколько это достоверно. В самом ли деле послы встречались с Акаевым и говорил ли он это им. Сами-то мы с Акаевым встретиться не смогли. Возможно, это была очередная игра посла США. Сам я со Стивеном Янгом не разговаривал, хотя в штабе мы его ответ обсуждали. Скорее всего, посол передал его Бакиеву, который тогда был координатором оппозиционного движения.  

– Любопытно, что вскоре после свержения Акаева посол Янг собрал журналистов и тоже нам рассказал про неуступчивость Акаева… А заодно сообщил, какое теперь всех нас ждёт блестящее будущее. Вид у него был такой гордый, будто это он, посол США, Акаева прогнал.

– Думаю, американцы были заинтересованы в его свержении.

– Чем же Акаев их не устраивал? Его сын и зять, как все мы помним, привязаны были намертво к Пентагону очень прибыльным бизнесом – поставками топлива на авиабазу в “Манасе”. Сам Аскар Акаев в угоду Вашингтону, случалось, “кидал” Москву…

– Я тоже об этом много думал. И найти неоспоримый ответ так и не смог. Но я знал другое. Акаев никогда не отличался последовательностью. Он с лёгкостью мог и Америку “кинуть” и развернуться на 180 градусов в другую сторону – к той же России или ещё к кому-то. Акаев всё время играл со всеми. Скользкий был как мыло – никак в руках не удержишь. Наверное, американцам просто уже надоело с ним дело иметь. Нужен был президент более предсказуемый, безропотно послушный.

 

Фото из редакционного архива: 2000 год, госсекретарь США Мадлен Олбрайт (ныне – глава американского Национального демократического института) прибыла в Бишкек устраивать кыргызскому президенту Аскару Акаеву очередную выволочку. Через пять лет Вашингтон вышвырнет его на свалку – словно скользкое мыло, которое невозможно удержать в руках.

 

– Бакиев ведь таким же скользким игруном оказался.

– Тогда Бакиева никто не знал – он был совершенно тёмной лошадкой. Будучи премьер-министром, себя он как политик никак не проявил.

– Американцы всерьёз на него ставку делали?

– Первой на него поставила южная политическая элита. Рассказывали про собрание этих политиков, где зарезали белую кобылу и покойный Абсамат Масалиев призвал сделать ставку на Бакиева – он, дескать, реальная фигура, всё-таки премьер, ему будет проще вернуть власть южанам. Сам я на Бакиева впервые обратил внимание после того, как в 2002 году увидел по телевидению его выступление перед избирателями в Ала-Буке – он баллотировался в депутаты Жогорку Кенеша по этому округу. Один аксакал к нему обращается: “Курманбек, нам неважно, будешь ты депутатом или нет. Нам важно, кто будет президентом. Если обещаешь, что будешь баллотироваться в президенты, мы тебя сделаем депутатом”. Бакиев тут же, не моргнув глазом, отвечает: “Да, буду баллотироваться в президенты”. И получает благословение от аксакалов.

Меня это удивило: он отдаёт себе отчёт, насколько серьёзное заявление сделал? Или просто спонтанно ответил?

До этого наши дороги никогда не пересекались, а тут я в первый раз зашёл к Бакиеву в кабинет, когда он уже стал депутатом. Поздоровался, представился, поздравил с избранием. И задал интересовавший меня вопрос: “Вы всерьёз намерены идти в президенты?”. Бакиев ответил: “Жыпар Жекшеевич, такими словами не шутят. Это серьёзное заявление. Тем более, я был у Акаева и поставил его в известность: “Если вы больше не будете баллотироваться в президенты, наверняка найдётся с десяток желающих это сделать. И я, наверное, буду среди них”. Акаев, по словам Бакиева, тогда сказал в свойственной ему манере: “Конечно, вам, имея за плечами такой большой опыт, надо баллотироваться”.

То есть будущий “революционер” Бакиев получил согласие у “диктатора” Акаева…

– Меня это тоже, честно говоря, смутило: насколько же все зависели от Акаева! Заручались на всякий случай его согласием, хотя от них этого никто и не требовал… Я стал часто к Бакиеву заходить в его депутатский кабинет. Объяснял: я, северянин, хочу, чтобы следующий президент был с юга, потому что оппозиция на 90 процентов состоит из южан. Предлагал: поддержим вас, но вы не должны входить в какие-то неформальные группировки, должны вести себя очень солидно, должны со всеми политиками ладить. Советовал: не стоит ссориться с Текебаевым (они были постоянно на ножах). Делился, словом, с Бакиевым политическим опытом. И он совершенно случайно стал нашим лидером.

