Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

В Сирию – за смертью чуть не отправилась молодая кыргызстанка

09.09.2015
Просмотров: 6

Сначала она утверждала, что ехала “жить в Исламском государстве по исламским законам”… Потом призналась, что ехала не жить, а умереть – непонятно ради чего и за какие идеалы.

“Что воля, что неволя – всё равно”…

Утром 25 июня 2015 года сотрудники московской полиции натуральным образом обшаривали зал ожидания аэропорта “Домодедово”. Искали молодую женщину, о которой только что поступила информация: пару часов назад она прилетела в Москву из Бишкека с твёрдым намерением отправиться в Сирию и примкнуть к тамошней террористической группировке.

Располагали полицейские копией заявления родственников потенциальной террористки (для них она оставила прощальное послание), её фотографией и номером её мобильного телефона.

Искать в московском аэропорту человека по фотографии равносильно поискам пресловутой иголки в стоге сена…

С рейса “Москва – Стамбул” её, к счастью, уже сняли. Проверили: транзитная пассажирка с такими анкетными данными действительно была зарегистрирована. Ещё чуть-чуть – и улетела бы.

Дело было за “немногим”. Найти её, уже никуда не улетающую, в здании аэропорта.

Полицейские снова и снова набирали телефонный номер:

– Хамида (имя изменено), это друзья твоих родных из Кыргызстана. Ничего не бойся, мы пришли, чтобы тебе помочь.

Хамида убитым голосом отвечала, что не нуждается ни в какой и ни в чьей помощи.

Попутно ей звонили близкие из далёкого Кыргызстана:

– Опомнись, вернись, мы тебя ждём и очень любим. Ты нужна нам, не уезжай!

В телефонной трубке плакали её дети… “Мамочка, где ты, скорее возвращайся!”.

Казалось бы, для любой матери это должно было стать чётким сигналом: детям без неё плохо, надо бросать все дела, даже те, которые выглядят на данный момент очень важными, и бросаться туда, где оставила их, скучающих без материнской ласки.

Вместо этого Хамида сама рыдала в трубку и повторяла, как заведённая:

– Всё уже решено, всё сделано, ничего нельзя изменить…

Наконец её разыскали, задержали и допросили. На первом допросе, снятом на видеокамеру, Хамида смотрится, прямо скажем, странновато. Молодая красивая женщина в хиджабе, безупречно владеющая русским языком и, судя по всему, обладающая высоким интеллектом, кажется, вообще не очень хорошо понимает, где она находится и что с ней происходит.

– За что задержаны?

– По подозрению… в участии… в присоединении к террористической группировке.

– Когда и зачем вы прилетели в Москву?

– 25 июня 2015 года в восемь утра по московскому времени я прилетела из Бишкека в аэропорт “Домодедово”. Чтобы в дальнейшем переправиться в Турцию, а оттуда – в Сирию. Для проживания в так называемом Исламском государстве. С целью, чтобы жить по исламским законам.

Говорится всё это монотонным голосом, без эмоций. Лишь пару раз по лицу Хамиды пробегает подобие совершенно неуместной, даже дикой в подобной невесёлой ситуации улыбки…

Живой человек или робот?

Из рук сотрудников правоохранительных органов Хамида прямиком оказалась в профессиональных руках опытных психологов. Которым через некоторое время удалось её “расколдовать” и “раззомбировать”. После общения со специалистами Хамида сама пришла в ужас от того, что едва не совершила чудовищную, непоправимую ошибку! Призналась, что последние дни и часы находилась будто под воздействием какого-то гипноза… Подчинялась чьей-то злой воле…

И в самом деле плохо соображала, что с ней происходит.

голоса

– Кто вас пригласил?

– Люди разные. В основном двое. Имён не знаю. Есть их ники, номера телефонов, кое-какие электронные адреса. С одним познакомились в “Одноклассниках”. Он вышел на меня с предложением о переселении. А после я вышла на другую сеть и познакомилась с другим человеком, который представился таджиком и в дальнейшем предложил мне приехать в Сирию…

Люди с психическими отклонениями часто говорят о том, что сделали что-то под диктовку неких голосов, которые постоянно звучат у них в голове и настоятельно рекомендуют совершить то или это.

В голове у Хамиды голоса, к счастью, не звучат. Голоса, заставившие её бросить дом, семью и устремиться в далёкую Сирию, звучали у неё в телефоне. Голоса мужские. В лицо, говорит Хамида, она никого из них не видела. Переговаривалась с ними посредством всемогущего Интернета. Задавала занимающие её пытливый ум вопросы относительно раскола в исламском мире, по поводу прав и обязанностей истинного мусульманина.

В ответ слышала набор фраз – в принципе одних и тех же, с разными вариациями. Если послушать аудиозапись этих голосов – ничего особенного, обычная проповедь:

– Аллах, сестра, никогда не оставляет без присмотра своих рабов. Аллах ради тебя много чего сделает. Поверь, сестра. Если ты любишь своих родных и хочешь спасти их, то выходи на путь Аллаха.

Как и для чего Хамида вообще оказалась на этих сомнительных сайтах? И как дошла, говоря народным языком, до жизни такой – до готовности стать шахидкой-смертницей (а именно такая участь была уготована ей в Исламском государстве)?

Хамиде 25 лет. Живёт она в одном из сёл Аламединского района. Школу окончила с золотой медалью. Успешно поступила в престижный бишкекский вуз, но доучиться до диплома не получилось. Родители подыскали для красавицы Хамиды подходящего мужа, и очень скоро она оказалась женой, матерью двоих детей и хозяйкой в недавно выстроенном доме.

Муж на несколько лет старше, с головой погружён в полевые работы. Молодая жена целыми днями дома. Скучно. Поговорить не с кем и не о чем.

На популярный интернет-сайт “Одноклассники” Хамида зашла сначала с вполне определённой и конкретной целью – найти тех, с кем когда-то училась в школе, разузнать об их житье-бытье. Вместо них напала на очень интересную группу: люди виртуально обсуждают события в Сирии. Быстро включилась в дискуссию… И сама не заметила, как втянулась и морально подготовилась к тому, чтобы быть завербованной.

Три весенних месяца, с марта по май, её целенаправленно обрабатывали “голоса”. Сначала один… Потом вмешался другой – с резкой критикой первого. Ты, дескать, сестра, будь осторожной, не доверяйся кому попало, те люди, с кем ты общаешься, – нехорошие люди, они тебя до беды доведут.

Вот с этим вторым по имени Хаттаб Хамида и беседовала особенно активно. Он, Хаттаб, ненавязчиво, но неуклонно, целенаправленно “открывал ей глаза” на то, что происходит в Сирии, на то, в чём предназначение настоящего мусульманина, и что ей, мусульманке, следует сделать, чтобы смело держать ответ перед Аллахом на страшном суде.

– Ты хочешь спасти своих детей? – вещал приятный низкий мужской голос с лёгким акцентом на русском языке. – Вставай на путь Аллаха, сестра, и Аллах тебя не оставит!

Что значит выйти на путь Аллаха? Прежде всего, конечно, молиться и жить строго по исламским канонам. Хамида вообще-то так и живёт. Однако этого, по словам вербовщика, недостаточно для гарантированного попадания в рай и спасения душ родных и близких. Лучшее, что Хамида, по словам Хаттаба, сейчас может сделать, – это примкнуть к боевикам Исламского государства – истинным борцам за чистоту ислама.

Она, умная, образованная, интеллигентная молодая женщина, прекрасная жена и заботливая мать, сама не зная для чего, слушала рассказы Хаттаба о своём якобы счастливом будущем. Надо, дескать, только дать своё согласие, а в остальном ей помогут исламские “братья”.

Ей купят билет на самолёт, объяснят, как и куда добраться, встретят. В Сирии надо будет сделать временное нике – провести мусульманский обряд бракосочетания с одним из “братьев”. Для чего? Для того, чтобы ей, Хамиде, было разрешено участвовать в боевых действиях. Женщине это, дескать, позволительно только с ведома и под присмотром мужа. А раз её нынешний законный супруг остаётся в Кыргызстане, то в Сирии ей понадобится новый – пусть и временный, пусть и фиктивный.

Оружие, объяснил Хаттаб, женщинам в руки не дают. Так что единственное, чем она может помочь сражающимся “за правду” мусульманским “братьям”, – совершить самоподрыв. То есть обвязаться поясом шахида и вместе с “мужем” отправиться на “подвиг”, благодаря которому они обязательно окажутся в раю и спасут грешные души своих детей и родителей.

Внимая Хаттабу, Хамида слышала в качестве фона странные посторонние звуки. Грохот, похожий на стрельбу. Какие-то шорохи, скрежет…

– Слышишь, сестра? – вещал Хаттаб. – Это наших братьев убивают!

И она наконец решилась.

Уговорили или зомбировали?

Неужели такими советами и предложениями в самом деле можно было настроить адекватную молодую женщину на “шахидскую” волну? Неужели обычными проповедями и рассуждениями о смысле мусульманской жизни действительно возможно напрочь лишить психически здорового человека не только инстинкта самосохранения, но и (что в данном случае гораздо весомее) материнского инстинкта?!

– Я не понимаю, что со мной случилось, – плакала Хамида после того, как с ней поработали психологи. – Как я могла вот так уехать, бросить детей? Я будто очнулась сейчас…

– То, что говорится в ходе общения этой девушки с вербовщиками, – считает психолог, специалист по религиозному экстремизму Владимир Школьный, – чистой воды болтология. ТАКИМИ словами никого не зомбируешь. Разве только предположить, что Хамида накануне пережила какую-то психологическую драму… На аудиозаписи ведь она сама говорит, что муж грозил ей разводом. Может, это отчасти повлияло на её решение уехать? Но ни о каком зомбировании здесь говорить не приходится.

– Меня настораживают, – говорит психолог, – эти посторонние шумы, низкочастотный фон, на котором происходят переговоры.

Вполне возможно, что на речь вербовщика наложено нечто, что мы с вами могли бы услышать, если прогнать этот звукоряд через специальную программу. Такие гипнотические методики – не новость. Возможно, слышала Хамида одно, а в это время нечто другое воздействовало на её подсознание, что и привело её в такое странное состояние… Но утверждать не берусь.

Что же касается личности самой этой молодой женщины… Судя по видео её первоначального допроса, она действительно страдает некоторой психической неуравновешенностью. Ясно: что-то с ней происходит, а вот что именно…

Может быть, она что-то недоговаривает? Может, она успела пообщаться с вербовщиками не только в Интернете и по телефону? Потому что для всестороннего воздействия на человека, для внушения ему неких идей, кроме слов, необходимо ещё и зрительное, и тактильное воздействие…

Что и говорить, профессиональные вербовщики зачастую – очень хорошие психологи. Они умеют говорить очень убедительно, приводить железные аргументы, обращаться к самым тонким, потаённым струнам человеческой души.

– Кстати, – добавляет психолог Владимир Александрович Школьный, – этот Хаттаб говорит голосом, который сам по себе завораживающе действует на определённую категорию женщин. Располагает к себе, заставляет вслушиваться и вдумываться, подчиняет своей воле. Возможно, и это сыграло некоторую роль в “зомбировании” Хамиды.

“Женщины определённой категории” – это какие? Мягкие, слабохарактерные, с неустроенной (или устроенной не так, как им бы хотелось) личной жизнью. Домохозяйки – часто, как наша героиня, похоронившие под рутинной домашней работой богатый внутренний потенциал.

Лично у меня от общения с Хамидой сложилось впечатление вполне однозначное: натура мягкая, податливая, легко внушаемая, целиком зависящая от постороннего мнения. Сначала с готовностью согласилась встретиться и поговорить. Потом отключила телефон. Потом снова согласилась – и снова отказалась.

Смотрит на мужа. Муж против. Я больше чем уверена: без присмотра мужа, не отпускающего её от себя ни на шаг, у меня бы получилось “зомбировать” её не хуже, чем у Хаттаба. И внушить ей любую мысль, любую идею, сподвигнуть её на любое – самое невероятное действие.

Но без присутствия мужа она не говорит. Они и в социальных сетях сейчас зарегистрированы вместе, как единое и неделимое целое. Два имени, две фамилии… Одна интернет-страница.

А что на странице?

Обычная страничка обычных людей, живущих (или, по крайней мере, изо всех сил пытающихся жить) по канонам ислама. Понравившиеся им “умные мысли”, показавшиеся интересными высказывания и рассуждения о жизни.

Кроме прочего – несколько красноречивых фотографий с пометкой “по законам шариата”. Забивание камнями закопанной в землю по горло женщины, вступившей во внебрачную связь с мужчиной. Порка женщины “за неподобающее одеяние”. Такое же наказание – для мужчины, отважившегося на внебрачные отношения с женщиной.

Картинки – весьма натуралистичные и кровожадные. Хамиде и её супругу они нравятся. Неужели ничто другое в исламе их не привлекает?

Картинки со странички Хамиды и её мужа в социальных сетях.

– Село у нас большое. – рассказывает Хамида. – В селе несколько мечетей. Везде говорят по-разному, разному учат. Не знаешь, где правда…

Мусульманской правды кыргызстанская молодёжь не знает. Потому и черпают наиболее “продвинутые” из молодых скудные  сведения в Интернете. А там их уже подкарауливают террористы-вербовщики типа Хаттаба. Кого-то (как Хамиду) вербуют открытым текстом (хотя и не исключено, по мнению психолога, что с использованием наложенной на этот текст гипнотической информации). Кого-то заманивают обещаниями учёбы в зарубежных религиозных заведениях и последующего трудоустройства.

“Джихадистов, выехавших из Кыргызстана, – пишет в своём исследовании профессор Софийского университета Татьяна Дронзина, – нельзя считать обездоленными, безграмотными людьми. Экономическое положение не является решающим фактором для отъезда боевиков. Мотивы имеют в основном идеологический характер.

Никто из них не знает глубоко ислам. Все знают только про милитаристскую интерпретацию джихада. Никто из них не знает, что прежде всего джихад означает борьбу со злом внутри себя”.

Знает ли Хамида, что на самом деле означает джихад? Правильно ли трактуют ислам её родные, близкие, друзья и односельчане?

– Брат, после того как походил в мечети, – рассказывает Хамида, – бросил учёбу в университете. Бороду отпустил. Говорит, учиться – это большой грех.

Вот и ещё один возможный кандидат на вербовку в ИГИЛ…

В селе, где живёт Хамида, несколько мечетей. Везде говорят по-разному и разному учат.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий