Главное:

Всем командовал Жаныш Бакиев…

24.01.2013
Просмотров: 2

Бывший заместитель председателя СГО полковник Данияр Дунганов тоже дал свои показания в суде.

 
    В СИЗО он находится с 9 апреля 2010 года. К сегодняшнему дню у него целый “букет” болезней. Защита Дунганова настаивает, чтобы после того, как он озвучит свои показания, суд изменил ему меру пресечения на домашний арест. Однако сторона потерпевших категорически против, утверждая, что Дунганов в данном деле ключевая фигура и должен точно знать, кто и как стрелял в тот день по митингующим. Но по показаниям Дунганова, озвученным в суде, всеми процессами в тот день единолично командовал председатель СГО Жаныш Бакиев. Все приказы шли от него, и, более того, полковник Дунганов, будучи начальником штаба, якобы даже не знал, каким образом в здании Дома правительства оказались некие странные военные, одетые наполовину в военную, наполовину в гражданскую форму.
Показания Дунганов давал слабым дрожащим голосом. Чувствовалось, что говорить ему физически тяжело. Подсудимый полковник обратил внимание суда на то, что следствие умышленно исказило материалы дела. “Огромная масса людей прибыла не на мирный митинг, – говорит он. – Среди них были неустановленные лица, с незаконно захваченным оружием. Ими были использованы автомашины для тарана ворот охраняемого объекта, угнан БТР и вёлся прицельный огонь по Дому правительства. В действиях некоторых митингующих прослеживалась цель захватить власть и свергнуть конституционный строй. По сути, действует принцип – победителей не судят. И насильственный захват власти теперь называют революцией”, – замечает Дунганов.
Однако есть в речи Дунганова недомолвки… И он явно что-то недоговаривает.  Утверждает, что никакого плана по защите Дома правительства не было и все действия велись спонтанно…

плана не было

     Усиленный режим охраны Дома правительства был введён вечером 6 апреля 2010 года. Однако, как позже в своих показаниях Дунганов заявит, 7 апреля силовики действовали без какого-либо согласованного плана и организации. Кругом царили хаос и сумятица. Утром 7 апреля по приказу председателя СГО Жаныша Бакиева полковник Дунганов обеспечил прибытие военнослужащих президентского полка, около 200 человек, вооружённых щитами и дубинками. По приказу же Бакиева им было выдано табельное оружие.
Жаныш Бакиев дал задание рассредоточить силы по секторам и вывесить предупредительные таблички на забор Дома правительства с надписью: “В случае несанкционированного проникновения будет применено оружие”.
Дунганов расставил бойцов по 4 секторам. Сотрудники связи осуществляли передачу приказов “седьмого” командирам этих секторов по радиостанциям и “мотороллам”. На крыше оставались два сотрудника отряда спецназначения “Арстан”  для осуществления контрснайперских мероприятий. Вооружены они были, по показаниям Дунганова, автоматами Калашникова. Хотя в снаряжение их должно входить и снайперское оружие. Наблюдение они вели визуально с помощью биноклей.
Дунганов, по его словам, выполнял различные поручения генерала Бакиева, расставлял по периметру Дома правительства военнослужащих Минобороны, курсантов военного училища и спецназ “Скорпион”.
– В 14.00, – рассказывает в суде Дунганов, – по проспекту Чуй двинулось большое количество митингующих на двух автомашинах “Урал” к площади Ала-Тоо. В это время навстречу митингующим выдвинулись сотрудники милиции и начали применять спецсредства. Митингующие в свою очередь отвечали градом камней и вскоре прорвали оборону милиции, быстро продвигаясь к Дому правительства…
“В это время к восточному входу двигалась автомашина “Урал” задним ходом, – продолжает свой рассказ подсудимый. – Мы получили приказ от генерала Бакиева остановить автомашину. В этот же момент по радиосвязи поступило сообщение о введении президентом Курманбеком Бакиевым чрезвычайного положения.  Среди митингующих были замечены несколько гражданских лиц с автоматами, которые из укрытия стреляли по Дому правительства. Другие митингующие использовали камни. Со стороны митингующих полетела граната, которая взорвалась… Поступил приказ от председателя СГО Бакиева о применении оружия в отношении тех, кто проникнет на территорию Дома правительства, вооружён и ведёт огонь по Дому правительства. Я докладывал о ситуации Жанышу Бакиеву и предлагал провести с митингующими переговоры. На что он приказал мне заниматься своим делом”.
“Со стороны митингующих вёлся огонь по кабинетам Дома правительства, – сообщил Дунганов. –  После прибытия “альфовцев” и их рассредоточения по секторам я получил информацию о захвате БТР с территории ГКНБ. Генерал Бакиев вышел на меня по радиостанции и приказал найти гранатомёт”.
     Дальше показания полковника Дунганова больше похожи на сводку с войны, нежели с митинга. “Наблюдатели с крыши сообщили, что со стороны Исторического музея движется БТР на здание Дома правительства… В это время председатель СГО дал команды с позывными “Небо” и “Орёл” стрелять по колёсам БТР до полной его остановки. Как только БТР подъехал к юго-восточным воротам, он развернул башню к восточной стороне, где стояли сотрудники МВД, внутренних войск, СГО, и произвёл несколько очередей из СКПВТ. Первый залп был трассирующими боеприпасами. Я укрылся за колоннами и увидел, как пули просвистели над головами сотрудников МВД. Те залегли, а  после побежали в северную сторону. После чего БТР сдал назад и упёрся в стену здания “Илбирса”, направив ствол на крышу  Дома правительства, стал периодически стрелять. Офицер связи доложил, что привезли гранатомёт. Тут же председатель СГО дал приказ на применение гранатомёта по БТР. Офицер спецназа “Арстан”, зарядив гранатомёт, произвёл выстрел, но гранатомёт не выстрелил. Зарядил второй заряд, и он снова не выстрелил. Когда зарядили третий снаряд, произошёл выстрел и попал в угол здания медицинского центра “Бейиш”. После чего по радиостанции я услышал от председателя возгласы возмущения”, – вспоминает Дунганов.

