Главное:
Задержан Икрам Илмиянов (Октябрь 20, 2018 3:03 пп)
«Следствие вели…» во Фрунзе (Октябрь 19, 2018 5:50 пп)
Экс-посол пошёл вразнос! (Октябрь 17, 2018 3:07 пп)
Коварные азиатские объятия (Октябрь 17, 2018 2:33 пп)

Знают: не виноват. А оправдать боятся…

12.09.2018
Просмотров: 112

Никаких новых доказательств причастности М. Берчина к жестокому убийству Оксаны Гоголь следствием и в этот раз не добыто.

Чего им, судьям, казалось бы, опасаться в такой ситуации? Арестованный пять лет назад по подозрению в убийстве актрисы Оксаны Гоголь полубомж Михаил Берчин, сидящий все эти годы в тюрьме за чужое преступление, жаловаться ни на кого не будет. Не предъявит никому претензий и не выставит счёт за свои безвинные мытарства.

Как только у Берчина появилась реальная надежда на скорое освобождение, он радовался как ребёнок. Забыв об оперативниках, выбивавших из него признательные показания, о следователях, не обращавших внимания на очевидные доказательства его невиновности, о судьях, раз за разом безосновательно выносивших обвинительные приговоры.

Надежда выйти наконец на свободу нынешним летом была у Берчина действительно реальная, осязаемая. Но…

Михаил Берчин скоро выйдет на свободу. С клеймом убийцы.

К этой истории, потрясающей своей дикостью, наша газета возвращалась неоднократно. Дикость же истории заключается, во-первых, в том, что поздней осенью 2013 года рядом с театром, где служила, была жесточайшим образом убита актриса. Осматривавший тело врач сам приходил в ужас: ТАКОГО, дескать, никогда не видел. Бедную женщину будто через мясорубку пропустили…

Медики были единодушны: убивали несколько человек. Одному это не под силу – учитывая, что здоровая, крепкая, цветущая Оксана Гоголь была не робкого десятка и дала бы отпор любому грабителю-насильнику… Если бы он был в одиночестве.

Но бишкекская милиция заподозрила в изнасиловании, ограблении и убийстве актрисы одного-единственного человека. Бродягу-алкоголика, промышлявшего поисками в мусорных контейнерах и сдачей пустых бутылок. И в этом заключена вторая дикость этой истории почти пятилетней давности.

Нам, журналистам, этот Берчин – никто. Мы с ним даже не знакомы. Однако именно мы, корреспонденты газеты “Дело №…”, с первых дней встали на его защиту.

Писали мы о многочисленных нестыковках и противоречиях в уголовном деле. О том, что не добыто следствием ни одной улики, прямо указывавшей бы на виновность Михаила Берчина. О том, что – небывалое дело! – обвиняемого в убийстве Оксаны Гоголь оправдывала и защищала даже потерпевшая сторона – мать и сестра убитой женщины. Для них невиновность Берчина была тоже очевидной.

Очевидной непричастность Михаила Берчина к тому, что на него повесили, в конце концов стала даже для Бишкекской городской прокуратуры.

Из постановления прокурора Э. Асыпбекова:

“Вещественные доказательства были добыты в нарушение УПК Кыргызской Республики. В ходе предварительного расследования доводы Берчина М. о маршруте его передвижения в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года не были опровергнуты.

Обвинительное заключение по делу построено лишь на предположениях, а материалы уголовного дела не содержат сведений, указывающих на то, что именно Берчин М. совершил данное преступление.

Следователем СО УВД Первомайского района Бишкека А. Жакыповым было изъято 10 наименований одежды и украшений, которые не были осмотрены соответствующим образом и не признаны вещественными доказательствами.
В нарушение требований УПК КР не были соответствующим образом произведены изъятие, осмотр и приобщение к делу бутылки с этикеткой “Zero”, найденной на месте преступления…”

О многочисленных нарушениях, допущенных следствием, мы в своё время подробно писали, и останавливаться на них сейчас нет необходимости. Ясно одно: бишкекская милиция так старалась раскрыть по горячим следам это громкое преступление, что ухватилась за первого попавшегося гражданина (который, на свою беду, нашёл и взял себе сотовый телефон убитой Оксаны Гоголь).

Никакие другие версии убийства следствием не рассматривались, никакие другие подозреваемые не отрабатывались. Вещдоки не исследовались, в том числе и многочисленные отпечатки пальцев, и забытый кем-то рядом с местом преступления женский шарф – он принадлежал не Гоголь, а какой-то другой даме. Судя по найденным на нём волосам – длинноволосой брюнетке (Гоголь была блондинкой с короткими волосами).

Не обратило внимание следствие и на то, что по всему выходило: на ограбление, изнасилование и убийство у Берчина были считаные минуты, почти секунды.

Как такое возможно?!

“При таких обстоятельствах, – пишет далее прокурор Асыпбеков, – обвинительное заключение в отношении Берчина М.М. не может быть утверждено.

Обстоятельства ставят под сомнение виновность Берчина. Оснований для возбуждения ходатайства о продлении срока содержания под стражей не имеется, и, соответственно, избранная ранее мера пресечения подлежит изменению на не связанную с лишением свободы”.

– Скоро тебя освободят, – пообещал Михаилу Берчину воспрянувший духом адвокат Батырбек Шамбетов, защищающий его бесплатно (откуда у Берчина деньги?). – Сначала меру пресечения изменят, а потом и совсем оправдают. Чуть-чуть подождать осталось.

Если бы не наручники, Берчин бросился бы с объятиями и поцелуями и к адвокату, и к прокурору, и к судьям…

Но оказалось, что не так-то просто судьям решиться на такой шаг. Они к нему просто не готовы.

Через сколько судов прошёл уже Михаил Берчин? Сколько приговоров пришлось ему выслушать? Много.

Сначала это уголовное дело прошло по обычному кругу: Первомайский районный суд, Бишкекский городской суд, Верховный суд Кыргызской Республики. Две первые инстанции отмерили подсудимому 20 лет лишения свободы…

Верховный суд эти приговоры отменил и направил материалы уголовного дела прокурору для восполнения пробелов следствия.

О том, чем закончилось это доследование, мы тоже писали. Ничем. От чего оттолкнулись – к тому же в итоге и вернулись. Никаких новых доказательств причастности М. Берчина к жестокому убийству следствием и в этот раз не добыто.

Да и что нового можно было “раскопать” через годы после преступления?

Этого отчасти, наверное, и побаивались судьи. Если подчистую оправдать Берчина – значит, надо заново расследовать убийство Оксаны Гоголь. Начинать сначала. Выдвигать и отрабатывать новые версии, искать мотив, новые улики и новых свидетелей.

Такую свинью подложить коллегам по правоохранительной системе – оперативникам и следователям – судьи, наверное, не захотели. Ибо своя рубашка к телу ближе. Кто такой Берчин? А тут – “родная” милиция!

И снова начались суды. Первомайский, городской, Верховный… И снова – переливание из пустого в порожнее и упорное судейское нежелание видеть и слышать очевидное.

Прокуроры уже увидели и услышали. Судьи – нет.

“Ладно бы ещё речь шла, к примеру, о мелкой краже, – обменивались мнениями друг с другом и с адвокатами прокурорские работники. – Но здесь же убийство! За которое явно невиновный сидит! Нельзя же так!”

Пообщавшись с прокурорами и заручившись их полной поддержкой, адвокат Берчина решил не ходатайствовать об отправке дела на новое доследование. Какой в этом смысл, если всё равно ничего опять не найдут, а главное – если его подзащитного вот-вот признают невиновным?
До последней инстанции, Верховного суда, приговор Берчину дошёл практически в первозданном виде. Только вместо 20 ему теперь, после “доследования”, назначили 16 лет лишения свободы, да ещё и подвели под амнистию, сократив неотбытый срок наказания на 1/5.

Интересная ситуация. С одной стороны, вроде бы “особо опасного преступника” не оправдывают и посылают обратно в тюрьму. А с другой – делают всё возможное, чтобы сидеть Берчину пришлось как можно меньше.

Не оттого ли, что и судьям давно уже яснее ясного: Оксану Гоголь Михаил Берчин не убивал.

Больше судьбы полубомжа, назначенного козлом отпущения, судей волнует честь мундира. Переживают, что в случае оправдательного приговора ничего хорошего не ждёт ни их, ни следователей…

А могли ведь, имели все шансы сохранить свой мундир незапятнанным! Умение признавать и исправлять ошибки делает честь любому юристу. Была у судей в этот раз хорошая возможность произвести на общественность самое благоприятное впечатление. Да, дескать, ошиблись, поначалу осудили невиновного. Но вот поняли с помощью прокуратуры, что гражданин Берчин не виноват, – и, как видите, освобождаем его немедленно, в зале суда.

Не сделали этого судьи. Ни первомайские, ни бишкекские городские, ни верховные. А жаль!В Верховном суде в минувшем июле коллегия в составе К. Джунушпаева, Б. Бактыгулова и Н. Бакировой вроде бы подошла к повторному рассмотрению уголовного дела об убийстве актрисы со всей серьёзностью и основательностью.

Даже судебные заседания назначали не на утро, как обычно в Верховном суде, а на послеобеденное время. Чтобы, никуда не торопясь, изучить все материалы дела, выслушать все показания и рассмотреть все обстоятельства дела, учесть и взвесить все “за” и “против”.

Уже вроде бы готовясь вынести окончательный вердикт, удалившись для этого в совещательную комнату, судьи вдруг возвращались в зал заседаний и откладывали процесс на другой день.

Непросто, словом, далось верховным судьям очередное “соломоново решение”.

Приговор – окончательный и не подлежащий обжалованию – прозвучал громом среди ясного неба и для подсудимого Берчина, уже настроившегося на скорое освобождение, и для его адвоката, и для адвоката потерпевшей стороны, и для Бишкекской городской прокуратуры: “Приговоры Первомайского районного суда от 26 января 2018 года и судебной коллегии Бишкекского городского суда от 30 марта 2018 года в отношении Берчина Михаила Михайловича оставить в силе”.

Если учесть, что почти пять лет Берчин уже отсидел в СИЗО (где день, как известно, идёт за два), учитывая амнистию, – досиживать ему осталось немного.

Сейчас он переведён в 47-ю исправительную колонию (в так называемую “больничку”). Почему переведён – он и сам не понял. Тюремное начальство велело лечить его от алкоголизма.

То есть в 2013 году, когда медики диагностировали у задержанного Берчина нездоровое пристрастие к спиртному, никто его и не собирался лечить. А теперь, спустя почти пять лет вынужденного воздержания от водки, когда осуждённый Михаил Михайлович Берчин смотрит на жизнь абсолютно трезвым взглядом, его вдруг направили на лечение?

Парадокс.

Попутно тюремщики велели ему написать заявление на условно-досрочное освобождение.

И уже по собственной трезвой инициативе Берчин решил обратиться в Конституционный суд.

Выйдет он на свободу скоро – с клеймом убийцы… Кого из судей, следователей и оперативников это волнует? Подумаешь, дескать, он ведь всего лишь бродяга-“мусорщик”. Ничего, деcкать, страшного с ним не случилось. “Всего лишь” в тюрьме отсидел… А заслуженно или нет – какая, деcкать, разница?

Нам, журналистам, до 55-летнего бродяги Михаила Берчина тоже по большому счёту дела нет. Обидно, что ни в чём не повинный человек в очередной раз не смог доказать, отстоять свою невиновность. Обидно, что судьям в очередной раз не хватило мужества признать и исправить собственную ошибку.

И уже не обидно, а страшно от того, что настоящие убийцы не пойманы, не наказаны, где-то гуляют, смеются над нашей правоохранительной системой… А может, готовят новое злодеяние.

Говорят, убитые и неотомщённые бродят по свету неприкаянно в виде привидений… Никому из вас, оперативники, следователи и судьи, призрак Оксаны Гоголь не являлся?

Ольга НОВГОРОДЦЕВА

Оставьте комментарий