Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

УКРАИНСКИЙ СЦЕНАРИЙ В КЫРГЫЗСТАНЕ НЕ ПРОЙДЁТ

09.10.2014
Просмотров: 3

Если сама власть не допустит ошибок.
 

 

            Заместитель секретаря Совета обороны Кыргызстана Темир ДЖУМАКАДЫРОВ считает, что для революции в Кыргызстане – в т.ч. направляемой извне – пока нет предпосылок.

Уже который месяц общественность Кыргызстана с тревогой следит за событиями на Украине, мысленно примеряя их на свою страну. Эксперты до хрипоты спорят, возможно ли повторение украинского сценария на кыргызской земле. А что думают на сей счёт аналитики во власти? Это мы решили спросить у одного из них.

Заместитель секретаря Совета обороны Кыргызстана Темир Джумакадыров – не силовик, а человек сугубо гражданский. До своего назначения президентом Атамбаевым на эту должность в августе 2014 года Т. Джумакадыров был независимым экспертом-аналитиком, преподавал на факультете международных отношений КНУ им. Ж. Баласагына дисциплины в области конфликтологии, дипломатии и геополитики, работал в международных организациях. Ему редакция нашей газеты и адресовала свои вопросы.

– Так возможно ли в Кыргызстане повторение украинского сценария?

– Смотря что считать “украинским сценарием”… У событий на Украине было множество предпосылок – исторических, политических, социальных. Если смотреть на Кыргызстан через эту призму, то украинский сценарий, считаю, у нас невозможен.

– Что считать украинским сценарием? Наша газета уже не раз писала о том, что третья кыргызская революция (если она готовится) будет принципиально отличаться от двух предыдущих. Ибо она будет носить “геополитический” характер. То есть её цель – изменение внешнеполитического курса Кыргызстана. И её, революцию, явно будут подталкивать и направлять внешние силы (как и на Украине). Вы с этим согласны?

– Все события на постсоветском пространстве, конечно, можно рассматривать через геополитическую призму. Её нельзя исключать. Но любые ВНЕШНИЕ игроки могут воспользоваться только нашими ВНУТРЕННИМИ проблемами. Если воспользоваться будет нечем, то геополитический фактор в протестном движении не даст эффекта.

– А у нас разве таких проблем нет?

– Социально уязвимые проблемы у нас, конечно же, есть. Энергетика, экономика, социальный сектор… Но эти проблемы – результат того, что в течение 20 лет они решались ситуативно. То есть без дальнего прицела. Затыкались какие-то дыры, но никто не думал о завтрашнем дне. Особенность сегодняшней ситуации в том, что власть наконец предприняла попытку решить стратегические вопросы. На это, скажем, направлены крупные энергетические проекты. Пока они решаются, придётся потерпеть неудобства. Главное, что они начали решаться. Взять, например, проблему обеспечения природным газом наших южных областей. Рано или поздно она бы обязательно возникла. И рано или поздно мы должны были прийти к тому, что необходимо строить альтернативную газовую магистраль, чтобы обеспечить нашу энергетическую независимость. Это нужно было делать давно.

– Не получилось бы так, что оппозиция воспользуется всеми “неудобствами” ещё до того, когда проблемы будут решены… Чего, кстати, по вашему мнению, хочет нынешняя кыргызская оппозиция?

– Трудно понять. Пока никаких новых подходов в её действиях не видно. Оппозиция сильно критикует власть за отдельные проблемы. Что, в принципе, нормальное явление. Правда, какую социально уязвимую проблему ни возьми, никакой альтернативы, никакого выхода оппозиция не предлагает. Взять вопрос продажи “Кыргызгаза”… Какая была альтернатива, кто ещё готов был инвестировать огромные средства в нашу нефтегазовую систему? А без инвестиций она в долгосрочной перспективе развиваться не могла бы. Взять вопрос вступления Кыргызстана в Таможенный союз… Какие другие есть варианты, чтобы наша страна могла развиваться и при этом не оказалась бы в изоляции? Реалистичных вариантов никто не предлагает. Если бы оппозиция не только критиковала, но и предлагала бы такие варианты, с ней можно было бы взаимодействовать.

– Критика критикой, но у оппозиции есть какая-то цель? По какому сценарию хочет пустить события она?

– Каких-то конкретных сценариев с её стороны пока не вижу.  

– А такую цель, как революция, оппозиция, на ваш взгляд, преследует?

– Думаю, нет. Она ещё не нашла тренд – то есть тему, на базе которой можно будет наращивать протестный потенциал. Попытки куда-нибудь направить протестное движение со стороны оппозиции, конечно, будут, но массовым это движение вряд ли станет. Если мы проанализируем наши события 2005 и 2010 годов, то основным их трендом были семейное правление и коррупция. С ними была связана любая социальная проблема. Сегодня, согласитесь, семейное правление в Кыргызстане в реальности отсутствует. Невозможно сказать о коррумпированности первых лиц страны. Остальные социальные проблемы вполне, считаю, решаемы. Главная задача правительства – не допускать ошибок, не доводить проблемы до страшного уровня. По социально уязвимым вопросам работать надо более адресно. Своевременное решение проблем выбивает почву из-под оппозиции, не позволяет наращивать протестный потенциал.

– Но в состоянии ли сегодняшняя власть в Кыргызстане работать так, чтобы выбить почву из-под оппозиции?

 – Многое зависит не только от власти, нужна поддержка и со стороны общества. У наших народов была хорошая традиция – в тяжёлые времена объединяться. Понимая объективность проблемы, в чём-то себе отказывать. Такой проблемой, которую нужно сейчас преодолевать совместными усилиями, стал нынешний маловодный период.

– А такая ли уж объективная (то есть не зависящая от властей) эта проблема? Разве не стоят за ней серьёзные проколы со стороны правительства?

– Давайте посмотрим – это прокол только сегодняшней власти? Невозможно за 3-4 года решить проблему, которая создавалась в течение 20 лет. Такая же ситуация везде, куда ни посмотреть. И в области борьбы с коррупцией, и в области экономики, социального развития… Можете привести пример – где, в какой сфере за годы независимости Кыргызстана были системные преобразования?

– Нет таких примеров.

– Вот именно. Такие системные изменения закладываются только сейчас, чтобы решить проблемы в корне. Сейчас идёт попытка выстроить то, что не работало в течение 20 лет.

– Вернёмся к теме революций. Возможна ли “центральноазиатская весна”, о которой всё чаще говорят некоторые эксперты?

– Возможно, будут какие-то попытки её разжечь. Но пока предпосылок нет. Если говорить о нашей стране, то мы, думаю, свою “весну” уже пережили. Наше общество уже иначе смотрит на подобные “мероприятия”.

– А с каких государств нашего региона может начаться “центральноазиатская весна”?

– Если бы я сейчас отвечал как независимый эксперт, то и на этот, и на многие другие вопросы постарался бы ответить. Но нынешняя моя должность во многом меня ограничивает, уж извините.

– Но нашим согражданам важно знать – могут ли они чувствовать себя защищёнными? Если, не дай бог, в Кыргызстане вспыхнет серьёзный внутренний конфликт с участием внешних сил, можем ли мы рассчитывать на помощь ОДКБ? Способна ли эта организация предотвратить у нас “украинский сценарий” развития событий?

– А почему бы и нет? Этот вопрос, конечно, лучше адресовать тем людям, которые занимаются внешней политикой, но в последние годы ОДКБ обретает всё более реальные рычаги для обеспечения региональной безопасности. Могу сказать: наше активное участие в интеграционных процессах на постсоветском пространстве – это как раз одно из основных направлений для обеспечения нашей безопасности. Но повторюсь: говорить о том, что есть предпосылки для повторения в Кыргызстане украинского сценария, оснований нет. В этом плане, думаю, граждане могут быть спокойны.

– А представляет ли реальную угрозу для Кыргызстана новая напасть – боевики ИГИЛ?

– Это – одна из угроз, на которую мы должны обращать самое пристальное внимание. Ведь Центральноазиатский регион находится в зоне интересов так называемого “Исламского государства”. Могу сказать – эта проблема является предметом постоянных наших наблюдений. По ней уже работают органы обороны, безопасности и правопорядка Кыргызстана.

– А защищёнными от этой угрозы кыргызстанцы могут себя чувствовать?

– Могут. Такую возможность нам даёт, в частности, та же ОДКБ. Угроза радикального ислама и терроризма – она ведь трансгранична, то есть не имеет границ. Для того чтобы ей противостоять, Кыргызстан и участвует в интеграционных процессах. Нужны совместные усилия всех стран региона и наших ключевых партнёров. Работа в этом направлении, которую мы ведём, позволит на достаточном уровне обеспечить безопасность наших граждан.

Оставьте комментарий