– Почему именно он?

– В 2004 году мы объединились в Народное движение Кыргызстана – девять оппозиционных партий, девять равноправных лидеров. Это создавало неудобства – каждый раз приходилось спорить, кто будет председательствовать на заседании. И однажды зашёл разговор: надо одного человека избрать председателем движения. Но кого? Я тогда сказал: “Изберёте вы, например, Тургуналиева – я уйду. Меня изберёте – Тургуналиев повесится (говорил я, сами понимаете, полушутя). Каждый лидер будет тянуть одеяло на свою партию. Чтобы дружбу сохранить, надо нейтрального человека поставить”.
Но кого? И мне первому пришло в голову: а почему бы не Бакиева? “А вы поддержите?” – спросил Тургуналиев: обрадовался, что южанина предлагаю. Почему нет, говорю. У него, оказывается, никакой партии за спиной нет. Одинокий. И хочет баллотироваться в президенты. Вот пусть и будет председателем НДК.

Договорились. И тут же мы с Бекназаровым зашли в кабинет к Бакиеву. “Я же не политик, я хозяйственник”, – засомневался Бакиев, услышав наше предложение. “Решения, – объясняю, – мы будем принимать коллегиально. Вы будете координатором, будете вести заседания”. – “Я согласен”, – обрадовался Бакиев. Тут же взяли его за руки, собрали пресс-конференцию, объявили его председателем нашего оппозиционного блока. С этого момента он начал становиться недосягаемым даже для нас. Мы сами, получается, привели его к власти.

Так вот, американцы, видимо, знали всю эту предысторию, президентские амбиции Бакиева. И решили, что эту карту стоит использовать. Бакиева, как я уже говорил, в числе прочих оппозиционеров в США на смотрины возили. Может, он что-то им тогда пообещал. Возможно, происходили какие-то события, свидетелями которых мы не были.

– Знаете, а ведь Кыргызстан отчасти уже побывал в такой же ситуации, как сейчас Украина, – при Бакиеве. Уже в 2007 году кыргызские спецслужбы оказались, может, и не под прямым управлением ЦРУ, но под его контролем. Подтверждение этому потом дали и разоблачения “Викиликса”. А помните, как ГКНБ Кыргызстана рьяно начал ловить “шпионов”?  Вначале китайских, а потом и российских – своих же коллег, четверых бывших и действующих чекистов (двое из них, кстати, до сих пор сидят в колониях за государственную измену). Самое поразительное, что обвинили их в “сборе информации о деятельности в Кыргызстане военных разведчиков США и стран НАТО”. Одно это говорит о том, чьи интересы стали обслуживать бакиевские спецслужбы. Один из сотрудников ГКНБ тогда сболтнул: “Становимся на американские рельсы и работаем против России”. Обо всём этом наша газета в своё время подробно писала…

– Ситуация в самом деле похожая – многие чиновники сегодняшней Украины (в том числе руководители спецслужб) имели давние связи с ЦРУ, а может, и являются его прямыми агентами… Думаю, если бы Бакиевы так и остались у власти, то США стали бы полновластными хозяевами в Кыргызстане. И американские спецслужбы помогали бы кыргызским коллегам проводить политические репрессии – как сейчас на Украине. Сам тот факт, что Вашингтон стал опекать Максима Бакиева, уже означал косвенную поддержку репрессий американцами. Вспомните – накануне апрельской революции были все  признаки того, что разгул репрессий вот-вот начнётся. Возможно, они были подготовлены не без помощи американцев. Потом США, конечно, списали бы всё на преступный бакиевский режим, – как они это во всём мире делают.

– Вы в составе национальной комиссии участвовали в расследовании июньских событий 2010 года, четырёхлетняя годовщина которых отмечалась на днях. До сих пор не покидает ощущение, что эта трагедия была грандиозной провокацией мирового масштаба. А вы увидели в ней руку каких-то внешних сил?

– Я тогда ещё, в 2010 году, заявил – к этим событиям третья сила непременно приложила руку. Помню, приехала наша комиссия в первый раз в Ош, остановилась в южной госрезиденции. Вечером приехали местные активисты ДДК, позвали меня к себе в гости. Текебаев говорил: “Это очень рискованно, мы ведь ведём расследование, все в прицеле находимся”. Но я сказал: “Этих ребят я знаю давно, надёжней их никого нет”. Поехал. И ребята до утра приводили ко мне активных участников той заварухи, которые рассказывали мне такие жуткие подробности… Были местные жители, которые говорили: “Не будем давать показания комиссии, расскажем всё только Жекшееву”. Пришлось выделить мне отдельную комнату в здании ошской администрации по соседству с актовым залом, где комиссия заседала. И я имел информацию намного большую, чем вся наша комиссия вместе взятая.

– И что же вы узнали?

– Тема эта – очень взрывоопасная. (Задумывается.) Поэтому всего, что я знаю, рассказать для печати не смогу. Скажу, почему я убеждён, что не обошлось без внешней силы. Боевые действия в Оше были подготовлены уж слишком профессионально. План разработан очень умно. Организаторы акции составили даже карту, обозначив, где выступит каждая боевая группа, состоящая из подростков (помните, я говорил, что люди зрелого возраста, помнившие трагедию 1990 года, в событиях 2010 года практически не участвовали). Только ждали сигнала. Выступить планировали 22 июня – в день начала Великой Отечественной войны. Об этом проболтался один 80-летний старичок, который 10 июня, когда началась заваруха, удивился: почему, дескать, рано начали?

Это была очень продуманная акция, подготовленная профессионалами. Причём информационную войну они ведь выиграли. В Европе статьи о том, что происходит в Оше, начали публиковать за день до начала конфликта.  Поспешили…

Ещё очень важный момент. В качестве члена национальной комиссии по расследованию июньских событий я два раза принимал представителей международных правозащитных организаций. Выложил им все документально подтверждённые факты. О том, что сепаратисты в Оше являются орудием внешних игроков, что они сами не знают, что исполняют чужую волю. Выложил всё доказательно. Международники очень внимательно меня слушали, никаких контраргументов представить не смогли. Беседовал я с ними часами. А они на другой день вдруг делали заявления абсолютно противоположные. Вот тогда у меня появились первые сомнения: все эти глобальные институты по правам человека работают под диктовку. Им не нужны факты, им одно важно – очернить кыргызские власти. И всё.

– В отчётах этих комиссий обращала на себя внимание такая особенность. Они очень скрупулёзно описывали каждый день погромов и убийств прямо по минутам. Но складывалось такое ощущение, что старательно обходили самую главную дату – 10 июня 2010 года. С чего началось-то всё – это же главный вопрос! А объяснения логики внезапной вспышки насилия в Оше в этих отчётах не было…

– Повод был совершенно безобидный – ссора таксиста и подвыпившего пассажира. Если бы не этот повод, нашёлся бы в тот день, 10 июня, другой.

– А почему же на 10 июня выступление перенесли?

– Да потому, что в Ташкенте начался саммит ШОС, собрались президенты нескольких стран. К этой встрече хотели всё приурочить. Чтобы президенты, пребывая в шоке, спонтанно и эмоционально приняли какие-то меры. Чтобы Россия не осталась в стороне. Чтобы Узбекистан принял активное участие. То есть провоцировали войну, которую остановить будет невозможно.

Думали, что у Ислама Каримова нервы не выдержат, и он придёт на помощь узбекам. Но просчитались. Каримов в первом же публичном выступлении сказал – это третьи силы. Он проявил хладнокровие, не стал вмешиваться. И этим нарушил все их планы.

– До чего же похоже на сегодняшние события на востоке Украины!

– Да, такой же сценарий. Просто поразительно, что у Путина до сих пор нервы не сдали. Поразительное хладнокровие, он – политик высочайшего уровня! Его выдержка с ума сводит всех. Давно, по расчётам тех, кто затеял бойню в Донбассе, Путин должен был сорваться. Бывший кагэбэшник, молодой, энергичный, умеет мускулами поиграть и руки развязаны – Совет федерации давно разрешил ввести на Украину войска… Что же мешает?

Мешает то же, что помешало и Каримову вмешаться. Каримов вовремя этот сценарий раскусил. Не думаю, что его так уж волновали кыргызские проблемы. Скорее всего, он понял, что может за этим последовать – гражданская война в самом Узбекистане, ведь там оппозиция тоже ждёт своего часа. Каримов поступил очень мудро – не поддался на провокацию и тем самым спутал все карты провокаторов. Главную ставку они делали на него. Некоторые узбекские военные даже без ведома Каримова пытались перейти границу – он этих командиров наказал.

 

10 июня 2010 года, в Ташкенте начинается саммит ШОС. В тот же день в Оше вспыхивают беспорядки, переросшие в межэтнический конфликт. Одна из явных целей – спровоцировать на ответные действия президентов Узбекистана и России.

