Главное:
Новая фамилия – новая жизнь? (Ноябрь 20, 2018 1:45 пп)
Либо зарплата, либо пенсия (Ноябрь 16, 2018 4:59 пп)
Америка на войны не скупится (Ноябрь 16, 2018 10:10 дп)
Послы-бездельники? (Ноябрь 16, 2018 10:04 дп)

“Я СВИДЕТЕЛЬ! А ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?”

04.09.2014
Просмотров: 5

 

         Это – фраза  из  знаменитой  советской комедии “Берегись автомобиля”. Вроде бы просто смешная. Вроде бы безобидная. А  что  за  ней  стоит?

 

Берегись автомобиля…

И – лжесвидетелей.

Когда-то очень давно, в годы студенческой юности, случился у меня небольшой конфликт с подругой-однокурсницей. Даже не конфликт, а так, недоразумение. Проходили в школе педагогическую практику. Она, подруга, оставила в учительской сумочку, которую потом не нашла.

Написала, само собой, заявление в милицию. С подробным перечислением того, что на тот момент находилось в сумочке. Записная книжка, столько-то денег, дорогая косметичка…

– Ты можешь ко мне в свидетели пойти? – спросила подруга.

– В смысле?

– В смысле – подтвердить следователю, что у меня в сумке было именно то, что я указала?

– М-м-м… Да я вообще-то никогда к тебе в сумочку не заглядывала.

– Ну и что? Ты же меня знаешь, я же врать не стану! Тем более это всё мелочи, мне главное – чтобы сумку нашли и вернули.

Может, и мелочи. И вряд ли я сильно кому-нибудь навредила бы, если бы просто сходила к следователю и подтвердила, что всё написанное подругой – чистая правда. Ей врать-то действительно ни к чему. И теперь, спустя годы вспоминая тот случай, иногда чуть-чуть жалею: ну что мне стоило, в самом деле, сходить и подтвердить?

С тех пор ни разу не довелось побывать в шкуре “официального” свидетеля. Или – лжесвидетеля… Хотя повидать случалось всякое.

 

“я не видел, но это неважно”

Последний раз это давнее происшествие вспомнилось мне буквально на днях. Прямо у меня на глазах, прямо на улице, прямо неподалёку от моего дома развернулось весьма интересное представление.

ДТП – из категории мелких. Никто, к счастью, не пострадал, по крайней мере физически. А на моральные переживания сейчас мало кто всерьёз внимание обращает.

Ситуация такая. Вверх по улице, по правой, как положено, стороне, едет одна машина. Метров за 200 до нужного места включает левый поворотник.

Приблизившись к повороту, водитель начинает осторожно выворачивать руль.

Сзади в это время едет другой автомобиль. Едет прямо, никуда не сворачивая. Водитель, как он сам потом признался, торопится домой: везёт семью с иссык-кульского отдыха. И – уверенно идёт на обгон. Не сбавляя скорость, по встречной полосе, слева.

Стук, срежет, крики… Заднему лихачу, кстати, не повезло. Сильно помяты передний бампер и капот его машины, разбита фара. У того авто, что пыталось повернуть, слегка покорёжен левый бок.

Специалистом экстра-класса быть не надо. Ясно, как белый день: виноват тот, кто ехал сзади. Это очевидно даже для тех, кто не видел момента столкновения. Достаточно взглянуть на следы колёс этого автомобиля на встречке и оценить характер повреждений этой машины.

Человек устроен так, что в собственной неправоте (особенно если это грозит некими материальными санкциями) признаётся с большой неохотой. “Задний” водитель выползает из салона и “наезжает” на “переднего”. Ты что, мол, творишь, ты видишь, что у меня теперь с капотом?! Упрекает “переднего”, что тот якобы выскочил перед ним на дорогу внезапно и непонятно откуда, да к тому же поворотник не включил…

В общем, ведёт себя, увы, абсолютно логично для недобросовестного водителя, надеющегося избежать ответственности.

Это всё вижу и слышу я и ещё пара человек, случайно оказавшихся поблизости. Через минуту они уходят. Опять-таки важный элемент человеческой психологии: мало кому хочется впутываться и ввязываться – вдруг в качестве свидетелей “подтянут”, потом проблем не оберёшься.

Вместо них на импровизированной сцене, откуда ни возьмись, появляется целая толпа зевак. Которой до того момента не было и которая становится в этом спектакле главным действующим персонажем.

Основное действо разворачивается до приезда гаишников (они, кстати, добираются до места ДТП около двух часов). К ругающимся водителям нетвёрдой походкой приближается слегка нетрезвый гражданин:

– Не спорьте, я всё видел.

– Что видел?

– Всё. Я вам так скажу: вы оба виноваты. Потому что всегда во всём виноваты все. Я так думаю.

– Подожди. Ты откуда мог видеть-то? Ты где стоял?

Дядька неопределённо машет  куда-то в сторону. И,  минут пять поразмыслив и что-то, видимо, взвесив в подпорченном алкоголем мозгу, выдаёт другою версию. Да, мол, всё видел, но только сейчас понял, что виноваты не оба. Виноват, по его мнению, тот, кто ехал впереди и пытался повернуть.

– Почему?

– Ну как же… Вот он (дядька показывает пальцем на “заднего” водителя) говорит же, что он (тем же пальцем тычет в “переднего”) вылетел – и без поворотника.

– Так ты сам-то видел что-нибудь или нет?

– Всё видел!

Спорить  и что-то доказывать бесполезно. А нетрезвый гражданин между тем  полон  решимости дождаться  приезда гаишников  и дать свидетельские показания!

– Я тоже всё видела! – вступает в разговор маленькая, но очень воинственная эжешка.

– Вас тут не было!

– Ну и что?! Я видела. Где хотите могу подтвердить.

Эжешка главной виновницей аварии считает сидевшую в передней машине спутницу водителя – вероятно, его жену. И – о чудо! – эжешка, подбежавшая к месту происшествия только что, оказывается, исхитрилась разглядеть много чего интересного (и совершенно недоступного любому другому постороннему взгляду).

Воинственная дама неопределённого возраста подробно рассказывает уже прибывшим сотрудникам ГИБДД, как пассажирка отвлекла водителя, как тот задумался и чуть не проехал свой поворот. Тогда, вдруг спохватившись, водитель по её словам, резко (и, естественно, как “заметила” “свидетельница”, без поворотника) вырулил на встречную полосу прямо перед носом того, кто спокойно ехал сзади.

– А вы-то сами, – интересуется инспектор, – где в это время находились?

– Там.

 

– Где там?

– Какая вам разница?! Я всё видела!

– Можете повторить это под протокол?

– Могу, могу! Видела! И как она его отвлекла, видела, и как он задумался…

– А о чём конкретно задумался – случайно не видели? – не без ехидства стараюсь вернуть на грешную землю чересчур расфантазировавшуюся “свидетельницу”. Однако меня она игнорирует. Беседовать соглашается только с милицией и только под протокол.

Один-два голоса тех, кто действительно хоть что-то видел и хоть что-то полезное (и истинное!) может сообщить по существу дела, тонут в потоке лжи. Все ВОТ ЭТИ люди, собравшиеся здесь, привлечённые бесплатным шоу и возможностью наконец-то “проявить себя”, показать себя очень важными и значимыми персонами, перебивая друг друга, орут:

– Я видел! Я знаю! Меня спросите!

Охотно допускаю мысль, что кому-то из них в самом деле кажется, что он “всё видел”. Что он всего лишь  добросовестно заблуждается и охотно  изменит свою точку зрения, если ему спокойно и популярно объяснить, что он не прав.

А как быть, например, с этой “ясновидящей” эжешкой? Которая уверенно отодвигает тебя в сторону и порывается сесть в машину гаишников, при этом меряя тебя взглядом, полным собственного превосходства: “Ты молчи. Ты ничего не знаешь, а я знаю. Я видела и всё расскажу, как было”…

И ведь действительно едет давать свидетельские показания!

Чем закончилось это дело, я не в курсе. Допросили ли гаишники по всей форме эту эжешку и прочих “очевидцев”, поверили ли им, какое вынесли решение и на чём вообще остановились водители? Речь, собственно говоря, сейчас не об исходе этого незначительного события. И даже не о водителях, систематически нарушающих правила дорожного движения.

 

“врёт как свидетель”


Есть такое крылатое выражение. И оно, если разобраться, не лишено некоторого смысла.

Психологами давно замечено, что даже два в принципе честных человека (даже действительно видевших одно и то же событие) могут давать по этому поводу диаметрально противоположные показания. При этом каждый из них на сто процентов уверен, что именно он говорит правду, а его “оппонент” бессовестно лжёт.

– Описаны моменты, – рассказывает психотерапевт Айнура Исабекова, – когда вполне честных свидетелей на допросах сбивали наводящими вопросами. Сбивал, естественно, тот, кому это наиболее выгодно.

Вот представьте, что некто, как в описанном вами случае, стал очевидцем столкновения двух автомобилей. Если спросить его: “С какой скоростью двигались машины перед столкновением?” – он ответит более-менее верно. А вот если слегка переформулировать вопрос: “С какой скоростью ехали они перед этой ЖУТКОЙ АВАРИЕЙ?”… Свидетель, вероятнее всего, ответит: “С ОГРОМНОЙ!”.

Или такой вопрос по этому же поводу: “Вы заметили разбитое стекло на серебристой иномарке после столкновения?”. Если он не заметил, то, скорее всего, так и скажет. Но попробуйте спросить: “Разбилось ли стекло после этой СТРАШНОЙ КАТАСТРОФЫ?”. Уверяю вас, ответ будет: “Да! Конечно, заметил!”.

– Забавно. Хотя, если подумать, забавного здесь не так уж и много… А что вы, – обращаюсь к специалисту, – скажете о свидетелях нечестных? Или даже вообще несвидетелях, которые зачем-то лезут давать свидетельские показания?

– Вы, может быть, удивитесь. Но лично мне недавно попалось на одном из интернет-сайтов очень примечательное объявление. Дословно, конечно, сейчас его не воспроизведу, но суть такова: дам за умеренную плату фальшивые свидетельские показания по дорожно-транспортному происшествию.

– Ничего себе!..

– Вот и я о том же. Сами подумайте: вы (не дай Бог, конечно!) попали в аварию. Вряд ли вам в первые минуты будет до того, чтобы оглядываться по сторонам в поисках очевидцев, записывать их фамилии, адреса и телефоны. Понимание того, что вам нужны свидетели, придёт позже. Тогда-то вы и начнёте их искать. Через тот же Интернет, к примеру. Откликнитесь, мол, очевидцы аварии, произошедшей в таком-то месте такого-то числа в такое-то время!

Может быть, ещё и вознаграждение пообещаете. И может быть, найдутся те, кто был в то время в том месте, что-то видел и готов это засвидетельствовать.

А может, откликнутся такие строители своего мелкого бизнеса на чужих драмах и неприятностях.

А если вы, попав в аварию, чувствуете свою неправоту… Если осознаёте, что ДТП произошло именно по вашей вине, но очень не хотите нести ответственность – ни уголовную, ни административную… Тогда при определённом старании тоже можете отыскать “очевидца”, который за определённую мзду даст в любой инстанции любые показания по предложенной вами “легенде”.

– Да уж… А как же наказание за заведомо ложное свидетельство?

– А вы много можете вспомнить случаев, когда бы у нас реально кого-то за это наказали?

– Вот так сразу и не вспомню ни одного. Но они, получается, и Бога не боятся? Лжесвидетельство – один из самых страшных грехов.

– Никого и ничего они не боятся. Они используют любую возможность, чтобы из ничего добыть деньги – пусть и небольшие.

– И всё-таки, – останавливаю психотерапевта, – что-то мне подсказывает, что именно те люди, о которых я говорила, – слишком примитивны для того, чтобы продумывать и разрабатывать какие-то мудрёные схемы обогащения. Они и про Интернет-то, скорее всего, знают понаслышке. Чем же руководствуются они, когда лезут ставить свои подписи под словами “Всё видел, всё знаю” – хотя на самом деле и близко там не стояли?

– Давайте подумаем вместе. Чем в таком случае может руководствоваться обычный “маленький” человек? Вот живёт он в своём крошечном мирке – тихо и незаметно. Старается по мере сил прокормить себя и свою семью, в свободное время напивается от безысходности. Никому он, по сути, не нужен и не интересен. И вдруг – такая возможность проявить себя, заявить о себе как о личности, которая не “просто так”, а что-то значит, от которой что-то зависит!
Бросаются чуть ли не в драку, с пеной у рта отстаивая право на собственное мнение (даже если этого мнения не может быть в принципе, потому что обо всём, о чём их спрашивают, они не имеют ни малейшего понятия)…

Вас, как я понимаю, больше всего возмутило поведение агрессивной эжешки. Но вы ведь сами в одном из последних номеров газеты писали об ОБОНе. Это – всего лишь одно из его многочисленных проявлений. Есть у нас, увы, дамы, которых хлебом не корми – дай глотку подрать, причём неважно, за какую именно “идею”. И эту проблему вот так, с наскока, не решить… Несчастные люди, их можно только пожалеть.

А тех, у кого по милости этих несчастных могут быть неприятности, разве не жалко?

Ольга КАЛИНИНА

Оставьте комментарий