Главное:

Заложники геополитики

19.09.2018
Просмотров: 843

Почему советских корейцев выслали в Кыргызстан? Всё ли в этой истории так однозначно, как нам пытаются представить? Что вообще крылось за этим переселением?


ДАТА

В 2018 году исполнилось 90 лет первому переселению советских корейцев в Среднюю Азию и Казахстан и 80 лет – их окончательному выселению с Дальнего Востока.


Давно очевидно, что история СССР стала не только нагромождением лжи, но и предметом спекуляций. В очередной раз это стало понятно, когда читатели попросили нас рассказать об истории появления корейцев в Кыргызстане. При подготовке публикации выяснилось, что люди, называющие себя историками, пишут о “депортации корейского народа” и “геноциде корейцев”. Но так ли всё однозначно?..

новая родина

Сами корейцы впервые появились на территории Российской империи 155 лет назад – в 1863 году. Несколько корейских крестьян обратились к военному губернатору Приморской области за разрешением поселиться на русской земле. После того как разрешение было получено, в Приморье переехали 14 семей корейцев общей численностью 65 человек. В январе 1864 года корейцы основали там первое корейское село – Тизинхе.

Корейцы спасались в Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке от безземелья и голода. Уже через год генерал-губернатор Восточной Сибири Михаил Корсакова писал в Санкт-Петербург: “Эти корейцы в первый же год посеяли и собрали столько хлеба, что могли обойтись без всяких с нашей стороны пособий. Известно, что люди эти отличаются необыкновенным трудолюбием и склонностью к земледелию”. Строго говоря, своё трудолюбие корейцы не растеряли и по сей день, а урожайности их полей в Кыргызстане можно только позавидовать.

Корейский крестьянин в поле. Уже через год после того, как в России появились первые корейские переселенцы, генерал-губернатор Восточной Сибири Михаил Корсаков писал в Санкт-Петербург: “Эти корейцы в первый же год посеяли и собрали столько хлеба, что могли обойтись без всяких с нашей стороны пособий. Известно, что люди эти отличаются необыкновенным трудолюбием и склонностью к земледелию”.

Но корейцев региональные российские власти не только хвалили. В 1908-м, через три года после русско-японской войны, приамурский генерал-губернатор Павел Унтербергер писал премьеру и министру внутренних дел империи Петру Столыпину о корейцах: “Нельзя надеяться на лояльность этого элемента в случае войны с Японией или Китаем; напротив, они тогда представят из себя чрезвычайно благоприятную почву для широкой организации врагами шпионства”.

В чём дело? В 1905 году в результате русско-японской войны Корея стала протекторатом Японии. Все в России, кто в той войне имел отношение к армии, полиции и спецслужбам, прекрасно помнили, что японские шпионы на Дальнем Востоке большей частью либо сами маскировались под корейцев и китайцев, либо вербовали в шпионы и тех, и других подкупом или шантажом. Так что опасения царского правительства вовсе не были беспочвенными.

Японская система шпионажа вообще уникальна. О ней стоит рассказать особо.

По японским понятиям, шпионом может быть каждый. Не знаем, как сейчас, а в то время японцы засылали шпионов на сопредельные территории по принципу “чем больше – тем лучше”. То есть в огромном количестве. Авось кому-то да удастся закрепиться. Это называлось “тотальный шпионаж”. Позднее эту тактику у японцев переняли немцы.

В 1910 году Корея стала колонией Японии. Японско-корейский договор на сей счёт состоял из восьми пунктов и начинался так: “Его Величество Император Кореи полностью и бессрочно передаёт Его Величеству Императору Японии все суверенные права на управление Кореей”. С этого момента все корейцы, где бы они ни проживали, включая и Россию, стали японскими подданными.

Понятно, что доверия к корейцам со стороны российских властей в Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке это не прибавляло. После Октябрьской революции российские корейцы в массе своей признали советскую власть. И даже более того! Российский исследователь Давид Смолянский пишет: “В конце гражданской войны многие корейцы активно поддержали большевиков, и на Дальнем Востоке появились крупные отряды корейских коммунистов. Всего же вооружённые корейские отряды в Приморье тогда насчитывали 30 тысяч штыков”.

“Однако, – продолжает Смолянский, – это не только укрепляло советское влияние в среде корейской диаспоры Приморья, но и создавало новые очаги напряжения. Среди атаманов и полевых командиров красных корейцев тут же началась борьба за власть, порой доходившая до открытых столкновений. Так, 28 июня 1921 года в районе посёлка Свободный произошёл настоящий бой между конкурирующими полками красных корейцев, счёт убитых шёл на сотни”.

Что характерно, когда в ноябре 1922 года вышел приказ главкома Народно-революционной армии и флота Дальневосточной республики Иеронима Уборевича о разоружении и демобилизации партизанских отрядов, выполнили его не все корейцы. Часть из них, посчитав борьбу против японцев неоконченной, ушла в Маньчжурию – северо-западную часть Китая, откуда, собственно, и пришла в своё время партизанить. Можно предположить, что этот демарш стал известен Москве, которая сделала свои выводы.

Сейчас для кого-то покажется странным, но в те годы корейцев на советском Дальнем Востоке было больше, чем китайцев. Перепись 1926 года зафиксировала 168 тысяч корейцев и 65 тысяч китайцев. В южном Приморье корейцы составляли 60 процентов населения, а в Посьетском районе (это стык границ Китая, Кореи и России) корейцев насчитывалось 89 процентов от числа жителей.

Отряд корейских партизан.

Корейцы на строительстве железной дороги в Приморье.

на пороховой бочке

Хотя большевики и были интернационалистами, предоставившими всем народам СССР равные права, первые мысли о массовом выселении из Дальневосточного края корейцев и китайцев были озвучены ещё в феврале 1923 года – на заседании Дальневосточного бюро ЦК РКП(б).

В чём причина? Поскольку пограничная охрана в тех местах была ещё слабой, японские власти Кореи через своих агентов активно влияли на проведение выборов в сельсоветы корейских районов Приморья. Тогда ещё не знали термина “пятая колонна” (он появится только в 1936 году в одноимённой пьесе Эрнеста Хемингуэя), но это как раз она и была.

Никто никуда переселять корейцев на деле тогда не стал. Даже когда в 1925 году президиум Приморского губисполкома почти с паникой констатировал, что “массовый переход госграницы корейцами принял угрожающие размеры”. А в январе 1926 года приморские власти поддержал Народный комиссариат иностранных дел СССР: он потребовал “принять все доступные меры для прекращения притока китайцев и корейцев на советскую территорию”. Вообще же с 1927 по 1932 год вопрос отселения корейцев Политбюро ЦК ВКП(б) рассматривало трижды. Каждый раз – без последствий.

Ну а теперь настало время вкратце рассказать, что же творилось в то время на дальневосточных границах СССР за 10 лет до выселения советских корейцев из Дальневосточного края. Конечно, рассказать можно и тремя словами: “Всё было плохо”, – но они вряд ли отразят всю картину.

Итак, в 1927 году началась гражданская война в Китае: коммунисты схлестнулись с партией “Гоминьдан”. Первыми руководили Мао Цзэдун, Чжу Дэ и Чжоу Эньлай. Второй – лидер военного крыла “гоминьдановцев” Чан Кайши. Ещё меньше спокойствия на восточных границах СССР стало после конфликта на КВЖД – Китайско-Восточной железной дороге в 1928-1929 годах. Красная армия тогда китайцев разгромила, но ситуация стала стабильней ненамного.

В 1929 году умер премьер-министр Японии Гиити Танака. После его смерти достоянием гласности стал один любопытный документ. Речь идёт о знаменитом “Меморандуме Танаки”, в котором были такие слова: “Для того чтобы захватить Китай, мы должны сначала завоевать Маньчжурию и Монголию; для того чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Мир тогда поймёт, что Восточная Азия – наша, и не осмелится нарушать наши права”.

Были в “Меморандуме Танаки” и такие слова: “В программу нашего национального роста входит необходимость снова скрестить наши мечи с Россией на полях Монголии в целях овладения богатствами Северной Маньчжурии. Пока этот скрытый риф не будет взорван, наше судно не сможет пойти быстро вперёд. Мы должны потребовать от Китая права строить важные военные железные дороги. Когда эти дороги будут закончены, мы будем всемерно наполнять Северную Маньчжурию нашими войсками. Советская Россия должна будет вмешаться, и это будет нашим предлогом для открытого конфликта”.

Первая страница договора, по которому Корея стала колонией Японии. Сам договор состоял из восьми пунктов и начинался так: “Его Величество Император Кореи полностью и бессрочно передаёт Его Величеству Императору Японии все суверенные права на управление Кореей”. С этого момента все корейцы, где бы они ни проживали, включая и Россию, стали считаться японскими подданными.

Гиити Танака, премьер-министр Японии с 1927 по 1929 год. Многие историки считают “Меморандум Танаки” фальшивкой, сработанной китайцами. Но по какому-то странному совпадению японская экспансия в Юго-Восточной Азии проходила в строгом соответствии с этим документом.

Садао Араки, военный министр Японии в 1931-1936 годах. Был ярым сторонником плана борьбы против коммунизма на советском Дальнем Востоке и в Сибири. Араки в докладе императору Хирохито писал: “Япония должна неизбежно столкнуться с СССР. Для Японии необходимо получить военным путём территории Приморья, Забайкалья, Сибири”.

Многие историки считают “Меморандум Танаки” фальшивкой, сработанной китайцами. Но по какому-то странному совпадению японская экспансия в Юго-Восточной Азии проходила в строгом соответствии с этим меморандумом. Ну а в 1931 году японская Квантунская армия захватила Маньчжурию и через год создала там марионеточное государство Маньчжоу-го.

Энциклопедии сообщают, что у границ СССР тогда сосредоточились 260 тысяч солдат, 439 танков, 1193 орудия и 500 самолётов Квантунской армии. Прибавим сюда 70-тысячную армию Маньчжоу-го и Корейскую армию Японии, которая на момент описываемых событий тоже была немаленькой: до 80 тысяч живой силы, 400 орудий, больше 100 танков и около 150 самолётов.

Ну и а в Синьцзяне, непосредственно примыкавшем к Советской Киргизии, в 1931 году вспыхнуло Кумульское восстание, о котором мы упоминали в публикации “Как кыргызы до Британской Индии дошли”. Напомним: против правительственных войск тогда выступили уйгурские повстанцы Ходжи Нияза и подразделения 36-й дунганской дивизии генерала Ма Чжунъина. Восстание удалось подавить только в 1934 году с помощью так называемой Алтайской добровольческой армии, состоявшей из бойцов Красной армии и чекистов.

Финал советско-китайского конфликта на КВЖД – Китайско-Восточной железной дороге. Красноармейцы фотографируются с захваченными знамёнами “Гоминьдана”.

Солдаты Квантунской армии Японии. С 1931 по 1942 год у границ СССР сосредоточились 260 тысяч солдат, 439 танков, 1193 орудия и 500 самолётов этой армии. В 1942 году Квантунскую армию увеличили до одного миллиона солдат.

Всем наблюдателям было понятно, что следующей целью японцев может стать СССР. Более того, японскую агрессию против Советского Союза Запад ждал с нетерпением. “В огромном хаосе жёлтого Востока, – писала французская газета “Либерте”, – одна Япония представляет организованное государство, действующую силу цивилизации, способную прикончить страшную советскую державу, уязвимую в Сибири”. Ей вторила американская “Уорд Телеграф”: “Если Россия будет вовлечена в войну даже в малой степени, то она будет вынуждена отказаться от пятилетки, которая причинила столько забот Соединённым Штатам”. Тем временем японцы оккупировали Северный Китай.

Ну а поскольку между большими и малыми войнами всегда ведётся война тайная и в эту игру всегда играют двое, спецслужбы обеих стран – СССР и Японии – работали не покладая рук.

Дмитрий ОРЛОВ
Продолжение следует.

Оставьте комментарий