     Позже, после обстрела по колёсам, БТР заглох, но его ещё пытались завести.

Арестован после встречи с Бекназаровым…

По показаниям Дунганова, начиная с 15.00 в здание Дома правительства несколько раз пропускали переговорщиков от оппозиции с руководством страны. Однако с кем велись переговоры и какие были результаты, защитники Дома правительства не знали.
“Во время проведения переговоров стрельба по договорённости прекращалась. В очередной раз меня вызвал председатель СГО на 7 этаж около 21 часа. И сказал, что сейчас прибудет Сариев для переговоров. Я понял, что речь идёт о сдаче Дома правительства. Посовещавшись с офицерами, во избежание захвата оружия, решил  вывезти оружие из оружейной комнаты караульного помещения. Дал указание загружать его в УАЗ. В 22 часа меня вновь вызвал генерал Жаныш Бакиев и сказал, что мы сдаём Дом правительства и оппозиция обеспечит нам коридор для выхода”, – продолжил свои показания Дунганов.
В 23.30 Дунганову, по его словам, по радиостанции сообщили, что председатель СГО покинул здание Дома правительства, а также о том, что на территорию заходят гражданские. “Я по радиостанции прокричал, чтобы ни в коем случае не применяли оружие, и добавил, что сейчас решаю вопрос вывода личного состава СГО”.
– Я зашёл в приёмную Усенова, там сидел Сариев, представился и просил срочно решить вопрос вывода личного состава. Мы с Сариевым спустились на лифте. Он направился в южную сторону и попытался остановить людей, но они его не слушались. Увидев это, я развернул личный состав СГО и направился в западную сторону, где стал выводить людей через западный КПП. Оружие находилось в машине и у офицеров при себе. Время было 12 ночи. В это время гражданские входили со всех сторон. Пока я выводил  сотрудников, гражданские захватили машину с оружием, избили водителя и караул. В этот момент не успели выйти 5-6 офицеров, их тоже избили, отобрали у них оружие. Тут же митингующие начали стрелять из этого оружия, – говорит Дунганов.
Далее полковник Дунганов, по его показаниям, вместе с личным составом направился в центральный аппарат Нацгвардии. Там было большое количество раненых бойцов УСН “Арстан”, ещё несколько бойцов находились в больнице и реанимации. Один боец президентского полка был убит. Полковник Дунганов распорядился взять из кассы 250 тысяч сомов, собранных сотрудниками, и отвезти тело на родину.
8 апреля, по показаниям Дунганова, в центральный аппарат прибыл представитель временного правительства в лице генерала Душебаева, который представил нового председателя СГО полковника Ашимова. 9 апреля прибыли другие члены ВП – Азимбек Бекназаров, генерал Исаков и вновь назначенный генпрокурор Ибраев. “Я вышел навстречу им и представился. Бекназаров попросил прибыть в здание Минобороны, где располагался его кабинет. Я прибыл туда, вкратце рассказал о ходе событий. Он вызвал военного прокурора Турганбаева Айбека, который отвёз меня в здание военной прокуратуры и передал следователям. С тех пор я нахожусь в СИЗО ГКНБ”, – заключил полковник Дунганов.

нестыковки в показаниях

Некоторые показания полковника Дунганова вызывают удивление. Например, как мог он, заместитель председателя СГО, не знать, кто и где из бойцов был рассредоточен по этажам и кто вёл огонь? На этот вопрос адвокатов он отвечает: “Я не мог объять необъятное и знать, кто и где стреляет”. Правда, признаётся: “Я допускаю, что те люди, которые проникали в Дом правительства, пострадали от действий военнослужащих, охраняющих государственный объект”.
В своих показаниях Дунганов неоднократно повторяет, что видел в здании Дома правительства людей, одетых наполовину в военную, наполовину в гражданскую форму. “Мне, как военному, было непонятно, что это за форма одежды: верх военный, а на ногах – джинсы и кроссовки. В руках у них было зачехлённое оружие, скорее всего, длинноствольное. Я не знаю, кто они такие и из каких подразделений. Но мне казалось, что не из наших. Попасть в здание Дома правительства они могли по приказу председателя СГО”, – говорит Дунганов.
Любопытное совпадение или закономерность: почти все фигуранты этого уголовного дела говорят о контакте с Бекназаровым, который должен был провести всестороннее и всеобъемлющее расследование. Суталинов называет его своим “хорошим другом”, со слов которого и пошло его обвинение в причастности к расстрелу демонстрантов… Дунганов ему первому давал свои первичные показания о событиях 7 апреля… Сатыбалдиев же предоставил справку о том, как грубо вмешивался Бекназаров, будучи куратором силовых структур, в изменение предъявленных уголовных статей ряду экс-госчиновников. Бекназаров в своё время громогласно заявлял о неких иностранных наёмниках, которых поймали… Но спустя два года упорно молчит об этих фактах, да ещё и обвиняет СМИ в неправильном понимании его слов.
Складывается впечатление, что Бекназарову есть что скрывать. И в том, что следствие и в дальнейшем суд пошли по неправильному пути, есть большая заслуга Азимбека Анаркуловича. Сколько тайн хранит в себе этот человек! Узнаем ли мы их или вновь задохнёмся в очередном угаре очередной революции, у колыбели которой будет стоять наш пламенный “революссионер”?

Лейла САРАЛАЕВА
под домашний арест выпустили из зала суда

Суд отпустил Данияра Дунганова под домашний арест. Такое решение вынес позавчера, 21 января, председательствующий на процессе по апрельским событиям Дамир Онолбеков.
Дунганову рекомендовано стационарное лечение в специализированном учреждении.
Подсудимый Дунганов обязался являться в суд. Мера пресечения изменена с содержания под стражей на домашний арест.
Напомним, по имеющимся в материалах уголовного дела медицинским заключениям, состояние здоровья содержащегося более 2,5 лет под стражей Данияра Дунганова постоянно ухудшается. По словам его адвоката, он нуждается в срочной госпитализации и лечении.

Оставьте комментарий