Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Убийце можно всё?!

21.01.2015
Просмотров: 10

Кто  сказал,  что  в  Кыргызстане  не  соблюдаются  права человека?  Ещё  как  соблюдаются. Известно  даже  имя  этого  счастливого  человека  –  Василий  Безродний.

Каждый раз, после очередного судебного приговора, полагаю, что теперь-то уж, наверное, всё.

Ну сколько же можно издеваться над судебно-правовой системой, над родителями зверски убитого Фарида Авазова, да и над здравым смыслом, наконец?!

Сколько можно переливать из пустого в порожнее, высасывать из пальца “доказательства” его невиновности и находить в проведённом расследовании этого уголовного дела несуществующие “белые пятна”?!

И каждый раз ошибаюсь. Это коней на переправе не меняют, а адвокатов убийца Безродний меняет как перчатки. И каждый новый адвокат заводит старую песню: “Мой подзащитный не виноват, признание из него выбили”…

Приговорённый к 18 годам лишения свободы Безродний всё ещё сидит в СИЗО. Якобы боится отправляться в колонию, по месту назначенной судом отсидки. Оттуда, из колонии, ему якобы кто-то угрожает…

Ну не похож, хоть режьте, гражданин Безродний на параноика! Обычный обнаглевший до предела тип без признаков психического расстройства. И адвокаты его производят впечатление вполне адекватных. Откуда эти страхи и жалобы? Кто и каким образом может чем-то грозить Безроднему с зоны, где он ни дня не был?

Кстати, по уверениям подсудимого и его защитников, угрозам подвергается не только он сам – и не только со стороны каких-то там заключённых. До этого речь тоже дойдёт, только чуть позже.

Итак, три года назад гражданин Безродний признан виновным в жестоком убийстве из корыстных побуждений (на чужой ноутбук позарился). Приговорён – и Свердловским районным, и городским судом Бишкека.

В суде первой инстанции он во всём признавался и очень убедительно рассказывал, как и за что убивал… Вроде бы даже каялся, скупую мужскую слезу ронял. Единственное, о чём просил, – чтоб не судили слишком строго и слишком сурово не наказывали.

Суды первой и второй инстанций сочли, что наиболее подходящее наказание для него – 18 лет с конфискацией имущества. Тут же, правда, выяснилось, что конфисковывать у него нечего. Документально наш “герой” гол как сокол, всё имущество записано на его мать Галину Васильевну. Которая наотрез отказалась расставаться с чем бы то ни было, ей принадлежащим. И даже на родного сына по этому поводу судебный иск подавала.

Ладно, бог с ней, с конфискацией. Но в тюрьму-то этого нелюдя “по-человечески” можно было отправить? Этому-то что помешало? Какие-то мифические угрозы, непонятно откуда исходящие…

Сидит Василий Безродний в СИЗО, срок его потихоньку “мотается” (причём день, как положено, идёт за два). Лицо у него на изоляторских харчах понемногу округляется, а в голове вызревает план скорейшего освобождения. Нет, подкоп он делать не стал, и решётки по ночам не пилил. Он просто написал в Верховный суд Кыргызской Республики бредовую жалобу. Что сам он никого не убивал и даже дома у Авазова никогда не был. А убил парня некто миша (да-да, именно так, с маленькой буквы. В.Безродний, экс-банковский работник с высшим образованием, по-русски правильно писать так и не научился).

Что за Миша? Как хотя бы его фамилия? Где его искать? Почему осуждённый Безродний молчал о нём прежде?

Ни один из этих вопросов верховных судей не заинтересовал. После долгого совещания решили удовлетворить и это бредовое послание, и жалобу адвоката Шоколовой, усмотревшей в уголовном деле некие “неразрешимые противоречия”. И отправили уголовное дело в Свердловский райсуд на новое рассмотрение.

Когда уголовное дело рассматривалось в районном суде по второму кругу, вопрос про Мишу Безроднему всё-таки задали. Ответ поразил всех присутствовавших в зале своей простотой и беспредельной наглостью. А не было, дескать, никакого Миши. Придумал. Зачем придумал? Ну надо же было как-то на новое рассмотрение дело вернуть!

Теперь, будучи судим вторично, Безродний вёл себя уже не как заблудший агнец, раскаивающийся в своём преступлении. В клетке сидел вальяжно, как на именинах. Понял уже, видимо, что ПРАВО ИМЕЕТ. Родители убитого им Фарида прав не имеют, а он имеет. К ним в судах обращаются не иначе, как “Кто ты такой? Давай до свидания!”. А к нему – “Чего изволите, Василий Владимирович?”.

Может, и не дословно так, но смысл именно такой. Со всеми бы обвиняемыми в убийстве кыргызстанцами так нянчились! Ему, Безроднему, почему-то позволено во всеуслышание обвинять не понравившихся ему судей во взяточничестве – и те молчат, будто воды в рот набрали, и даже никак не комментируют столь дерзкое заявление. Ему позволено высказываться в адрес своего первого адвоката Баратова, что тот якобы советовал своему подзащитному брать всё на себя – что он, Безродний, по адвокатскому совету якобы и сделал. Ему предоставлено право выбирать наиболее симпатичный (и не продажный) с его точки зрения суд…

Выбрал, он, как ни странно, не Гаагский трибунал, а суд Чуйской области. Больше, дескать, никому не доверяет.

И дело об убийстве Фарида Авазова сейчас рассматривается в Чуйском областном суде.

Теперь адвокат у Безроднего Мукар Чолпонбаев. Который, судя по тому, что называет своего подзащитного Иваном вместо Василия, даже с материалами уголовного дела как следует не знаком. Зато полон решимости доказать Васину абсолютную невиновность.

Как,  скажите, можно доказать недоказуемое?!

Адвокат считает, что можно. И в качестве “весомых” аргументов приводит то, что уже озвучивалось в Свердловском суде, что обсуждалось и чему были даны убедительные объяснения.

Вслед за В.Шоколовой М.Чолпонбаев твердит про мифические нестыковки и противоречия вроде того, что “Безродний сказал, что ударил молотком пару раз, а экспертиза показала, что ударов было больше…” Неужели адвокат всерьёз полагает, что его подзащитный в той ситуации считал и запоминал все свои удары?!

А Ваня-Вася из клетки периодически понукает своего защитника: “Вот это ещё скажите!”. И никто ведь, что интересно, ему рот не затыкает. Всем положено молчать во время судебного процесса. Всем, но не подсудимому Безроднему. У него почему-то особые привилегии.

Безродний на следственном эксперименте. Не битый, не пытанный. Вполне упитанный. Рассказывает и показывает, как убивал.

– Почему вы никуда не обращались, никому не жаловались, если, как говорите, во время следствия вас пытали? – задаёт один из судей подсудимому резонный вопрос.

– Потому что мне угрожали! – не моргнув глазом, отвечает Безродний. – И не только мне, но и моей семье. В частности, моей маме.

– Ваша честь, – подключается адвокат Чолпонбаев, – в адрес его матери до сих пор поступают угрозы.

И кто же, интересно, до сих пор угрожает Галине Васильевне Безродней, главному специалисту отдела инспекционного контроля Управления образования мэрии Бишкека?

А вон оно что, оказывается… Журналисты ей, оказывается, угрожают!

– Уже вышло восемь газетных публикаций, – возмущается в суде адвокат Чолпонбаев… Почему восемь? Только наша газета около восьми раз писала об этом деле, а ведь статьи об убийстве парня из-за дорогого ноутбука выходили и в других изданиях. Похоже, что у адвоката, как и у его подзащитного, проблемы с математикой.

Ладно, восемь или двадцать восемь – неважно. Но вот каким образом, позвольте полюбопытствовать, журналисты с газетных страниц угрожают Галине Безродней?

– Они пишут, – объясняет адвокат Чолпонбаев, – что она, мол, не имеет права занимать такую должность, раз у неё сын человека убил.

Кроме математики, у адвоката, видимо, не всё в порядке и с логикой. Подмена понятий, уважаемый! Угроза – это обещание причинить кому-либо вред. Чем же грозят журналисты госпоже Безродней, выражая не только своё личное мнение, но и мнение общественности насчёт её профессиональной пригодности?

Не побоюсь ещё раз быть обвинённой в угрозах и опять скажу (защите Безроднего ведь можно талдычить одно и то же!): не имеет права Галина Васильевна Безродняя работать специалистом в управлении образования! Не может она считаться хорошим педагогом, не сумев достойно воспитать единственного сына. И не надо меня убеждать, что она за Василия не в ответе. В ответе! Это сын ни за мать, ни за отца не отвечает. А родители за своих детей несут полную персональную ответственность!

Подсудимый между тем пошёл ва-банк. На последнем судебном заседании 13 января фактически обвинил в убийстве Авазова… одного из основных свидетелей. Некоего Андрея Ли, которому он продал и подарил кое-что из техники, добытой в квартире убитого Фарида, и которого просил снять деньги с фаридовской банковской карточки.

– Наверное, это он и убил, – глядя в глаза своему недавнему товарищу, предполагает со скамьи подсудимых  Безродний. – Я ему ничего не приносил, он сам где-то взял все эти вещи.

Нет, раскаяния от Безроднего теперь не дождаться. Он уже понял, что он тут царь и бог, вокруг которого пляшет вся судебная система. И даже слегка удивился, услышав отказ в удовлетворении своего ходатайства о направлении уголовного дела на доследование.

– Это  решение  мы  будем обжаловать, – обещает адвокат Мукар Чолпонбаев.

– Имеете право, – соглашается судебная коллегия.

И ведь обжалуют! И ведь вышестоящая инстанция опять пойдёт у них на поводу…

Так и будут ещё пару лет это уголовное дело беспричинно и безосновательно отфутболивать из одного суда в другой.

А там, глядишь, и срок заключения Безроднего к концу подойдёт.

Поправь наконец весы, кыргызская Фемида! Раскрой глаза! В такой ситуации повязка не нужна.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий