Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

Выйти замуж за боевика… и попасть в ад чужой войны

Тот ад, в котором побывали две кыргызские девушки, вряд ли приснится даже в самом кошмарном сне.

Причём попали они в этот ад добровольно, как говорится, в трезвом уме и твёрдой памяти. Но скорее всего обе пребывали на тот момент под воздействием мощнейшего психологического давления со стороны профессиональных вербовщиков.

О том, как и почему молодые мужчины из Кыргызстана и других стран Центральной Азии массово выезжают на “священный джихад” в Сирию, наша газета подробно писала. Мы рассказывали, как происходит вербовка парней, чему они на войне учатся и как переносят свою “священную” войну уже в нашу мирную жизнь, совершая “амалияты” – преступления против неверных.

Так вот тенденция дня сегодняшнего – опытные вербовщики заманивают в ад чужой гражданской войны юных и наивных девушек. И главной приманкой становится брак с богатым, красивым иностранцем, верующим мусульманином.

печальные истории

     24-летняя Асель (её сотрудники ГКНБ недавно с трудом вернули на родину) познакомилась с парнем в Интернете. На фото был симпатичный молодой человек, успешный коммерсант, плюс верующий мусульманин. Из переписки он понял, что Асель имеет коммерческую жилку, и предложил наладить бизнес – возить товары из Турции для перепродажи на “Дордое”. Пригласил в Стамбул за свой счёт, чтобы она присмотрелась.
В радостных чувствах девушка прилетает на встречу с любимым, но её встречает совершенно другой парень. Он начинает за ней ухаживать, предлагает выйти замуж. Представьте психологическое состояние этой девушки: она в чужой стране, и единственный, кто о ней заботится –  этот незнакомый мужчина. При этом он ведёт себя очень вежливо, красиво ухаживает и предлагает руку и сердце. Она обещает подумать и уезжает домой. Меняет номер телефона и старается поскорее забыть эту историю. Но он находит её через соцсети и пишет: “Люблю тебя до безумия, выходи замуж, будешь жить как королева”. И они снова начинают общаться.
На видео, предоставленном сотрудниками ГКНБ, Асель рассказывает: “Он начал отправлять видео и фото о джихаде в Сирии, предлагал посетить Сирию, говорил, что там установлено шариатское государство, там есть справедливость. В тот момент я ему почему-то поверила и решила туда поехать. Он мне купил билет на самолёт, и я улетела в Стамбул, оттуда нелегально мы пересекли границу Турции и попали в Сирию.
Когда я увидела, где мне предстоит жить, ужаснулась: разруха, на улицах антисанитария и беспорядок. Уровень жизни очень низкий. Все женщины ходят закрытыми, им запрещено общаться с посторонними. Я так и не поняла, что за война там идёт. В Сирии нет ничего хорошего, там терроризм и взрывы. Местных жителей-арабов увидела, у них своих проблем хватает, просто приезжие из разных стран молодые парни и девушки зря погибают, не понимая истинного смысла войны”.
– Своим родным Асель сказала, что уезжает в Турцию заниматься бизнесом, – объясняет наш собеседник, сотрудник ГКНБ, пожелавший по понятным причинам  остаться инкогнито, – а потом через какое-то время они получают её видеообращение, где она с автоматом в руках заявляет, что вышла замуж и участвует в священной войне. На самом деле это нарушение мусульманских традиций. Если она выходит замуж по шариату, то её отец, брат или дядя должны были дать согласие. Но этого не было. После совместной спецоперации, вместе с турецкими коллегами, нам удалось вызволить Асель через три месяца начала её  жизни с боевиком и привезти в Бишкек к родителям.
История 18-летней Шахинур один к одному повторяет историю Асель с той лишь разницей, что её выдали замуж в первый же приезд за незнакомого взрослого боевика. Хотя переписывалась она совершенно с другим молодым человеком. Девушка ночью отказывалась от исполнения супружеского долга. Её регулярно избивали и насиловали.
– Боевики ведут примитивную жизнь, живут в ужасных условиях,- продолжает сотрудник ГКНБ.- Там война, развалины, нет электричества. Женщины должны готовить, стирать, убирать, рожать детей. Но как они рожают! Там никакой медицины, поэтому роды принимают, как в старину, повитухи. Риски заболеть и умереть очень высокие. Когда эти девочки умирают, их просто-напросто закапывают, и никто не знает, где их могилы.

