Главное:

ЗАЛОЖНИК ДОЛГА… ЧУЖОГО?

18.10.2012
Просмотров: 3

alt

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТРИЛЛЕР

     “Абас сказал, что ему нужна пакистанская кровь. Что он будет убивать по очереди всех пакистанцев, находящихся в Кыргызстане. Что у него есть справка от психиатра – не всё, мол, в порядке с головой. И поэтому он может стрелять, всё равно ему ничего за это не будет”…
     На днях сотрудники ГУВД Бишкека задержали двоих парней, подозреваемых в диковатом и, на первый взгляд, совершенно бессмысленном преступлении против некоего пакистанского гражданина.


     Если бы это был сценарий для остросюжетного боевика – тогда, пожалуй, на многое можно было бы закрыть глаза и многому поверить. Например тому, что похитители-вымогатели действительно надеялись таким способом поправить своё финансовое положение или отомстить – кому-то за что-то. И предполагали, что им удастся выйти сухими из воды…
     А может, действительно собирались после “успешно проведённой операции” физически расправиться с незадачливым пакистанцем?
     Кровавая месть, око за око, зуб за зуб – это всё, согласитесь, из области книгопечатания и кинематографии. Или “киношек про войнушку” пересмотрели молодые бишкекчане?
     Следствие разберётся. А мы излагаем события так, как выглядит картина происшествия на сегодняшний день.
     Сейчас подозреваемые в вымогательстве (статья “Похищение человека” почему-то в уголовном деле не фигурирует) из-за решётки кричат, что ни в чём не виноваты. То есть немного, конечно, виноваты, однако всё было не совсем так и не совсем там. И у них якобы не было другого выхода, чтобы примерно наказать этого пакистанского гражданина.
     Манзур Захид якобы в самом деле задолжал им кучу денег да ещё и изнасиловал девушку одного из похитителей.
     – Пусть докажут, – парирует Захид. – Я готов к любым проверкам, и к экспертизе, и ко всему прочему. У меня-то есть доказательства, что всё было именно так, как я рассказываю.

“какой-то парень, какая-то девушка”

     35-летний Манзур Захид прибыл в Бишкек зимой прошлого года по туристической визе. Огляделся, решил заменить туристическую визу на рабочую и заняться здесь бизнесом. Зарегистрировал в Министерстве юстиции ОсОО, получил соответствующее свидетельство. И теперь продаёт в Кыргызстане машины из Японии.
     В мае 2012 года на железнодорожной станции Аламедин пакистанец познакомился с бишкекским парнем, назвавшимся Абасом. Захид любопытствовал там, каким образом в Бишкек прибывают автомобили из-за границы. Абас тоже вроде бы интересовался перегоном автомобилей. Включился в разговор, выпросил у иностранца номер сотового телефона и вообще проявил к личности и роду занятий Захида самое живое и неподдельное внимание.
     Расставшись с новым знакомым, Захид после этого несколько раз беседовал с ним по телефону. Абас, рассказывает пакистанец, неоднократно звонил ему, расспрашивал об имеющихся в наличии машинах на продажу и просил отдать ему в рассрочку “Тойоту-Виндом”.
     Захид отвечал, что ни о какой рассрочке не может быть и речи – хотя бы потому, что он, Захид Манзур, автомобилям не хозяин. Они являются собственностью некой японской фирмы, а он – всего лишь представитель этой фирмы в Кыргызстане.
     До Абаса, по словам Захида, “не доходило”. Он продолжал названивать и уговаривать…
     А в конце сентября Захиду позвонила незнакомая девушка. Представилась Элизой и объяснила, что этот телефон ей дала некая Айгуль. Никакой Айгуль пакистанец, по его словам, знать не знает. Но общался с Элизой (по версии следствия, настоящее имя этой девушки – Жылдыз) по телефону вплоть до 7 октября.
     Говорили опять-таки о машинах. Элиза вроде бы была настроена приобрести автомобиль в пределах 6 тысяч долларов и советовалась по этому поводу с Захидом. А однажды, говорит он, девушка даже предложила ему встретиться и за её счёт отобедать в кафе. От этого заманчивого предложения он отказался.
     7 октября примерно в полдесятого вечера Элиза позвонила последний раз. И разговор повела уже более конкретный и предметный. Речь пошла о машине “Тойота-Витц” стоимостью 4 тысячи долларов, которую девушка пожелала срочно приобрести. Захида попросили подъехать на этом автомобиле на остановку “Восток-5” по проспекту Чуй – и Элиза вместе с братом её посмотрит и решит, стоит ли брать.

alt
На остановке “Восток-5” только днём людно.
А ближе к ночи здесь никого не было.

     Неужели пакистанец не заподозрил никакого подвоха, не побоялся поехать на ночь глядя неизвестно куда на встречу неизвестно с кем? Неужели “смотрины” иномарки не могли подождать до завтра? Как бы там ни было, через несколько минут Захид был на остановке и ещё минут 10-15 ждал, пока к нему в салон на переднее сиденье не сядет таинственная незнакомка.
     – Здравствуйте, я и есть Элиза. Не могли бы вы развернуться и проехать на противоположную сторону улицы? У меня в “сотке” кончились единицы, мне надо их загрузить.

alt
Пока ждали “брата” Элизы-Жылдыз, развернулись
и зашли в магазин на другой стороне проспекта.

     Захид развернул машину, подъехал к супермаркету “Народный” на другой стороне улицы, от нечего делать зашёл вместе с Элизой в магазин. Купил кое-что и для себя. И всё это время она его расспрашивала: где он живёт? женат ли? сколько у него сейчас машин на продажу? каков вообще его среднемесячный доход?
     За разговорами сели в авто и вернулись на прежнее место (на остановку). Элиза кому-то позвонила и поговорила по-кыргызски.
     – А вот и мой брат, – показала Захиду. – Это он будет решать насчёт купли машины. Идите поговорите с ним.

“И я тебя знаю, и сейчас покажу”…

     Метрах в 200 от остановки стояли двое парней азиатской внешности. Одного из них пакистанец узнал сразу – это был тот самый Абас, который всё уговаривал его о рассрочке.
     – А я тебя знаю, – обратился к нему Захид.
     – Я тебя тоже знаю. Сейчас я тебе покажу! – и Захид почувствовал, как в бок ему упёрлось дуло пистолета.
     Второй парень тем временем достал чёрный шарф и завязал пакистанцу глаза. В таком виде его, беспомощного, куда-то повели…
     Куда именно привели, Захид не в курсе. Предполагает, что в какую-то квартиру то ли на третьем, то ли на четвёртом этаже многоэтажного дома, расположенного, судя по всему, недалеко от остановки. Пакистанцу развязали глаза, усадили его на пол посреди комнаты, Абас передёрнул затвор своего пистолета и направил оружие в грудь пленнику. Второй же похититель якобы принялся бить Захида и пинать его по ногам.

alt
Полночи пакистанца держали в какой-то из этих многоэтажек.

     – За что вы меня бьёте, что я вам сделал? – вопрошал пакистанский гражданин.
     Ему отвечали, что лично к нему у них претензий нет.
     – А вот твой земляк-пакистанец, – объяснил Абас, – недавно кинул меня на 14 тысяч долларов. Так что теперь я должен с тобой поквитаться, мне нужна для удовлетворения пакистанская кровь!
     Элиза и другой парень (зовут его Эдиль – по крайней мере именно так к нему обращались) куда-то ушли, и Захид остался с Абасом наедине. Абас напомнил “пакистанскому другу”, как нехорошо тот поступил, отказав ему недавно в маленькой просьбе относительно продажи машины в рассрочку.
     – Завтра же, – кричал насмерть перепуганный пакистанец, – завтра же пойдём с тобой и оформим все документы на машину. Хочешь в рассрочку – забирай, только не убивай! Могу тебе даже подарить любую машину, какую сам выберешь!
     – Поздно, – грустно ответил Абас. – Теперь твоя машина мне уже не нужна. Раньше надо было думать и бояться.
     Из истории, которую поведал ему Абас, Захид мало что понял. Абас рассказывал по-русски, которым пакистанец не успел ещё овладеть на достаточном уровне. Он, Абас, вроде бы отдал зачем-то и за что-то свои кровные 14 тысяч долларов в Японии одному пакистанцу, а тот его обманул, в результате чего Абас остался и без денег, и без японского автомобиля. И теперь ему, дескать, ничего не остаётся, как мстить всем пакистанцам без разбору.
     Вот с Захида он якобы и решил начать.

“За Асима ответишь”…

     Прервав на полуслове свою историю, Абас, по словам Захида, отобрал у него сотовый телефон (предварительно выяснив, есть ли там единицы), набрал на нём какой-то номер и включил громкую связь. Трубку передал Захиду: это, мол, тот самый пакистанец, который надул меня в Японии. Объясни, мол, ему, что к чему – вы, пакистанцы, друг друга скорее поймёте.
     Асим (или как там его зовут на самом деле) ответил на звонок из Японии (или где он в то время находился). Захид представился и начал разговор на урду. Вы, дескать, уважаемый, меня, конечно, извините, что беспокою вас в столь неурочный час, не будучи с вами знакомым. Однако положение моё безвыходно, и только вы можете мне помочь…
     В двух словах описал своё ночное приключение. Посетовал, что некто Абас грозится перебить по одному всех пакистанцев, находящихся в Бишкеке, – и всё из-за того, что он, Асим, вроде бы задолжал ему большую сумму в долларах.
     Асим был краток. Ответил, что впервые слышит и о Захиде, и об Абасе, и о своём долге. И попросил больше понапрасну его не тревожить.
     – От меня-то вы чего хотите? – в сотый раз спросил Абаса Захид, когда Асим положил трубку.
     И Абас в сотый раз начал ему втолковывать: раз, мол, твой соотечественник оказался таким бесчестным человеком, то ты обязан за него ответить и вернуть мне мои баксы.
     Клятвы и заверения Захида – нет, дескать, у него таких денег и взять их негде, – остались без внимания. Звони друзьям, предложил Абас, проси в долг у знакомых, у партнёров по бизнесу. Укради, в конце концов! Но чтобы к завтрашнему вечеру все деньги были у меня. Иначе… – и снова показал пистолет. И снова напомнил про свою открывающую все двери и сметающую все преграды “справку от психиатра”.
     – Хорошо, – вконец измученный бессонной ночью, страхом и безысходностью пакистанец был уже на всё согласен. – Все деньги я держу в банке. Сейчас полночь, и все банки, как ты понимаешь, закрыты. А вот прямо с утра поедем, и я сниму со счёта любую сумму, какую только пожелаешь.

alt
Манзура Захида напугали не на шутку.
Он успел уже и с жизнью проститься.

     В этот момент в квартире снова появились Элиза-Жылдыз и Эдиль. Пакистанцу опять завязали глаза шарфом, а руки за спиной – женским платком. Спустили его по лестнице, посадили в машину и куда-то повезли.
     “Куда?” – “Далеко”, – такой был ответ на все его расспросы.
     Увезли, видимо, действительно далеко. Ехали долго, никак не меньше получаса. Машина остановилась, Захиду развязали глаза. Местность была ему не знакома. За рулём авто сидела разудалая Элиза, рядом с ней, на пассажирском сиденье, – Абас. Эдиль же расположился сзади, рядом с пленником-заложником.

“Что мы будем делать завтра?”

     С таким вопросом Эдиль обратился к окончательно сломленному Захиду.
     – Что захотите, то и сделаем, – послушно ответил пакистанец.
     А сам, по его словам, лихорадочно соображал: главное – чтобы его утром привезли в банк. Всё равно какой. В любом банке обязательно есть охрана, и к любому сотруднику милиции, улучив момент, можно обратиться за помощью.
     Назвал Абасу банк, располагающийся в центре Бишкека. Там, мол, у меня счёт, и именно там лежат “твои” 14 тысяч.
     В сотовом телефоне пленника сработал навигатор. Находились они, как следовало из указания на карте, на улице Осипенко. Где в Бишкеке находится эта улица и как можно отсюда выбраться – иностранец не имел ни малейшего понятия. Однако приложил максимум усилий, чтобы отправить эсэмэску с названием улицы своему другу.

alt
Навигатор в “сотке” пакистанца высветил
совершенно ему не знакомую улицу.

     Ради этого сообщения ему пришлось разыграть целый спектакль одного актёра. Элиза посоветовала Абасу вытащить, от греха подальше, сим-карту из захидовского телефона. А “симка”, к счастью для пакистанца, оказалась так ловко вставлена, что просто так её и не достанешь. Тогда он сам предложил девушке раздобыть иголку – в этом случае, мол, он сам её извлечёт.
     Пока искали иглу, сообщение другу Сохелю и ушло. Сохель из этой эсэмэски тоже ничего не понял – кроме, пожалуй, одного: товарищ попал в беду и находится где-то у чёрта на куличках.
     Потом, перед рассветом, пакистанцу разрешили прочитать намаз. Эдиль вывел его за машину, и во время молитвы Захид успел зафиксировать в памяти её номер.
     Потом ему опять завязали глаза и опять завели в какой-то дом, чтобы уточнить детали:
     – В каком, говоришь, банке у тебя счёт? Что тебе нужно, чтобы снять деньги?
     – Паспорт, портмоне и сотовый телефон, где записан секретный код.
     – Ладно. Всё это получишь, как только подъедем к банку. Но смотри, без глупостей! Начнёшь в банке кричать, шуметь, звать на помощь – сразу же пулю схлопочешь!
     С завязанными же глазами Захида Манзура в 9 утра 8 октября привезли к банку. Выгрузили из машины, развязали. Девушка осталась в машине, Захид и Эдиль зашли внутрь, а Абас остался караулить снаружи, периодически показывая пакистанцу пистолет, находящийся у него под мышкой.

alt
Спасительный банк…

     В банке с утра была тьма народу, и Захид с Эдилем стояли, как бы ожидая своей очереди. Эдиль на несколько мгновений отвлёкся – и этих нескольких мгновений пакистанцу хватило, чтобы подскочить и обратиться к охраннику в милицейской форме.
     Милиционер задержал и увёл в отдельную комнату Эдиля, оставил его под присмотром другого охранника, а сам потихоньку вышел на улицу за Абасом. Там же, в банке, Захид написал заявление и объяснительную, а потом всех участников ночных бдений (кроме почему-то Элизы-Жылдыз) доставили в ГУВД Бишкека.

постановление
о возбуждении уголовного дела:

     “08.10.2012  года в ГУВД г. Бишкека с заявлением обратился гражданин Исламской Республики Пакистан Манзур Захид о принятии мер в отношении двоих парней азиатской внешности, которые в период времени с 02 часов до 09 часов под угрозой пистолета вымогали у него деньги.
     Принимая во внимание, что из собранных материалов проверки усматривается состав преступления… возбудить уголовное дело и принять к своему производству”.

     Оба вымогателя задержаны. Началось следствие – которое, надо полагать, разберётся в их истинных целях, задачах и мотивах.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий