Главное:

Убийцу простили и отпустили

26.09.2018
Просмотров: 1 856

Галина Безродняя сделала всё возможное, чтобы вытащить сына из тюрьмы.

Что такое помилование? Если не вдаваться в мелочи и нюансы – обычное прощение. Некто, очень сильно провинившийся, говорит: “Я виноват, но я всё понял и осознал. Больше никогда так не буду. Поверьте и простите!” – и его прощают. Отменяют заслуженное наказание и отпускают на все четыре стороны.

Что необходимо в первую очередь, чтобы свершился этот акт величайшего гуманизма? В первую очередь – искреннее покаяние просящего. Полное и безоговорочное осознание им своей вины, готовность искупить её какими угодно способами, кроме смертной казни или длительного тюремного заключения.

Во вторую очередь – возмещение просящим о помиловании морального и материального ущерба, причинённого его преступлением…

И где же всё это, господа тюремщики, активно посодействовавшие освобождению Василия Безроднего?!

Безроднему, осуждённому совсем недавно, в 2015 году, на 23 года лишения свободы, – 37 лет. Зверски убитому им из корыстных побуждений Фариду Авазову было на десять лет меньше.

В отличие от своего убийцы – сына главного специалиста отдела инспекционного контроля Управления образования бишкекской мэрии Галины Васильевны Безродней, 20-летний Авазов не собирался сидеть на шее у родителей. Отлично учился. Жил самостоятельно. Овладевал профессией, готовился стать хорошим специалистом…

Страшную смерть Фарид принял из-за дорогого, “навороченного” ноутбука. Василий Безродний мог бы, пожалуй, просто ограбить парня, раз уж ему, 30-летнему недорослю, ничего из себя не представляющему и ни на что не способному, так приспичило заполучить заветную игрушку.
Ограблением Безродний не ограничился. Забил Фарида Авазова специально купленным молотком…

Бывают преступления неявные. Когда до последнего сомневаешься: а вдруг преступник – не он?! Вдруг ошибка?!

В случае с Безродним сомнений не возникало ни у кого.

Улик Василий нацеплял, как собака блох. Нам, журналистам, положено не верить никому на слово, проверять и перепроверять любую информацию, проводить собственные расследования. Постоянные читатели нашей газеты соврать не дадут: если есть хоть малюсенькое сомнение в чьей-то виновности, мы не спешим выставить его в неприглядном свете. Параллельно с милицией ищем доказательства.

Когда не находим – становимся на защиту безвинно осуждённого.

Василия Безроднего защищать было бы преступно. Ни одной зацепки, ни одной веточки, за которую можно было бы ухватиться, чтобы засомневаться в его причастности к убийству. И чем больше они с адвокатом придумывали разных небылиц в своё оправдание, тем яснее становилось: он убил. Он ограбил. А после закачал в фаридовский ноутбук свои фотографии и любимые игры-стрелялки.

За играми его, кстати, и застали сотрудники уголовного розыска. Отобрали вещдок-игрушку. Поспорили с примчавшейся на квартиру сына Галиной Васильевной, утверждавшей, что этот ноутбук… она сама купила сыну.

– Как вы сами думаете, он убил или не он? – раскладывали перед журналистом “карты” в виде улик милиционеры. – Делайте выводы.

Выводы сделаны: он.

Василий Безродний.

Галина Васильевна Безродняя тоже сомнениями не мучилась. “Мой сын ни при чём, его подставили”. “Ничего эти потерпевшие не получат”. “Статья в газете – заказ. Через сына кто-то пытается занять моё место. Журналиста накажу, чтоб другим неповадно было”.

Василия Безроднего суды всё же признали виновным в убийстве с особой жестокостью из корыстных побуждений. Приговорили сначала к 18, а потом и к 23 годам исправительной колонии.

Последний приговор прозвучал летом 2015 года. Фарид Авазов был убит под новый, 2012 год.

Это сколько же лет душа его, если верить некоторым религиозным учениям, пребывала между небом и землёй, дожидаясь справедливого возмездия для убийцы! Сколько времени его родители Ахтям и Елена Авазовы, теряя последние силы и нервы, продирались через многочисленные преграды и козни, которые строила им непотопляемая мать убийцы!

Осудили. Приговорили. Такие, как Василий Безродний, не заслуживают никакого снисхождения. Он не каялся. Не просил прощения у родителей, потерявших единственного сына. Не пытался хоть бы материально частично загладить вину.

А Галина Васильевна Безродняя делала всё возможное, чтобы Авазовы не получили ни сома, не постеснявшись ради этого судиться с собственным сыном!

О каком помиловании может идти речь? В. Безродний лишил нас единственного сына. У нас не осталось ничего, ради чего стоило бы жить. Нам пришлось пройти следствие, суды, всё вытерпеть и выдержать, выслушивая неоднократные показания судмедэксперта о полученных травмах и времени смерти нашего сына; видеть его убийцу в залах суда (живого, здорового, с надменной ухмылкой на губах)… Услышать слова унижения вместо слов прощения от матери убийцы Галины Безродней… Проживать снова и снова события той страшной ночи, рассказывая о них на бесконечных судебных заседаниях…

Мы, родители убитого Авазова Фарида, просим вас не позволить убийце Безроднему избежать заслуженного наказания”.

Ахтям и Елена Авазовы обращались к президенту Кыргызской Республики Алмазбеку Атамбаеву, узнав, что Василий Безродний подал прошение о помиловании.

“Секретариат Комиссии по вопросам помилования при президенте Кыргызской Республики сообщает, что ваше заявление рассмотрено и будет принято к сведению”, – проинформировал Авазовых ответственный секретарь Комиссии по вопросам помилования Кырккелди Кыдырбаев.

Разве не издевательство? Заявление получили, рассмотрели, приняли к сведению…

И помиловали Василия Безроднего!

Как тут не вспомнить строчку из крыловской басни: “А Васька слушает, да ест”?

Да, Авазовы – не чиновники. Обычные сокулукские работяги. Они, может, и приложили бы к заявлению энную сумму, способную заинтересовать комиссию, – только нет у них таких денег! Может, и надавили бы на комиссию, добившись от неё угодного им решения, – только нет у них власти, полномочий и связей!

В итоге имеем то, что имеем. Ухмыляющуюся самодовольную физиономию Безроднего (именно так он, отъевшийся на казённых харчах, работая в СИЗО в хозобслуге, выглядел на последних судебных заседаниях). И полный жизненный крах Авазовых.

Все эти годы, с 29 декабря 2011-го, возможность дышать, говорить и передвигаться им давала лишь надежда на справедливое наказание тому, кто убил их вместе с сыном.

Сначала к Безроднему применили амнистию. Какая амнистия, если преступник не осознал вину, не раскаялся и не возместил ущерба?!

И какое после этого может быть помилование?!

Кто и на каком основании сунул на подпись тогдашнему президенту список кандидатов на помилование, включив туда Василия Безроднего?!

“Я прекрасно понимаю ваше удивление, – прокомментировал ситуацию журналистам Kаktus.media тот самый “ответственный” (а фактически, как видно, безответственный) секретарь Комиссии по вопросам помилования К. Кыдырбаев. – Но хочу заверить, что в случае с Безродним все нормы были соблюдены. Не думайте, что это спонтанный вопрос. Не было такого, чтобы кто-то занёс президенту документ и он подписал его быстро, и всё. Такого не бывает. Это очень тщательное изучение, многоступенчатый процесс принятия помилования, который начинается с исправительного учреждения. Туда приходит наблюдательная комиссия и проводит экспертизу. Потом дело попадает к Комиссии по помилованию при президенте. В комиссию входят депутаты, представители наццентров, общественных организаций и НПО. Не думайте, что только один человек принимает решение в комиссии. Всё обсуждается, исследуется тщательным образом”.

Да как же так можно “всё изучить и исследовать”, чтобы не заметить очевидного: нет оснований для помилования и освобождения холодного, расчётливого, циничного, жестокого убийцы, который даже прощения не попросил у родителей убитого 20-летнего парня!

“Безроднего мы не освобождали, – рассказывает журналистам Кыдырбаев, явно рассчитывая на их наивность и неосведомлённость. – Просто сократили ему срок наказания наполовину, это не освобождение, и он, мне кажется, всё ещё сидит”.

“Мне кажется”… Да, это вам, к сожалению, только кажется. Безродний числится в колонии-поселении, то есть не сидит и сидеть не будет. Не нам вам, господин ответственный секретарь, это объяснять.

Авазовы с сыном. Лето 2011-го. Тогда они втроём были абсолютно счастливы. В декабре того же года Фарида не стало.

А тем временем…

“На фоне Галины Безродней я плохая мать, – прокомментировала известие о торжественном выходе на волю убийцы, не отсидевшего и пяти лет из отмерянных 23, одна интернет-пользовательница. – Я своего действительно невиновного сына из тюрьмы вытащить не могу!”

Их, людей, столкнувшихся с милицейско-судейским произволом и по несколько лет тщетно ломящихся в закрытые двери в поисках справедливости, – множество. Они находят друг друга в социальных сетях, объединяются в группы, вместе осаждают “Белый дом” и Генеральную прокуратуру…

О них – в следующем номере нашей газеты.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

P. S.  1 октября Верховный суд КР вернул Безроднего в тюрьму. Репортаж из зала суда читайте в газете “Дело №…” за 3 октября.

2 комментариев

  1. Вопиющий случай, это показатель коррумпированности в обществе. Даже убийство оказывается можно замять благодаря связям.и деньгам. Просто тошно от всего этого.

  2. Сколько у нас было таких случаев, когда получают огромные сроки, а через год полтора уже на свободе и дальше убивают и грабят и это все благодаря продажным судьям и чинушам, вся система прогнила с верху до низу

Оставьте комментарий