 

– Кто же эти внешние силы? Давайте называть вещи своим именами. Есть версия, что та заваруха была выгодна Соединённым Штатам. Победили бы сепаратисты – на юге Кыргызстана под шумок появился бы плацдарм, откуда можно держать под контролем всю Центральную Азию. Не пройдёт этот сценарий – вступает в действие план “Б”: втянуть в конфликт Россию. Ведь к тому времени, когда Роза Отунбаева начала просить российского президента Дмитрия Медведева ввести войска, в Оше уже доминировали кыргызы. С ними, значит, и пришлось бы воевать российским войскам. В итоге Россия получила бы партизанскую войну, в Кыргызстане началась бы новая межнациональная резня. Доказать эту версию сложно, но…

– Но она очень убедительна. Знаете, что меня порадовало после июньских событий, хотя радоваться вроде бы было нечему? Феномен менталитета нашего народа. У нас, как оказалось, очень силён инстинкт самосохранения. Когда появляется реальный риск потерять государство, народ объединяется. Поэтому я верю – несмотря на все наши минусы, второй Украины в Кыргызстане не будет. Уверен в этом!

– Между тем украинский опыт в последнее время усиленно пытаются навязать Кыргызстану. Доходит даже информация, что кое-кто из правозащитников хочет сюда с Украины привезти деятелей “Правого сектора”. Для проведения обучающих семинаров. В том числе с кыргызскими националистами. Объясните, что у кыргызов может быть общего с потомками бандеровцев? Вспомним Вторую мировую войну. Кыргызы сражались с сильным врагом – с фашистами – как львы. Недавно к 9 Мая наша газета напомнила, как сражались – закрывали собой амбразуры, таранили самолётами танковые колонны. А бандеровцы в это время…

– Резали мирное население. Один раз только они вступили в бой с Красной Армией и были разгромлены. Немцы их использовали как карателей. Те убивали беззащитных людей, причём самым страшным образом – даже немцы были иногда в шоке от того, что бандеровцы творили. И сегодняшние бандеровцы посылают в бой украинских новобранцев и контрактников, а сами за их спиной стоят. Если те не выполняют поставленной задачи, боевики их убивают. То есть ведут себя как шакалы… Тех, кто приглашает сюда “Правый сектор”, объединить с ним может только одно – абсолютное отсутствие какой-либо совести и морали.

– Главный вопрос – что ждёт в ближайшие годы Кыргызстан? Как представляется, впереди есть два повода для дестабилизации – 2015 год, когда будут проходить выборы в Жогорку Кенеш. И следующий 2016 год – столетняя годовщина событий 1916 года. Последнюю дату наверняка будут раскачивать особенно, как думаете?

– Непременно найдутся желающие её раскачать. Уже сейчас много возникает так называемых инициативных групп, которые призывают провести столетие тех событий “на должном уровне”. Я же считаю, что ни в коем случае нельзя устраивать по этому поводу какие-то уличные акции. Сегодня мы не должны играть с огнём.

В начале 90-х годов я был одним из организаторов пешего похода в память о событиях 1916 года. И взялся руководить группой, которая шла по самому трудному маршруту – северному берегу Иссык-Куля, тогда густо населённому русскими. Потому что боялся эксцессов – разные люди у нас были, в том числе и националистически настроенные. Мне приходилось предупреждать особо горячие головы, когда они выкрикивали антирусские лозунги: “Вы хоть думайте, о чём говорите! Это была другая страна. При чём здесь нынешняя Россия? При чём здесь русские? Они такой же народ, как мы. Прекратите это!”

– До сих пор нет ясного понимания того, что произошло в 1916 году. Есть, кстати, версии, что и тогда не обошлось без пресловутых третьих сил, без провокации – в частности, со стороны германской и турецкой разведок…

– Да, версий и оценок много. Поэтому отмечать эту годовщину нужно не уличными акциями, а, скажем, научно-практическими конференциями. Чтобы разобраться беспристрастно, без конъюнктуры, и извлечь уроки.

– Соотечественники всегда между собой разберутся. А вот когда влезут внешние игроки – те же американцы, например…

– У них в руках – три козыря. Первый – межнациональный конфликт в приграничье, самом слабом нашем месте. Между кыргызами и узбеками, кыргызами и таджиками. С русскими сейчас этот сценарий заранее обречён на провал – мы настолько уже слились в один народ! Второй козырь – региональные разногласия. Повод – недовольство части населения арестами своих лидеров-земляков по коррупционным преступлениям. Этот конфликт американцы тоже могут раздуть. Третий козырь – столетие событий 1916 года. Вот три момента, наиболее опасных.  

Меня не покидает настороженность по поводу того, что американцы так безболезненно, ничего взамен не требуя, всё оставляя, уходят с базы в “Манасе”. Обещая, что и дальше будут сотрудничать с Кыргызстаном. Есть в этом какой-то подвох…

– Весь вопрос – получится взорвать Кыргызстан или нет?

