Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

Зачем Вашингтону нужен кыргызский транзит…

25.02.2015
Просмотров: 6

или О том, в какую ловушку может загнать Кыргызстан очередная просьба НАТО.

Чем ближе к весне, тем больше вокруг Кыргызстана происходит очень настораживающих событий.
И все они стыкуются друг с другом, словно пазлы в известной детской игре.

Не стала исключением и последняя неделя. Она принесла такой сюрприз – к Кыргызстану обратилась НАТО. С просьбой возобновить транзит грузов через территорию страны.

И пошла эта новость гулять по местным информагентствам… Озвучил её, как сообщалось, министр иностранных дел Кыргызстана Эрлан Абдылдаев, отчитываясь перед парламентским комитетом по международным делам. “В связи с началом новой операции НАТО в Афганистане, – цитировали главу МИДа информагентства, – с января 2015 года организация ставит перед Кыргызстаном вопрос о продлении соглашения о транзите грузов Международных сил содействия безопасности (МССБ) через территорию Кыргызстана с учётом изменения формата операции НАТО”.

По словам министра, 10 января этого года уже состоялось межведомственное совещание, по итогам которого “принято решение о необходимости разработки отдельного протокола о внесении изменений в соглашение о транзите грузов”. То есть кыргызская сторона предложение приняла и уже больше месяца, как над ним работает.

Новость была сенсационной. На кыргызский МИД накинулись журналисты – за разъяснениями и комментариями. Реакция внешнеполитического ведомства была удивительной. Пресс-служба министерства заявила, что информация о том, что Э. Абдылдаев говорил это в парламенте, “не соответствует действительности”: “На данный момент у нас нет какой-либо информации о существовании подобных обсуждений. Вопрос по этой тематике вообще не поднимался на заседании, и никакого заявления быть не могло”.

Удивительным было следующее – факт того, что министр Э. Абдылдаев эту информацию озвучивал, подтверждали журналистские источники в парламенте. Для чего же МИДу понадобилось так осторожничать и отрицать очевидное?

Что кроется за этой скрытностью?

Впрочем, оставим пока отечественный МИД в покое. А вспомним, что за соглашение подписывал Кыргызстан с НАТО.

И объясним, почему это соглашение было очень и очень странным. И подозрительным…

КАК  КЫРГЫЗСТАН  ПОПАЛ  В  КРУТУЮ  ИГРУ

22 мая 2012 года, Соединённые Штаты Америки, город Чикаго. Здесь проходит очередной саммит НАТО. Впервые на форум западного военного блока приглашена представительная кыргызская делегация. Приглашена для того, чтобы принять участие в церемонии подписания “Соглашения между правительством КР и Организацией Североатлантического договора относительно транзита через территорию Кыргызской Республики наземных (железнодорожных и автомобильных) грузов Международных сил содействия безопасности”.

От имени правительства Кыргызстана соглашение подписывает тогдашний министр иностранных дел Руслан Казакбаев. От имени НАТО – заместитель генерального секретаря Североатлантического блока Александр Вершбоу.

Хотя в соглашении речь шла о перевозке через кыргызскую территорию натовских грузов и в Афганистан, и из Афганистана, подразумевалось, что этот транзитный маршрут – Афганистан-Таджикистан-Кыргызстан-Казахстан – понадобился НАТО для предстоящего вывода своих войск с афганской территории. В частности – для вывоза “техники, нуждающейся в ремонте”.

Был ещё маршрут – через Узбекистан, но, как объясняли натовцы, эта страна разрешила им перевозить грузы лишь в Афганистан, а вот в обратном направлении – ни-ни. Поэтому НАТО, дескать, была вынуждена подписать соглашения о транзите с Таджикистаном, Кыргызстаном, Казахстаном, а также с Россией.

Была объявлена ещё одна причина того, почему натовцам понадобился именно этот – так называемый Северный маршрут. Прежде войска НАТО в Афганистане снабжались по  Южному маршруту – через Пакистан. Через него военный контингент МССБ получал более 80 процентов продовольствия, оружия и боеприпасов. Но незадолго до подписания вышеупомянутых соглашений со странами Средней Азии и России этот маршрут закрылся. По вполне банальной причине – в конце ноября 2011 года вертолёты  НАТО  “по ошибке” разбомбили на территории Пакистана блокпост, погибли 25 пакистанских пограничников. Американские самолёты-беспилотники и до этого периодически обстреливали ракетами пакистанскую землю, а тут власти Пакистана, вконец разозлившись, объявили о пересмотре своих отношений с США и о закрытии транспортных коридоров через свою территорию.

Ответная реакция США была странной. Вашингтон не стал по своему обыкновению выкручивать руки своему давнему союзнику Пакистану, перекрывшему “дорогу жизни”. Вместо этого НАТО, якобы смирившись, начала договариваться с северными соседями  Афганистана. Ещё более странным было то, что когда через несколько месяцев – летом 2012 года – Пакистан вдруг сменил гнев на милость, открыл свой транзитный коридор и даже пообещал не взимать плату за перевозку грузов, США не стали менять своих планов относительно Северного маршрута. “Не ожидается никаких резких изменений. Как было, так и будет продолжаться”, – сообщила тогда пресс-служба посольства США в Кыргызстане.

Было ещё одно объяснение. Дескать, приходится экономить – вывозить натовские грузы из Афганистана наземным путём обойдётся в несколько раз дешевле, чем самолётами по воздуху. Объяснение тоже странное… Когда это США экономили на своих операциях за рубежом? У них что – печатный станок сломался?

К слову говоря, один пуск ракет с тех же беспилотников (которые американцы не экономили, обстреливая мирных пакистанцев) обходится в полмиллиона долларов.

Словом, натовцам – и в первую очередь американцам – для чего-то очень нужно было получить сухопутный транзитный коридор через Среднюю Азию, в том числе через Кыргызстан. Выводить войска из Афганистана тем же путём, каким они их туда вводили, США не хотели.

Почему? Чтобы найти ответ на этот вопрос, нужно вспомнить геополитическую ситуацию тех дней. А заодно лишний раз вспомнить, для чего Америке на самом деле понадобилась военная база в “Манасе”.

В апреле 2012 года – за несколько недель до того, как в Чикаго между НАТО и Кыргызстаном было подписано соглашение о транзите грузов – наша газета с участием экспертов, в т.ч. военных, провела исследование, результатом которого стала публикация “Кыргызстан попал в большую геополитическую игру. Круто попал!”.

Той весной 2012-го, напомним, Вашингтон капитально выкручивал руки официальному Бишкеку. В Кыргызстан один за другим прилетали высокопоставленные американские персоны – тогдашний министр обороны США Леон Панетт, помощник госсекретаря Роберт Блэйк. Они не скрывали, что ещё надеются уговорить президента Атамбаева сохранить американскую базу в “Манасе”. Применяя для этого и кнут, и пряник.

Терять базу в Кыргызстане американцам очень не хотелось. Причина этого крылась даже не в войне в Афганистане, откуда – что уже тогда было объявлено – в 2014 году НАТО начнёт выводить свои войска. Напомним, что писала об этом наша газета:

“Одна из официально объявленных функций базы “Манас” – якобы дозаправка самолётов, выполняющих боевые вылеты в Афганистане. Это – обыкновенный блеф. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на карту этого региона. По всему Афганистану разбросаны пять-шесть американских аэродромов. С любого из них может взлететь истребитель, штурмовик или бомбардировщик, пролететь всю территорию Афгана и вернуться обратно – без всякой дозаправки. Тащить сюда из Бишкека самолёт-заправщик – всё равно что тащить его откуда-нибудь с Урала, чтобы заправить в воздухе самолёт, курсирующий между Бишкеком и Иссык-Кулем.

Другая официально объявленная функция – переброска личного состава и грузов – тоже, мягко говоря, вызывает сомнения. Американские военно-транспортные самолёты (в частности, C-17 Globemaster, какой можно увидеть в “Манасе”) могут спокойно долететь из Афганистана до авиабаз США в Европе тоже без промежуточной посадки – топлива хватит. У американцев есть концепция воздушно-наземных наступательных операций. Под неё в годы “холодной войны” были в первую очередь созданы ВВС США. Эти самолёты конструировали так, чтобы быстро долететь до любой точки мира и высадить там десант – без посадок в третьих странах”. (“Дело №…” за 4 апреля 2012 г.)

Главная цель американской базы в Кыргызстане (как, впрочем, любой военной базы за рубежом) была другой.

Это – и дипломатический статус неприкосновенности, и право экстерриториальности. Никто посторонний на базу не зайдёт, никто не проверит, какие грузы возят  военно-транспортные самолёты. Через базу “Манас” можно было ввозить на территорию Кыргызстана и с неё вывозить всё, на что хватало фантазии. Какое угодно оружие, каких угодно людей. И ввозили, и вывозили – были примеры…

Во всём мире сведущие люди знают: военные базы за рубежом в первую очередь используются для размещения разведывательной техники. Любая такая база любой страны – прежде всего разведывательная точка, это – самая важнейшая её функция.

Китай встал на уши уже с первых дней существования базы в “Манасе” не случайно. Он понял: база создана под него.

Взять даже район над Памиром, где, по официальной версии американцев, они производили дозаправки самолётов. Рядом – Китай. И заправщики летят вдоль кыргызско-китайской границы. А современный самолёт, начинённый электроникой, способен вести разведку на многие сотни километров в глубь страны. Даже за те несколько минут, когда, взлетев из “Манаса”, американский транспортник набирал высоту (а кто знал, что за аппаратура у него на борту?), он успевал просканировать часть территории Казахстана.

Потеря базы в “Манасе” для американцев означала потерю не только шпионского плацдарма. Но и потерю оплота всех своих военно-политических программ по отрыву Центральной Азии от России. Которая к тому времени уже обозначила свои планы по интеграции постсоветского пространства.

В той нашей публикации мы обсуждали инструменты, которые могут использовать США для того, чтобы остаться в Кыргызстане. Главный инструмент – “последний довод королей”. Этой фразой в мировой политологии обозначают использование глубоко засекреченных методов. Первый из них – вербовка агентов среди политиков. Если он не срабатывает, используется второй “довод” – тайный спецназ. Небольшая группа боевиков, появившаяся неизвестно откуда, способна дестабилизировать обстановку в целом регионе. Боевая пятёрка спецназа, нырнув в люк подземных коммуникаций, может парализовать такой город, как Бишкек. В крайнем случае – физически устранить лидера, который “королям” мешает. Ещё один способ – революции. Которые тоже готовятся этими двумя силами – агентурой и тайным спецназом.

Эти прогнозы, напомним, мы сделали в апреле 2012 года. А в конце мая появилось соглашение с НАТО о транзите грузов через территорию Кыргызстана.

Это соглашение, заключённое на 1 год, но предусматривавшее автоматическое его продление, если вдуматься, создавало почти идеальные условия в ближайшем будущем для “последнего довода королей” – сил специальных операций.

ОПАСНЫЙ  ТРАНЗИТ

По соглашению, натовские грузы должны были завозиться на территорию Кыргызстана из Таджикистана через два пункта пропуска на юге республики – “Кайрагач автодорожный” (Ляйлякский район Баткенской области) и “Карамык автодорожный” (Чон-Алайский район Ошской области). И вывозиться на территорию Казахстана через пункт пропуска “Ак-Тилек автодорожный” (Иссык-Атинский район Чуйской области) и “Каинды железнодорожный” (Панфиловский район Чуйской области). А по пути пересечь всю территорию республики с юга на север. На одном из участков маршрута дорога была совсем плохая. Европейский банк реконструкции и развития вызвался дать на её ремонт грант.

Грузы освобождались от таможенных пошлин и прочих сборов. А заработать на перевозках должны были кыргызстанские транспортные компании, которым, как предполагалось, будет доверена перевозка.

Кыргызская сторона оставляла за собой право грузы проверять. К соглашению прилагался большой список грузов, запрещённых к перевозке – от пороха до любого вида оружия, включая химическое и ядерное.

Беспокоиться, казалось бы, не о чем. Но современные международные соглашения отличаются своей необязательностью, игрой слов, подменой понятий. Был и в Чикагском соглашении пункт о том, что стороны предпринимают все надлежащие меры для предотвращения инцидентов в ходе транзита грузов”.

И вполне мог состояться такой диалог. “Сможете на 100 процентов обеспечить сохранность груза? – спрашивают натовцы кыргызскую сторону. – Нет? Тогда мы ставим свою охрану”. – “Ставьте”, – облегчённо вздыхает кыргызский переговорщик, не осознающий, что собой представляет эта охрана.

Вот идёт натовская колонна… Боевой устав НАТО предусматривает, что по пути её следования через определённые интервалы нужно устраивать пункты отдыха военнослужащих. Через большие расстояния (порядка 500-600 километров) – оборудовать более солидные базовые лагеря – для ночёвки, дозаправки, ремонта машин. А это уже – маленькая военная база. По идее, на территории Кыргызстана натовцы должны были разместить две такие базы – на юге и на севере, где-нибудь на въезде в Чуйскую долину, скажем, в Суусамыре. Эти базы тоже кто-то должен охранять, обслуживать.

“Последний довод королей” – боевиков сил специальных операций – проще простого внедрить и в охрану колонны, и растворить в  обслуживающем персонале такой базы. Эти боевики могут таких дел натворить по маршруту “транзита грузов”! Могут и диверсию устроить, и схроны оружия по пути следования оборудовать – для будущих революционеров. И радиомаячки разбросать…

Ведь кто их будет контролировать? Американцы не были бы американцами, если бы со времён распада СССР педантично не изучили особенности силовых структур Средней Азии и Кыргызстана, в частности. И их возможности по контролю таких вот маршрутов.

Кто будет сопровождать натовские колонны? Отечественные гаишники знают, сколько потов надо пролить, чтобы, скажем, сопроводить на Иссык-Куль высокопоставленного чиновника или иностранную делегацию. А здесь – сотни километров по высокогорью, ущельям и перевалам! Чтобы эту колонну сопроводить, нужно напрягать гаишников нескольких областей и районов.

Да ведь ТАКУЮ колонну по-хорошему не гаишникам надо сопровождать, а сотрудникам спецслужб. А кто им автомашины-внедорожники даст? А у кого просить топливо? Кто их обеспечит питанием и специальными средствами связи – обычная связь в горах глохнет… Такое сопровождение лучше всего осуществлять вертолётами. Но у кыргызского Минобороны – всего два вертолёта. Час их полёта обходится в 2 тысячи долларов. Кто денег даст?

Короче, у кыргызских силовиков возникает великий соблазн махнуть рукой и сказать натовцам: “А, ладно – сами сопровождайте!”. На что американцы, возможно, и надеялись.

Теперь – самое любопытное. Чикагское соглашение между НАТО и Кыргызстаном от 22 мая 2012 года кыргызский парламент после долгих споров ратифицировал лишь 20 июня 2013 года. К тому времени, как заявляли кыргызские чиновники (в частности, К. Кулматов – нынешний бишкекский мэр, тогдашний глава таможенной службы), нетерпеливые натовцы уже начали свои грузы через Кыргызстан перемещать. Но КАК это происходило, осталось загадкой.

В отличие от американской базы “Манас”, руководство которой постоянно приглашало кыргызстанских журналистов, дабы показать, что база занимается именно тем, ради чего якобы была открыта, натовцы почему-то не спешили демонстрировать прозрачность своих намерений. Не появилось ни одного репортажа о том, как движутся конвои с грузами НАТО, что это за грузы и кто их сопровождает.

Не появилось, по некоторым данным, потому, что “лавочка” эта быстро прикрылась. Натовцы сделали лишь один-два рейса, вывезя из Афгана солдатское снаряжение и прочую ерунду. Остаётся предполагать, что некие силы – скорее всего, в Москве – почувствовали опасность и убедили кыргызское руководство свернуть натовский транзит. Заодно каким-то образом убедив Вашингтон и Брюссель не педалировать эту тему.

Натовский маршрут, кстати, тянулся далеко – до Каспия (а это – стратегический район!) и даже до российского города Ульяновска, где планировалось открыть логистический центр. По сути – базу. Российская патриотическая общественность на появление в глубине России базы НАТО ответила  митингами протеста. В Ульяновск из Афганистана натовцы для эксперимента доставили лишь один пустой контейнер. После чего тот проект тоже заглох. А потом был украинский кризис (любопытным образом совпавший по времени с началом вывода натовских войск из Афганистана), горячая война на Донбассе и холодная война России с Западом.

Как мы уже писали, Кыргызстан от больших потрясений  в 2014 году спасла Украина. Кто знает –  может, эти потрясения могли обрушиться на нас (а признаков на то было много, включая даже астропрогнозы) именно благодаря натовским конвоям через Кыргызстан…

И вот натовцам (читай – Вашингтону) вновь понадобился кыргызстанский транзит.

ПРИШЛО  ВРЕМЯ  ДЛЯ  ГЛАВНОГО  ИНСТРУМЕНТА?

Официальное объяснение необходимости транзита грузов через Кыргызстан выглядит ещё более странным, чем прежде. Связан он, как сообщил в парламенте глава МИД КР Эрлан Абдылдаев, с новой миссией НАТО в Афганистане под кодовым названием “Решительная поддержка”.

Эта операция, как объявила сама НАТО – небоевая. Её целью является оказание помощи афганским силовикам в борьбе с “Талибаном”. Для чего в Афгане остаются около 12 тысяч инструкторов НАТО, из которых почти 11 тысяч – американцы. Всем им официально участвовать в боевых действиях запрещено.
Тем более непонятно – какие такие грузы собирается для этой операции везти в Афган через кыргызскую территорию НАТО? Уж за 13 лет афганской войны для 150-тысячного натовского контингента столько всякого добра завезли – остающимся 10 тысячам американцам на десятилетия вперёд хватит!

Складывается впечатление, что всё это – лишь повод. И что США вновь решили использовать “последний довод королей”.

Причин для этого становится всё больше и больше. С мая этого года Кыргызстан становится полноправным участником Евразийского союза, существования которого Штаты никак не могут допустить. Просьба НАТО о транзите любопытным образом совпадает (пазлы!) и с приездом в Кыргызстан “революционного” временного поверенного Ричарда Майлза, бывшего “морского котика”, и с переговорами кыргызской оппозиции с высокопоставленными чиновниками Вашингтона.

Но в Вашингтоне, похоже, сообразили: вроде бы отработанные технологии “цветных революций” – через сеть НПО и оппозицию – в Кыргызстане уже не сработают. Общество уже получило иммунитет от этих технологий – через две революции. Тут-то и может пригодиться самый главный и самый тонкий инструмент – “последний довод королей”… (См. выше.)

На то, что ситуацию в республике могут дестабилизировать джихадисты, возвращающиеся с сирийского фронта, надежды у них мало – этих боевиков немного, и кыргызские силовики их быстро отлавливают. Есть другие боевики – почти 6-тысячная группировка, скопившаяся вблизи таджикских границ в афганском Бадахшане. Но её прямое вооружённое вторжение чревато достойным ответом со стороны сил ОДКБ. Так что, эти боевики в планах дестабилизации могут, скорее всего, играть роль вспомогательную. А главным инструментом станет “последний довод королей” – бойцы сил специальных операций.

Такие вот тревожные сценарии возможны в сегодняшней обстановке. Учитывают ли их наши военные аналитики, есть ли они вообще во властных структурах Кыргызстана? Большой вопрос…

На упомянутом выше заседании парламентского комитета  министр иностранных дел КР Эрлан Абдылдаев не без сожаления отметил, что “вывод ЦТП из аэропорта “Манас” привёл к сокращению диалога между Кыргызстаном и США” и что “сейчас рассматриваются пути выхода из ситуации”.

Такой путь, похоже, подсказывает Бишкеку НАТО.

Привести он, правда, может прямиком в ловушку.

Хватит ли у властей Кыргызстана разума, чтобы в неё не угодить?

Лучше, как говорится, перебдеть, чем недобдеть.

Артур ИСАЕВ


ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ  КУРСА?

22 мая 2012 года. В Чикаго (США) проходит очередной саммит НАТО. Впервые на форум североатлантического военного блока официально приглашена кыргызская делегация во главе с тогдашним министром иностранных дел КР Русланом Казакбаевым (на фото слева). Приглашена, чтобы подписать соглашение о транзите натовских грузов через территорию Кыргызстана.

26 сентября 2014 года. В Нью-Йорке (США) проходит очередное заседание 69-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Участвующий в нём нынешний министр иностранных дел КР Эрлан Абдылдаев приглашён от имени президента США Барака Обамы на официальный приём в честь глав делегаций. Редкое фото на память – глава кыргызского внешнеполитического ведомства с американским президентом и его супругой Мишель Обамой.

Недавно Э. Абдылдаев с сожалением отметил, что диалог между США и Кыргызстаном сокращается и что его надо возобновлять. Неужели любой ценой? В том числе через участие в странных и подозрительных проектах НАТО?

 

 

чёрные  флаги  ИГИЛ  –  у  границ  Туркмении

В этой стране уже объявлена мобилизация резервистов.

Сегодня опасность, которая исходит от ИГИЛ, не кажется чрезвычайной для центральноазиатских стран, поскольку операции этой организации разворачиваются в достаточной отдалённости от региона. Однако при этом на афгано-туркменской и афгано-таджикской границах зафиксирована некоторая концентрация боевиков, в том числе и под чёрными знамёнами ИГИЛ. За последнюю пару месяцев эти рубежи неоднократно испытывались на прочность. Если таджикская граница с Афганистаном укреплена и худо-бедно охраняется, то туркменская – чуть ли не прозрачна.

“Туркменистан, равный по территории всему Кавказу, является наиболее уязвимым звеном в системе безопасности Евразии. На туркменском 750-километровом участке нет таких естественных препятствий, как река Пяндж в Таджикистане или горы Памира. Вырытый глубокий – метров на пять -пограничный ров вряд ли надолго защитит не переболевших трайбализмом туркменов от нашествия талибов и радикалов ИГИЛ”, – сказал “Независимой газете” ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров. Полноценно защитить туркменскую территорию мешает нейтральный статус республики. “Из-за гипотетических рисков войны Ашхабад не поступится своим нейтралитетом”, – полагает Кадыров.

Власти центральноазиатских стран, отмечает российская газета “НГ”, представляют степень угрозы и предпринимают некоторые необходимые меры. Туркменистан объявил о начале масштабных трёхмесячных сборов по переподготовке резервистов для армии. Однако, как считает руководитель аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев, это мало чем поможет стране. “Президент Гурбангулы Бердымухамедов попытается договориться мирным путём со всеми афганскими силами, вовлечёнными в конфликт. Учитывая, что силовые структуры Туркменистана были значительно ослаблены ещё во времена Туркменбаши, их, конечно, надо подтянуть. Но с учётом нейтрального статуса Туркменистана основная надежда – на договорённости с максимальным количеством участников конфликта в Афганистане. Прецедент есть – в своё время туркменское руководство сумело договориться о мире с талибами”, – сказал “НГ” Андрей Казанцев. Эксперт при этом отметил, что мирный сценарий не освободит Туркменистан от опасности радикализации. Дело в том, что социальный сектор при Туркменбаши был уничтожен. Бердымухамедов пытается восстановить систему образования, медицину, но население в большинстве своём необразованно, маргинально, поэтому угроза радикализации общества остаётся высокой, и оперативно справиться с ней без участия силовых структур и международной помощи вряд ли возможно.

Новый посол США в Туркменистане Аллан Мастард на своей первой пресс-конференции в Ашхабаде заявил, что Вашингтон готов помочь Туркменистану в укреплении безопасности, но лишь в том случае, если такая просьба поступит от властей страны. “Пока таких предложений от правительства Туркменистана не поступало. Мы работаем по всему спектру вопросов”, – сказал американский посол Мастард. И добавил, что не располагает информацией о присутствии боевиков ИГИЛ в регионе.

Оставьте комментарий