мировой терроризм не дремлет

     О новой тенденции – выходе наших девушек замуж за боевиков – продолжаем беседовать с сотрудником Антитеррористического отделения ГКНБ.
– Сегодня – говорит он, – международные террористические организации, координирующие свою подрывную деятельность в Центральноазиатском регионе, ведут активную работу по пополнению рядов бандформирований человеческими ресурсами. В афгано-пакистанской зоне, в Сирии идут войны. Боевики, как и солдаты правительственной стороны, гибнут. Поэтому существует необходимость постоянного пополнения рядов боевиков новыми рекрутами. И новое “пушечное мясо” прибывает по различным каналам с территорий стран СНГ и даже Западной Европы. Сегодня бандформирования международного терроризма стали интернациональными по своему составу. Там воюют не только кыргызы, узбеки, таджики, русские, представители Северного Кавказа, но и боевики нетипичные – немцы, испанцы, французы и прочие граждане Европы.
     – Они  тоже, – спрашиваем, – за народ Сирии воюют?
– Интернационализация международного джихадистского движения предусматривает не только реализацию планов в Сирии. Террористические организации, находящиеся под патронатом “Аль-Каиды”, понимают, что им придётся рано или поздно возвращаться на их историческую родину. Понятно, что у международных террористических организаций  есть свои спонсоры, отдельные государства, которые реализуют свои геополитические планы и задачи в некоторых регионах, в том числе в Центральной Азии. Их задачи и выполняют представители международного терроризма.
     – Что  это  за  страны, спонсирующие терроризм?
– Отдельные западные страны.  Называть не будем, потому что они одновременно входят в международную антитеррористическую коалицию, где  активно борются с терроризмом, который сами и спонсируют. То есть проводят политику двойных стандартов. И инструмент использования международного терроризма для дестабилизации общественно-политической ситуации в отдельной стране апробирован ими давно. И мы, кыргызские органы нацбезопасности, прекрасно  понимаем, что и нас ожидают  подобные эксперименты, как в Сирии и в других  странах, где ресурс и  потенциал террористических  организаций  используют  в  качестве  дестабилизирующего фактора внутри страны. Там, где есть террористические экстремистские ячейки, их искусственно активируют в нужный период, чтобы они принимали активнейшее участие в различных антиобщественных акциях.
     – Какова конечная цель этих стран, во имя чего они финансируют международные террористические организации?
– Свержение существующего режима, власти, руководства определённых стран, чтобы формировать свои марионеточные государства. За примером далеко не надо ходить. На Украине решающую роль в перевороте сыграли псевдохристианские секты и религиозные организации протестантского толка в лице баптистов. Турчинов – баптист, Яценюк – саентолог. Все знают, что эти секты не имеют отношения к православию. Так и у нас – различных радикальных течений в исламе появляется множество. И появляются они через работу профессиональных вербовщиков и эмиссаров международных террористических  организаций, которые ведут настоящую селекционную работу, подбирая себе потенциальных жертв.
     – Как происходит вербовка?
– Вербовка наших граждан происходит посредством современных телекоммуникаций. Это прежде всего Интернет.
Из любого интернет-кафе можно зайти на сайт “Исламского джихада”, Исламского движения Туркестана и других организаций, где с любым посетителем выйдут на контакт. В режиме он-лайн отвечают на все вопросы, всё подробно объясняют, дают ту информацию, которая постепенно влияет на сознание этого человека…
Так начинается  виртуальная вербовка, которая сопровождается даже созданием виртуальных джамаатов. Существует другое направление, когда на территорию других государств, где компактно проживают наши граждане – гастарбайтеры, целенаправленно приезжают эмиссары, вербовщики террористических организаций и начинают вести свою работу по переформатированию сознания.  Сразу ведут к радикализации их первичных знаний. Почему весь контингент вербовочных организаций – молодёжь? Потому что молодёжь – наиболее податливый в психологическом плане материал, из которого можно лепить всё, что угодно, по своему усмотрению.
     – И всё-таки не каждый молодой человек или девушка поедет на войну ради псевдорелигиозных идей.
– Нельзя говорить, что люди туда вербуются только по идеологическим соображениям. В составе бандформирований есть люди с различными намерениями. Есть те, кто искренне заблудился и попал под влияние. Есть те, кто по-настоящему считает, что находится на священной войне. Есть те, кто едет туда исключительно из меркантильных, финансовых соображений. Это, как правило, наёмники, те, кто прошёл афгано-пакистанский конфликт. Боевики из известных крупных международных организаций – “Аль-Каиды”, Исламского движения Туркестана, “Исламского джихада”. Это боевики, которым не надо рассказывать, за что они должны идти умирать. Они идут туда конкретно за деньгами. Мы располагаем информацией, что между некоторыми бандформированиями происходят крупные столкновения за контроль над территориями, над теми участками, которые приносят реальную прибыль.
     – Ну а девушки-то молодые им для чего?
– Помимо войны, боёв, существует военный быт, связанный с ежедневной жизнью бандгрупп. Они обитают на определённых территориях, которые контролируют, там у них места постоянной дислокации, где они ночуют, едят, тренируются. Среди них есть семейные боевики с жёнами и даже детьми. А есть молодые холостые боевики, у которых тоже есть физиологические потребности, и они должны их каким-то образом удовлетворять. Находясь в рамках так называемого “шариата”, который к настоящему шариату никакого отношения не имеет, потому что правила они устанавливают сами. Оболочка выглядит исламской, но в реальности они далеки от ислама.
Так вот, чтобы иметь близкие отношения с женщиной, они обязаны жениться. Потому и началась активная работа по вербовке девушек.
     – Но ведь девушки не посещают исламистские джихадистские сайты.
– Вербовка девушек идёт по такой схеме: возрастной ценз от 16 до 25 лет, но чем моложе, тем лучше. В религии малограмотные, из тех кто только начинает изучать ислам. Но главная наживка – это перспектива выйти замуж за богатого иностранца – бизнесмена или коммерсанта из Турции или одной из арабских стран. Главное, чтобы он позиционировал себя как мусульманин, что для многих автоматически означает, что он праведный человек.
Для знакомств они используют социальные сети: “Одноклассники”, “Фейсбук”, “В контакте” и т.д.  Там ведут переписку, забрасывают девушку комплиментами, делают предложение руки и сердца. Когда девушка уже поверила своему потенциальному жениху, постепенно забрасываются различные хадисы, якобы взятые из Корана, на джихадистскую тематику. Но всё это вырвано из контекста и используется в нужном вербовщику русле. Когда девушка на крючке, ей высылают видео, где якобы войска Асада  убивают, грабят, насилуют мирных граждан. В общем, ведётся пропаганда, что жених – не простой человек, а борец за права мусульман в Сирии. Особы впечатлительные готовы броситься в омут любви и следовать за любимым в огонь и воду, как декабристки.
     – Неужели никак нельзя вырваться из этого плена?
– У девушек сразу отбирают паспорта. А без документов и знания арабского языка в чужой стране, где идёт война, девушке в одиночку спастись невозможно. Если сбежит, это верная гибель – либо попадёт в лапы других боевиков, либо власти арестуют как боевичку. Поэтому они и терпят этот ужас.
А реалии войны намного жёстче, чем о них пишут или рассказывают. Вот выходит она замуж за Абдуллу, через неделю в бою он умирает. Согласно их правилам, друзья этого боевика приходят к его вдове и говорят: “Выбирай одного из нас, чтобы продолжать дальше супружескую жизнь”. Она выбирает одного из них, который погибает через месяц. А она уже беременеет, но её всё равно выдают замуж за третьего. Рождённых детей, когда они немного подрастают, отправляют в джихадистское медресе, где готовят из них настоящих манкуртов, которые не знают ни своего рода, ни родины. Которые в будущем будут такими же боевиками.
Девушки едут в неизвестность за счастьем, а превращаются в настоящих рабынь. А начинается всё с того момента, когда они через Интернет связываются с вербовщиками. Остальное – дело техники и мастерство вербовщика. Самой главной приманкой становится бесплатное путешествие в Турцию.
Есть другие каналы, девушек могут вывезти и через Эмираты, и даже через Европу. Главное, нужен человек, который подпадает под влияние. Из такой девушки по необходимости могут вылепить и секс-рабыню для боевиков, и террористку-смертницу. Кстати, Асель далее отправили в лагерь для подготовки боевиков-смертников, где учили стрелять из автомата и взрывать гранаты, и заставили записать своё видеообращение родственникам. Во-первых, для того чтобы они её не искали, а во-вторых – чтобы представить её правоохранительным органам в качестве террористки.
Есть ключевой момент. Когда девушка попадает в сеть, она так же, как и в “Гербалайфе”, подтягивает своих сестрёнок, подруг, одноклассниц. Это правила сетевого маркетинга. Самая первая девушка, которая туда попадает, она и становится самой серьёзной вербовщицей, потому что начинает влиять на близких, заманивает. Недавно мы остановили одну девчонку, гражданку соседнего государства. Ей всего 16 лет, она по сути ещё ребёнок. Её родственники выдали замуж за боевика, и она уже забеременела. Этот боевик сказал её родным, что везёт её в свадебное путешествие в Стамбул. А на самом деле направлялся в Сирию. И эта наивная девочка ничего не понимала, слепо верила своему мужу.
     – Но как родители отпускают девушек в неизвестность?
– В этом и есть главная ошибка родителей, они сами упускают ситуацию, а потом плачут. Мы разговаривали с родителями Асель, она у них на глазах менялась – резко стала более тщательно относиться к пище, ела только халал, изменилось её поведение, она стала нетерпимой к представителям других религий, к тем, кто употреблял алкоголь, курил. Много времени проводила в Интернете.
Родители, которым небезразлична судьба их детей, должны посмотреть, что за сайты посещают их взрослые дети. Если религиозный сайт, а там на всплывающих окнах появляются убитые дети, призывы к джихаду, – надо насторожиться. Посмотрите записи дочери или сына, с кем общается ваш ребёнок по телефону. Если есть международные звонки, то надо выяснить, кто и зачем звонит.
Родители Асель всё это прозевали и обратились к нам, только когда пришло её видеообращение с автоматом  в руках. Этим девушкам, Асель и Шахинур, несказанно  повезло, что мы их спасли. Иначе судьба их была бы очень и очень печальной.
Асель, она постарше, насмотрелась ужасов войны и обращается ко всем девушкам Кыргызстана: “Пожалуйста, девчонки, не повторяйте моей ошибки!” Но я уверен, что сейчас в Интернете сидят тысячи девчонок, и сотни из них – как раз на этих сайтах.
     – Как вы думаете, будет ли эта тенденция – вербовка девушек – увеличиваться в дальнейшем?
– Проблема существует, тенденция растёт, будет увеличение. Но есть зависимость от многих факторов – в частности, от того, как будут развиваться события в Сирии. Мы понимаем, что участие женщин в террористическом движении играет не только роль обеспечения жизнедеятельности бандгрупп. Интернационализация международного террористического движения предусматривает обмен опытом. Есть террористические организации, которые успешно апробировали опыт использования женщин в качестве смертниц. Например, Северокавказское бандформирование. Вот этот опыт они могут внедрять и у нас. Вот этого мы и опасаемся.
     – Если  родители  заметили, что их дочери сидят в Интернете не на тех сайтах, куда им обращаться?
– У общества сложилось мнение, что борьбой с терроризмом занимаются только ГКНБ и милиция. А остальных это якобы не касается. А где гражданское общество, где школы, где органы местного самоуправления? Где наши величайшие радетели прав человека – НПО? Где наши правозащитницы, которые так яростно защищают права геев? Опасность терроризма намного актуальнее для Кыргызстана, чем нарушение прав сексменьшинств! Получается, что с этой угрозой мы остаёмся один на один, хотя нам сегодня очень нужна помощь гражданского общества.
Поэтому  обращаюсь к родителям  и родным наших молодых людей и девушек: следите за своими детьми, контролируйте их! Если что-то происходит, увидели изменение в их поведении, в словах, в отношении к вам, к окружающим, – сообщайте нам, сигнализируйте. Мы вместе с вами готовы бороться с новыми вызовами.

интервью подготовила

Лейла САРАЛАЕВА

Оставьте комментарий