– Американцы умеют ждать, держать паузу, при этом профессионально подготавливая взрыв. И мы должны заранее быть к этому готовы. И через средства массовой информации, везде, где только можно, обращаться к нашей молодёжи. Мы не должны в этом заговоре оказаться пешками! Иначе мы можем просто потерять своё государство, потерять всё, что имеем сегодня.

Поэтому мы, ещё раз повторю, должны укреплять союз с Россией. Считаю, что Атамбаев делает стратегически очень верные шаги в плане интеграции. С Россией мы должны быть союзниками, братьями. Это сегодня -единственная страна, которая будет нашу государственность безоговорочно поддерживать. В то же время я не могу назвать ни одну страну, которой якобы оказывали помощь в становлении демократии США (а на деле – вмешивались в её внутренние дела) и которая  получила бы развитие в этом процессе и стала качественно лучше. Не могу назвать!

– Вы сейчас напомнили недавнее высказывание депутата Омурбека Абдырахманова, известного своей любовью к политике США. Он заявил так: “Назовите хоть одну страну, куда бы ступал сапог американского солдата и где было бы сейчас плохо. Возьмите послевоенную Японию, возьмите Германию или Южную Корею”. Зачем же так далеко ходить,  можно взять истории посвежее. Взять, например, Ирак или Ливию, захлебнувшиеся в кровавом хаосе…

– Я Омурбека хорошо знаю, он тоже был активистом ДДК, членом правления. Понимаете, когда он в первый раз побывал в Америке (находясь в бегах) и вернулся, я с ним поговорил. И поразился его восторгам, эйфории по отношению ко всему американскому. Понимаете, он теперь абсолютно презрительно относится ко всему кыргызскому. Даже однажды про Манаса проговорился – так негативно, что таласцы взорвались, ему пришлось извиняться. То есть сейчас он – американский до мозга костей. Наверное, слишком крепко куда-то влез вместе с Равшаном Жээнбековым.

– С весны этого года – одновременно с событиями на Украине – очень активизировались так называемые международные демократические институты. Доходит информация – они бросают огромные деньги на окучивание молодёжи. Открывают школы молодых репортёров, где, насколько известно, на самом деле готовят “троллей”. Это – люди, которые за приличную зарплату (до 2 тысяч долларов в месяц) должны сидеть в Интернете, в социальных сетях и писать комментарии с целью поменять общественное мнение. Короче, и на этом фронте кипит бурная деятельность, тоже к чему-то готовятся… А что же в этом плане делает наше правительство? И что оно, как считаете, должно делать?

– Должно, пока не поздно, создать мощный аналитический и идеологический центр. Собрать лучших экспертов. И вести свою национальную ПРОПАГАНДУ – не надо этого слова бояться, при любой государственной системе такие институты существуют. Сделать это я предлагал ещё в 2010 году временному правительству, увидев, какой в его рядах царит бардак. Этот центр, писал я, должен анализировать все происходящие в стране процессы и наступательно вести идеологическую работу среди молодёжи. Чтобы не вдогонку за событиями идти, а опережать их. И тогда не будет конфликтных ситуаций.

Каптагаев, руководитель аппарата временного правительства, в мой проект даже не заглянул. Я тогда подумал: “Боже мой! Им ничего не надо, их не интересует, что будет завтра”. И сегодня, к сожалению, ничего не изменилось. Всё пущено на самотёк. СМИ у нас абсолютно неуправляемые (так в демократическом обществе, наверное, и должно быть), но при этом полностью отсутствует государственная информационная политика. Работа, которую должно вести государство, делает сейчас, на мой взгляд, только ваша газета.

Поучились бы у той же России. Там уже вряд ли повторится попытка провести “марш миллионов” – после Сочи, после Крыма. Такие шаги власти объединяют народ. Люди сами начинают решать проблемы, которыми должно заниматься государство, сами, например, помогают беженцам с востока Украины. Патриотизм как никогда высок!

Я с завистью сегодня смотрю на Россию. Меня то в шутку, то всерьёз называли “отцом кыргызской демократии”. Когда-то я этим гордился, а сегодня, честно говоря,  стыдно произносить само слово “демократия”. Настолько оно дискредитировано за 20 лет. Нельзя копировать чужие модели. Надо искать свою.

– Говоря иначе, каждый народ должен, наверное, опираться на СВОЮ правду, не подменяя её чужой.

беседу вёл
Вадим НОЧЁВКИН

Оставьте комментарий