Главное:
Афиша на выходные в Бишкеке (Январь 18, 2019 1:27 пп)
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

“Убиваем судей, прокуроров и минтов”…

27.05.2015
Просмотров: 9

Сидит за решёткой и пишет, и пишет…

“заживо погребённые”

В марте на всех информационных сайтах появились сообщения о пресс-конференции, которую провели матери двоих заключённых вместе со своим адвокатом и директором центра по предупреждению пыток Бакытом Рыспековым.

Речь на пресс-конференции шла о том, что карабалтинцы Александр Зюзин и Виталий Ивженко (сейчас первому 32, второму – 42 года) уже восемь лет ни за что ни про что томятся за решёткой. Приговорены к высшей мере наказания – пожизненному лишению свободы – за преступление, которого якобы не совершали.

Такое наказание Зюзину и Ивженко в 2007 году отмерил Жайильский суд. Приговор поддержал Чуйский областной суд и в конце концов утвердил Верховный.

За что? Эти двое признаны виновными в изнасиловании и убийстве 9-летней девочки.

Молодые журналисты, присутствовавшие на пресс-конференции, ухватились за модную тему: сидят невиновные люди. Их якобы пытали, выбили из них признательные показания, а доказательств – никаких. Парни хорошие, ни в чём преступном до того момента не замеченные… А настоящий преступник, дескать, гуляет на свободе и, вполне возможно, на его счету ещё не одна жертва.

Из тех журналистов, кто слушал рассказы матерей и их защитников, никто не знает о кара-балтинских событиях девятилетней давности. А потому никто не мог заметить в этих рассказах множество нестыковок и противоречий.

– Почему это убийство повесили именно на ваших сыновей?

– Потому что преступление было резонансное, и милицейское начальство во всеуслышание пообещало раскрыть его в кратчайшие сроки. Вот и ухватились за первых попавшихся.

Матери говорят о том, что у их сыновей на тот сентябрьский день 2006 года – железное алиби.

Говорят, что первоначально со слов случайных свидетелей милицией был составлен фоторобот предполагаемого убийцы – и на нём был явно мужчина азиатской внешности.

Говорят, что их сыновья дружили, и Ивженко якобы попал “под раздачу” исключительно потому, что заступился за арестованного Зюзина.

И случайно из чьих-то уст вылетает, что познакомились Зюзин с Ивженко в тюрьме.

– Так они раньше сидели? Оба? А по какой статье?

– Я статьи не знаю, – уклончиво отвечает Вера Лукинична Ивженко, мать осуждённого Виталия. – Он на мелькомбинате работал. И дал мешок муки одному мужику на реализацию. Потом ещё дал. А на третий раз сбежал тот мужик, а долг на моего сына повесили. Семь лет отсидел. Но тогда он хоть за того мужика сидел, а сейчас вообще не знаем, за кого.

Марина Качанова, мать осуждённого Александра Зюзина, на этот вопрос вообще не отвечает. Запинается и тут же переводит разговор на другую тему. И никто женщину к вопросу о судимости её сына не возвращает.

А зря. Зюзин сидел, между прочим, кроме воровства, за аналогичное преступление. За изнасилование и убийство… Правда, тогда убил девушку взрослую.

Был приговорён в 2000 году к четырнадцати годам лишения свободы. Вышел через пять лет. Год, по данным следствия, промышлял мелкими кражами – до тех пор, пока не попался по подозрению в убийстве девочки.

Молчат женщины о том, что “железное” алиби их сыновей почему-то никто не подтверждает. Ну нет в материалах уголовного дела ни одного такого подтверждения!

Молчат и о том, что Зюзина опознали в магазинчике скупки золота, куда он сдал за 600 сомов серёжки убитой 9-летней Альбины. И опознали тоже не случайно, с кем-то его спутав. Продавец в скупке – хороший знакомый Зюзина.

Да и о многом другом родительницы умалчивают.

На днях довелось поговорить с корреспондентом одного из информагентств. Просто любопытно было, как она представляет себе этих двух “сидельцев ни за что”. Она описывает. Портрет составлен, разумеется, со слов матерей и адвоката. Хорошие добрые парни, даже мухи не способные обидеть. Простые работяги, ставшие жертвами ментовского и судебного беспредела.

На пресс-конференции матери осуждённых о многом умолчали.

“Был сильно пьян… Подробности не помню”…

Под таким заголовком почти девять лет назад в нашей газете вышла статья о том, как раскрыли убийство девочки.

На момент написания статьи задержан был только Зюзин. И полностью признавал свою вину, объясняя случившееся временным помутнением рассудка из-за большого количества выпитой водки. Следов побоев или других пыток на нём не было.

