Главное:
Китайской экспансии – нет! (Январь 17, 2019 2:20 пп)
Прогноз погоды на февраль (Январь 16, 2019 4:07 пп)
Приговор оставлен в силе (Январь 15, 2019 11:52 дп)

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ УКРАДЕННЫХ НЕВЕСТ

19.12.2014
Просмотров: 3

 

Ала качуу – это национальная кыргызская традиция или бедствие…

– Вы готовы к примирению?

Если речь идёт о гражданском споре или преступлении небольшой тяжести, судья иногда задаёт этот вопрос. Задаётся он обеим сторонам… И если истец или потерпевший отвечает “нет” – процесс продолжается.

Но этот случай особый, хотя, увы, и не единичный. Вопрос о готовности к примирению судья задаёт подсудимому. Обвиняемому, между прочим, не в краже сотового телефона, а в похищении живого человека. Саму потерпевшую девушку, что интересно, никто о готовности к прощению и примирению не спрашивает.

Следующий вопрос подсудимому:

– Готовы, раз так получилось, жениться на потерпевшей?

Подсудимый в принципе не против. Если будут соблюдены некоторые условия, то он, пожалуй, готов и жениться. Хотя на невесту уже обиделся. Он ей, с его точки зрения, честь оказал, а она нос воротит.

Мнением потенциальной невесты никто опять-таки не интересуется. Её расспрашивают о другом: почему не согласилась на принудительный брак? Зачем обратилась в милицию? Не жалко ли ей “хорошего парня”, которого она из-за своей строптивости может “посадить” лет на пять, а то и больше?

Судья, что примечательно, – женщина. Возможно, сама когда-то побывавшая в шкуре украденной и изнасилованной девушки, смирившаяся со своей участью и не считающая теперь это преступление таким уж тяжким…

До суда, впрочем, дела о похищении невест в Кыргызстане доходят крайне редко.

и не будет ему ничего

В конце осени в кыргызстанcкой глубинке в очередной раз похитили очередную 18-летнюю девушку. Украл её человек, с которым она не была знакома. Первый раз увидела “будущего мужа” только в доме его родственников в соседней области.

В общественный фонд “Открытая линия”, специализирующийся на оказании помощи жертвам “красивого кыргызского обряда ала качуу”, позвонила подруга похищенной девушки.

“Жених”, по словам подруги, – молодой человек из состоятельной семьи. И в случае чего просто откупится. И просто, если даже дело попадёт в суд, ответит согласием на предложение судьи примириться и официально жениться.

Девушка – единственная дочь у родителей. Семья скромного достатка и вряд ли сможет что-то противопоставить деньгам и связям “жениха”.

Подруга обещала перезвонить и рассказать подробности. Не перезвонила. Юристы и журналисты пытались дозвониться до неё, но ничего не вышло. Телефон молчал. Подруга похищенной не брала трубку. То ли вняла просьбам родителей украденной подруги не предавать это событие огласке. То ли испугалась чего-то или кого-то… В районной милиции ответили, что им ничего не известно о факте похищения.

А украденная против воли девушка повесилась.

Факт суицида органами внутренних дел зафиксирован. Факт доведения до суицида – нет.   

 

Брат  украденной  “невесты”:  “Она  плачет,  значит,  не  хочет  оставаться  здесь!”
 

Когда  добром  уговорить  не  получается,  “невесту” выдают  замуж  силой.  А  потом…

Родные  покончившей  с  собой  девушки  на  её  могиле.

 

приспичило  джигиту

2 декабря около трёх часов дня 17-летнюю жительницу Каракола выманила из дома подруга. Пригласила поужинать в одном из городских кафе.

Родители увидели девушку в весьма плачевном психологическом состоянии только ближе к утру следующих суток. Им пришлось ехать за дочкой в Джети-Огузский район, в село, находящееся в 30 километрах от Каракола.

Когда девушки после ужина вышли из кафе, к ним подошли незнакомые джигиты. Предложили подвезти до дома – причём не обеих, а лишь ту, которая, как оказалось, приведена была сюда обманом. Подруга – в сговоре с неким парнем, которому приспичило жениться.

Поездка была страшной. Парни были пьяны и так лихачили на дороге, что у девушки душа в пятки уходила. А похитителям это и на руку. Насмерть перепуганную девчонку гораздо проще принудить к чему угодно – в том числе и к вступлению в брак.

Увезли наивную, разумеется, не домой, а в соседний Джети-Огузский район. Родственники “жениха” были уже наготове и собрались, не откладывая в долгий ящик, тут же провести традиционный обряд бракосочетания. Созвонились с родителями похищенной девушки и сообщили им “радостную” весть: их несовершеннолетняя дочь дала согласие на свадьбу.

Родители, к счастью, не поверили и потребовали к телефону саму “невесту”. Та кричала, что не давала согласия, что замуж не хочет – по крайней мере сейчас и за этого парня. Что её привезли сюда против воли, насильно. Что родственники “жениха” психологически давят и пугают: раз, мол, уже переступила порог их дома, то больше никто замуж её не возьмёт. Девушка плакала и просила отца и мать скорее забрать её отсюда.

Родители пригрозили “сватам” милицией… И вышли на улицу встречать дочь, которую, как они надеялись, после просьб и угроз похитители привезут домой на машине.

Зря ждали: около двух часов ночи девушка позвонила сама. Её действительно отпустили, однако домой не повезли. Высадили в 30 километрах от Каракола – и там она среди ночи в шоке, в истерике дожидалась родителей.

На следующий день родители украденной и благополучно возвращённой дочери написали заявление в УВД Иссык-Кульской области. И тут же началось то, что обычно и происходит в подобных случаях. Домой к вырвавшейся на свободу “невесте” зачастили родители укравшего её парня с просьбой написать встречное заявление и с предложением денег.

А если, говорят, заявление не заберёте – ничего страшного. Ни нам, говорят, ни нашему сыну ничего не будет, потому что в том самом УВД работает наш близкий родственник…

Но это ещё не всё. Незадачливый джигит, который, видимо, поставил перед собой цель во что бы то ни стало жениться именно в этот день и ни часом позже, и которому так “не повезло” с первой невестой, ждать лучших времён не стал. Не прошло и суток, как его друзья умыкнули для него другую местную девушку.

Вторая, насколько известно, оказалась более сговорчивой и согласилась стать его женой. Добровольно или снова принудительно – об этом ничего не известно.

“А что мне было делать?”

Так обычно отвечают согласившиеся на насильственное замужество девушки, если кто-то спрашивает, почему они не убежали, почему не пошли в милицию, почему остались в доме ненавистного “жениха” на правах не то жены, не то прислуги.

А если поинтересоваться у самих похитителей? Зачем украл? Считает ли себя правым? Знает ли о том, что похищение человека – уголовно наказуемое деяние? Не жалко ли девушку, которой, возможно, сломал судьбу и испортил жизнь?

30-летний житель Оша Самат считает, что “ала качуу” – это очень хороший обычай, позволяющий сэкономить средства – но не на ухаживаниях за девушкой, а на более дорогих обрядах при сватовстве.

Самат и его будущая жена дружили два года, когда были студентами. Чтобы провести свадьбу по всем обычаям, у них не хватало денег. В таком случае согласно традиции можно невесту выкрасть. Предварительно договорившись с нею и заручившись её согласием.

Что ж, это совсем другое дело.

“Мы с моей невестой договорились о том, что я её украду, – рассказывает Самат. – Это намного дешевле обходится, нежели бы я женился обычным путём. Калым я всё-таки её родителям выплатил – это было что-то вроде откупа. Всё остальное мы тоже сделали по традициям”.

Нурбек, по его словам, в курсе, что красть девушку против её воли нехорошо. Однако женился несколько лет назад именно таким способом. Поддался на уговоры уже имевших семьи друзей, решил, что пора – а тут и “жертва” подвернулась.

“Влюбился сразу, как увидел её. Я жил тогда в деревне, а она приезжала туда к подругам. Я не был уверен, что городская девушка согласится выйти за меня замуж. И попросил помощи у её подруги. Она выманила мою возлюбленную на улицу, и я её украл”, – рассказывает Нурбек.

Невеста от него не сбежала. Сейчас живёт вместе с ним на юге Кыргызстана, воспитывает детей. “Думаю, не жалеет, что вышла за меня”, – надеется Нурбек. А что об этом думает его супруга – выяснить не удалось.

26-летний Канат говорит, что украл невесту и женился ради своего больного дедушки, который очень хотел дождаться правнуков и просил внука поторопиться. Канат в этой ситуации – сам жертва родственников и обстоятельств. Любил другую девушку, но у той был жених. Да и его родители были против, чтобы сын женился на городской, которая вряд ли сможет хорошо доить коров и работать в огороде.

Невесту ему подыскали из местных. И посоветовали украсть – так дешевле будет. Канат так и сделал… Вроде живут. Насколько счастливо – это уже другой вопрос.

Максат в ближайшем будущем вообще жениться не собирался. Однако узнал, что девушка, которая ему давно нравилась, собирается надолго ехать в Россию.

“До этого я знал её, мы иногда общались. Но не стал бы её красть, если бы она не уезжала так далеко”.

О том, что силой запихивать девушку в машину, везти её подальше от родительского дома, заставлять надеть платок, а то и просто без лишних слов насиловать, – не просто нехорошо и аморально, но и преступно, знают все мужчины. Но никто из них не может припомнить ни одного случая, когда за это кто-нибудь из их товарищей по обычаю законным образом ответил.

 

Поймали,  скрутили,  усадили  в  машину…
 

…привезли  в  село,  где  уже  стоит  юрта  и  родственники “жениха”  вовсю  готовятся  к  свадьбе.

Эжешка  из  числа  родственниц  похитителя  уговаривает девушку  не  противиться  браку.

Теперь  уговаривает  и  сам  похититель.  Не  упрямься, дескать,  не  отказывайся  от  своего  счастья!

 

“Никто её не доводил!”

Иногда их действительно судят. Иногда даже приговаривают к какому-нибудь условному наказанию. В самых тяжёлых случаях – когда “невеста” повесилась, вскрыла себе вены или выпила уксус, – могут приговорить к реальному лишению свободы. Сроки, правда, небольшие. Лет пять – максимум.
И судят “женихов” не за изнасилование и не за доведение до самоубийства (эти преступления, признаются юристы, в подобных ситуациях слишком трудно доказуемы). И приговор выносят, как правило, только потому, что подсудимому уже не с кем мириться и не на ком жениться.

Доведение до суицида, в соответствии с законодательством, предполагает жестокое обращение, угрозы и систематическое унижение человеческого достоинства.

“А никто, – говорят “женихи”, – с ней жестоко и не обращался. Её не били. Просто предложили сесть в машину и покататься. И никто ей ничем не угрожал. Не говорили же – выходи замуж, иначе умрёшь. Просто разъясняли ситуацию. Что вряд ли она теперь когда-нибудь понадобится какому-нибудь другому мужчине, – так это ведь не угроза, а чистая правда.

И никто её не насиловал. Всё было добровольно, друзья мои подтвердят”.

Отец похищенной и неоднократно изнасилованной юной девушки на суде над исковеркавшим всю её жизнь мужиком просил судью рассмотреть дело по закону и вынести справедливое решение.

– Не учите меня, что мне делать! – огрызнулся судья.

Ольга НОВГОРОДЦЕВА
фото с сайта Bigpicture.ru

 

 

Оставьте комментарий