Главное:

За что убили доктора?

22.11.2012
Просмотров: 44

58-летнего профессора Асанбека Шаршенова застрелили 14 ноября почти в полночь. Два выстрела из пистолета Макарова попали точно в область сердца.

Стрелял явно не дилетант, и он явно хорошо подготовился к убийству.

 

Асанбек Шаршенов – завкафедрой акушерства и гинекологии Медицинской академии, профессор Славянского университета, доктор медицинских наук. Практикующий врач акушер-гинеколог, хирург со светлой головой и золотыми руками.
Уже на следующий день после его убийства Интернет наполнился откликами: врач от Бога, спасший – буквально с того света вытащивший – столько женщин и их детей, что за одно это ему следовало бы памятник при жизни открыть. Бывали случаи, когда один Шаршенов оказывался в состоянии поставить пациентке правильный диагноз и назначить верное лечение. А попутно, как никто другой, умел успокоить и внушить веру в благоприятный исход операции.
“Говорят, в Москве кур доят”, – так примерно отвечал, если при нём высказывались сомнения в эффективности предстоящего лечения: дескать, запущено всё, вряд ли что-нибудь поможет. Брался лечить – и вылечивал.
Со студентами, говорят, профессор был строг, но справедлив. В каждом из них видел личность, к каждому искал свой подход…
Вечером 14 ноября доктор позвонил жене около восьми. Сказал, что у него ещё две сложные операции, поэтому он задерживается. А ближе к полуночи сосед проснулся от странных хлопков, похожих на выстрелы. Вышел из дома, увидел распластанное на земле тело и вызвал милицию.
Жил доктор Шаршенов в районе ипподрома, в переулке Беговом. Переулок глухой, здесь даже днём людей не бывает. И тем поздним вечером никто, естественно, не заметил в тех краях никого и ничего подозрительного. Однако списать произошедшее на “ночной разгул уличной преступности” не получается.
Хирург – не случайная жертва каких-нибудь бандитствующих хулиганов. Во-первых, в кармане у него была крупная сумма денег, которая после убийства осталась нетронутой. А во-вторых, с целью ограбления ТАК не убивают.
И дело здесь даже не в том, что стреляли из вполне профессионального оружия. Время нынче такое, что не только пистолеты Макарова, но и гранатомёты где-то по рукам у населения гуляют. Дело в том, что из профессионального оружия надо уметь профессионально стрелять. Два выстрела точно в цель – это признак высочайшего профессионализма. Действовал человек, умеющий стрелять и набивший на этом руку. Настоящий киллер.
За врачом явно следили и тщательно готовились к преступлению. Знали его адрес. Точно знали, когда и как он возвращается домой… Ещё один признак, выдающий недилетанта.
Кто же этот стрелок-профессионал, и за что он расправился с высококлассным специалистом в области медицины?
За что вообще можно убить врача? Медики – отнюдь не те люди, которые становятся жертвами заказных убийств. Огромных денег они, как правило, не имеют, в политике или бизнесе дорогу никому не переходят…
Были, говорят коллеги профессора, у него с другими врачами некие трения, недоразумения, недопонимания на почве денег. Однако эти недоразумения не принимали форм и размеров, когда приходится сводить счёты. Да и представить, что хирурга “заказал” кто-то из собратьев по врачебному цеху, – настолько невозможно, что об этом и говорить смешно.
Если исключить версии о каких-нибудь долговых отношениях или о запутанной личной жизни (и из-за этого иногда убивают), остаётся наиболее вероятная причина – профессиональная медицинская деятельность.
Не все люди, обращавшиеся за лечением к Шаршенову, кстати, остались полностью им довольны. Последнее время, говорят, доктор всё чаще перегибал палку. Настаивал на дорогостоящей операции, когда для оперативного вмешательства не было показаний. Кое-кто из пациенток Шаршенова, услышав от него вердикт “надо резать”, консультировался у других специалистов – и слышал совершенно другое: “Резать нет никакой необходимости”. И время показывало: операция действительно была ни к чему.
Пациентки и их семьи, разумеется, негодовали, подозревали, что хирург Шаршенов просто деньги хотел из них выудить. Однако и это, согласитесь, не повод для убийства.
На похоронах Шаршенова речь шла о том, что недавно у него умерла пациентка вместе с неродившимся ребёнком. Случай был крайне тяжёлый, как и что именно произошло – разбираться Минздраву. Однако родственники погибшей во всеуслышание пригрозили доктору убийством.
Что ж, поговорку “У каждого врача своё кладбище” ещё никто не отменял. Всё всегда и везде гладко лишь у того, кто сидит в тёплом кабинете и бумажки подписывает. А если человек – практикующий хирург, если он, не боясь, берётся за самые сложные и ответственные операции, пытается спасти тех, от кого его коллеги уже отказались, – иногда дело может закончиться таким вот образом.
И родственников умершей можно понять, когда они в сердцах обвиняют врача и обещают с ним “рассчитаться”. Мало кто из практикующих врачей за свою жизнь ни разу не слышал подобных упрёков и угроз.
Другое дело, замечают коллеги Шаршенова, что месть обезумевших от горя родственников в таких случаях осуществляется “по горячим следам”. И выражается эта месть обычно в оскорблениях, избиении доктора. В крайнем случае могут его ножом пырнуть в подворотне.
Асанбека Шаршенова убили… ровно на сороковой день после смерти его пациентки. Совпадение? Возможно. Стали бы родные умершей выжидать такой срок, да ещё и профессионального киллера нанимать?
А если действительно убийца был наёмником-недилетантом – реально ли теперь найти концы и раскрыть преступление? По мнению многих (в том числе и сотрудников милиции) – нереально. Практически невозможно.
Пока убийство Шаршенова числится нераскрытым, хотя на его раскрытие уже брошены лучшие милицейские силы. А те, кто знал профессора лично, кто у него лечился или учился, кто с ним работал, – пытаются осознать, что его больше нет и никогда не будет.
И коллегам-медикам не даёт покоя ещё один вопрос. Если всё же окажется, что убили из мести за смерть пациентки, – что тогда?
Тогда беда. Потому что и так масса врачей, наученная горьким опытом, принципиально не берётся лечить “заведомо безнадёжного больного”. Попытаешься вернуть его с того света на этот, вывернешься наизнанку, сделаешь всё возможное и невозможное… А больной всё равно умрёт. И начнутся, помимо угрызений совести, страшные угрозы и обвинения, бесконечные проверки, парализующие работу. А теперь ещё за это, может быть, и убить могут!
“А оно мне надо?” – задумается теперь любой врач, если встанет вопрос об опасной и неизвестно, насколько эффективной операции. И как он на него ответит?

Ольга КАЛИНИНА

     P.S. Когда убийство профессора Шаршенова будет раскрыто, мы обязательно расскажем об этом со всеми подробностями. Уголовное дело возбуждено, следствие уже ведётся. Версия пока одна: убийство доктора совершено на почве мести. МВД КР заверяет, что преступник будет найден.

Оставьте комментарий