10 сентября третьеклассница Альбина вместе со старшим братом вышла погулять на улицу. Было примерно четыре часа вечера. Неподалёку от дома, на спортивной площадке, брат с азартом включился в качестве игрока в футбольный матч, сбросив с себя слишком тёплый для подвижной игры свитер и попросив сестрёнку отнести его домой.

Девочка покорно взяла свитер и направилась к дому… Некоторое время спустя кто-то из друзей крикнул её четырнадцатилетнему брату: “Там какой-то мужик твою сестру куда-то потащил!” Подросток, однако, так был увлечён игрой, что то ли не расслышал этой фразы, то ли не обратил на неё особого внимания. И вспомнил о ней, только когда, наигравшись, вернулся домой и был встречен встревоженной матерью:

– А где Альбина?

Часов в восемь вечера, так и не дождавшись дочку, мать побежала в милицию. А ещё часа через три, ближе к полуночи, тело девочки нашли в том же районе, в заброшенном тире на территории профессионального лицея…

– “Менты” говорят, что они нашли тело, – пытается на пресс-конференции уличить милиционеров во лжи мать Зюзина. – А на самом деле девочку нашли её же родственники.

Да какая разница, кто именно и в какое именно время её нашёл?!

Цитировать заключение судмедэкспертов не буду – слишком оно страшное. Задержанный Зюзин рассказывал, что сначала задушил девочку, а уже потом над ней надругался. Однако экспертиза установила, что издевались над ребёнком при жизни.

Марину Качанову, мать Александра Зюзина, тогда мне, журналистке, удалось повидать там же, у входа в ИВС Жайильского РОВД. Просила она у следователя “свиданку” с сыном. Ещё тогда это слово – “свиданка” – неприятно резануло ухо.

Потом встретится мне много таких женщин – матерей и жён “невинно арестованных”. Отличает этих женщин особый тюремный лексикон и какое-то странное спокойствие. Она, мать задержанного за тяжкое преступление сына, должна бы, кажется, совсем по-другому себя вести. А она лениво переругивается с милиционерами – зря, мол, начальник, дело шьёшь. И, по всему видно, уверена: в тюрьме её “ребёнок” в любом случае не пропадёт.

– Если был пьяный, – объяснялась в моём присутствии мать Зюзина со следователем, – то не мог он никого изнасиловать. Потому что когда напьётся – у него на полшестого.

– Вы-то откуда знаете?

– А мне девчонки рассказывали…

А вскоре Зюзин потащил за собой друга Ивженко. Спрашивается, зачем? Не говорил ведь: “Я не насиловал и не убивал, это сделал мой товарищ Виталик”. Сказал, что убивали вместе. Ему ли, неоднократно судимому Зюзину, не знать, что за групповое убийство наказывают более сурово? И всё же дал полный расклад – кто из них двоих где стоял, где сидел, и кто и что потом делал.

Биологическую экспертизу провели и в отношении Ивженко. Результат таков: “не исключается”. Точнее в Кыргызстане, увы, определить не могут.

“мой сын ни при чём”

Вере Лукиничне Ивженко 77 лет. Её жалко. Сын сидит пожизненно. И “оттуда”, надо полагать, постоянно её подстёгивает. Ходи, мол, пиши, добивайся.

Она и ходит по инстанциям, в том числе и по редакциям газет. Вернее, ходить начала недавно, нынешней весной. Почему молчала раньше? Говорит, не молчала. Писала, в том числе и президентам. Всем троим – и Бакиеву, и Отунбаевой, и Атамбаеву. И никто на её обращения почему-то не реагирует.

Мать его друга Зюзина вроде бы тоже куда-то обращалась… А скорее всего, на пресс-конференциях сейчас она выступает за компанию. Сын её с тех пор, как сел, никак и нигде не проявляется – чего не скажешь об Ивженко.

– Какие у вас есть документы?

Вера Лукинична показывает ксерокопию составленного девять лет назад фоторобота. Вы же, мол, видите, что на нём – мужчина-азиат?

– А фотография вашего сына у вас есть?

– Нету.

А.Зюзин сразу после задержания во всём признавался, все рассказывал и показывал.

А если найти фотографии Виталия Ивженко в Интернете (там их много)… Сходство с фотороботом есть. Не стопроцентное, однако некоторые черты лица очень схожи. Более приличные фотороботы наши милиционеры тоже, увы, составлять не умеют.

Журналисту Вера Лукинична оставляет телефон сына. Позвоните, дескать, он сам вам всё расскажет. И ещё – телефон адвоката, к которому она обращалась предпоследний раз в надежде добиться пересмотра дела её сына “по вновь открывшимся обстоятельствам”.

Адвокат охотно объясняет причину своего отказа от оказания услуг Ивженко: внимательно изучены материалы уголовного дела, есть в них, разумеется, некоторые мелкие недочёты, однако оснований для пересмотра дела – и тем более для оправдания Виталия Ивженко – нет. Вообще никаких. Нет ничего такого, что заставило бы серьёзно усомниться в его невиновности. Потому она, адвокат, не сочла возможным обнадёживать просительницу.

А заключённый Ивженко, казалось, только и ждал журналистского звонка. Ничего нового, правда, не сообщил, кроме уже известного “ни в чём не виноват, сидеть не хочу”.

Ему пообещали во всём разобраться.

Через пару дней он позвонил сам:

– Ну что, овца, ты писать будешь? Или мне “чёрных” подключать?

Вот он, момент истины! Никто и никогда мне не докажет, что безвинно осуждённый человек будет таким образом разговаривать с незнакомым журналистом. Который к тому же не отказывался от посильной помощи…

“рекоминдую”

“Компания МЕГАКОМ .НЙ МОРОЧТЕ МНЕ ГОЛОВУ. СДЕЛАЛИ .ТЕПЕРЬ ОТВЕТЕ УВОЛНЕНИЕМ СВОЕГО СОТРУДНИКА. УВОЛТЕ НЕ ДОВОДИТЕ ДО БЕДЫ. ПОПАЛИСЬ С ПОЛИЧНЫМ. ВСЕ ИЛИ УВОЛНЯЙТЕ ИЛИ ПОСАДЯТ ЕГО”.

 

“А вы там были что говорите за текешку? нет тогда нефиг базарить”.

 

“СКОКО САРИЕВ ЗАПЛАТИЛ ПРОСТО ИНТЕРЕСНО? скоко из украдиного из казны. не ради что сариев аради того что ДЕЛАЕТЕ НАОБОРОТ НАЗЛО НАРОДУ когда сносить будут я долго ржать буду”.

И так далее. Подобных опусов на “фейсбучной” странице заключённого Ивженко великое множество. Он не оставляет без внимания ни одно событие в стране и направо и налево раздаёт свои комментарии и “рекомИндации”.

Знаете, сколько у него друзей? 754. Почти как у ведущих кыргызстанских политиков. И в друзьях у него, между прочим, есть весьма влиятельные люди. Что ж они до сих пор не добились его оправдания?

Отчасти это объясняется тем, что многие из друзей по “Фейсбуку” просто не в курсе, откуда он пишет все свои “рекомИндации”. Опять же – пришлось на днях одному милиционеру открыть глаза на то, С КЕМ он год назад подружился в социальных сетях. Удивлению милиционера не было предела.

Вторая причина, думаю, кроется в самих “рекомИндациях”. О чём пишет Ивженко? О политике, о футболе, о смысле жизни…

Такие картинки он в Интернет тоже выкладывает. Уж не себя ли имеет в виду?

Представьте себе на минуту, что вас осудили пожизненно – и при этом у вас есть доступ к телефону и Интернету. И есть возможность достучаться до многих людей, которые могут помочь вашему горю. О чём вы будете писать прежде всего? Вы будете кричать: “Люди, спасите! Сижу ни за что, по сфабрикованному обвинению! Помогите выйти на свободу!”

Ничего такого в ленте пээлэсника Ивженко нет и в помине. Отчего же, если он ни в чём не виноват?

И, наконец, причина третья: а так ли уж он невиновен?

По фотографиям Ивженко никогда не подумаешь, что он пожизненно лишён свободы.

“Сказали стать неузнаваемым”…

“Остался без срецтв связи”…

С каких это пор, интересно, осуждённые за особо тяжкие преступления сидят, натурально, на нарах как короли на именинах?

Кто  разрешил  им  пользоваться  всеми  благами цивилизации?

Что же это за наказание для убийц и насильников, если отбывают они свои пожизненные сроки в таких условиях, какие не всякий порядочный человек может себе позволить?

Разглядывая в социальных сетях фотографии Ивженко, ни за что не догадаешься, что он в тюрьме. Да и в Интернет он выходит ежедневно, чуть ли не ежечасно.

В ответ на возмущение по этому поводу кое-кого из журналистов, высказанное там же, в Интернете, пасущиеся здесь представители ГСИН пообещали разобраться и принять меры.

И уже через несколько часов Виталий Ивженко пишет: “Остался без срецтв связи. Как появится так выйду в эфир”.

Неужели всё-таки закрыли ему доступ в Интернет? Неужели совсем?

Ничего подобного. Без “срецтв связи” он продержался недолго. Опять уже вовсю мелькает в сетях со своими комментариями.

Из последних его откровений: “Сказали неузнаваемым стать, стал. Если что это не я… ржу”.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

 

Оставьте комментарий