Главное:
Марки к юбилею Айтматова (Декабрь 11, 2018 10:49 дп)
Ёлочка, гори! (Декабрь 10, 2018 1:55 пп)
Валя – чемпионка UFС! (Декабрь 10, 2018 10:35 дп)
Арестован Дуйшенбек Зилалиев (Декабрь 9, 2018 1:51 пп)
Как отдохнуть в выходные (Декабрь 7, 2018 1:36 пп)
Президенты договорились (Декабрь 7, 2018 12:10 пп)
Замминистра пойман со взяткой (Декабрь 6, 2018 1:23 пп)
У «Манаса» новый председатель (Декабрь 5, 2018 5:53 пп)

Зуд переименований

21.11.2018
Просмотров: 1 504

Что за ним кроется – самопиар или манкуртизм? Ведь своими бездумными инициативами депутаты дискредитируют весь кыргызский народ в глазах мирового сообщества.

Скоро 90-летие со дня рождения Чингиза Айтматова. В связи с этим в парламенте Кыргызстана наблюдается новое поветрие, которое народный писатель Кыргызской Республики Мар Байджиев назвал “греться под чапаном Айтматова”. К примеру, депутат Кенжебек Бокоев на днях предложил назвать именем писателя-классика Кыргызский аграрный университет. Аргумент Бокоева: Айтматов учился в этом вузе пять лет – с 1948 по 1953 год.

И всё бы ничего, но это учебное заведение уже носит имя – Константина Скрябина.

Есть у кыргызского народа поговорка, которая очень точно отражает работу депутатов парламента Кыргызстана. Звучит она так: “Не знаешь, чем прославиться, – подожги землю”. Понятно, что на фоне подготовки к юбилею Айтматова показать себя радетелями за культуру страны хотят многие политики. Но такие попытки самоутвердиться за счёт великого классика настраивают народ против парламента всё больше и больше.

Во имя торжества науки

Возникает вопрос: какое отношение к сельскому хозяйству имеет Чингиз Айтматов? Везде пишут, что после окончания Киргизского сельcкохозяйственного института (как тогда назывался нынешний аграрный университет) он работал по специальности всего три года. То есть, кроме описания в своих произведениях быта кыргызских сельчан, другого отношения к селу Айтматов не имел. При всём уважении к творчеству Чингиза Торекуловича это надо признать.

Но это ещё не самое интересное. В официальной биографии депутата Бокоева написано, что он в 1992 году окончил зооинженерный факультет Московской ветеринарной академии имени… Скрябина. Правда, на сайте парламента, где его биография размещена, инициалы Скрябина указаны как “А.С.”. Хотя это всё тот же Константин Иванович – К.И. Скрябин. На “А” известен только один Скрябин – композитор. Но он – Николаевич. Так что эрудиция у кого-то хромает – то ли у администраторов сайта, то ли у самого депутата Бокоева.

В официальной биографии депутата Кенжебека Бокоева на парламентском сайте говорится: “Образование высшее. В 1992 году окончил зооинженерный факультет Московской ветеринарной академии им. А.С. Скрябина”. Неизвестно, кто неправильно указал инициалы учёного, но за время учёбы в этом вузе Бокоев должен был бы узнать, кто такой Константин Скрябин и почему его именем назван Кыргызский аграрный университет.

По идее, в Московской ветеринарной академии должны были разъяснить студенту Бокоеву, кто такой Константин Скрябин. Но либо не сочли нужным это сделать, либо Бокоев, когда объясняли, болел или прогуливал. Поэтому мы берёмся исправить это упущение.

Если считать дату по новому стилю, то родился Константин Иванович Скрябин 7 декабря 1878 года, то есть 140 лет назад. Судя по тишине в информационном пространстве, эту юбилейную дату учёные Кыргызстана отмечать не собираются. Но, быть может, они не забыли, что в следующем году 20 декабря исполнится 65 лет со дня образования Академии наук Киргизской ССР. Основой которой стал в 1943 году Киргизский филиал Академии наук СССР, первым председателем президиума которого был Константин Скрябин – к тому времени действительный член Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ).

Среднюю Азию Скрябин знал не понаслышке. Сразу после окончания Юрьевского ветеринарного института в 1905 году будущий учёный работал ветеринарным врачом в Чимкенте, а с 1907 по 1911 год – в городе Аулие-Ате (нынешний Тараз). Октябрьскую революцию Скрябин встретил уже в Новочеркасске – профессором первой в России кафедры паразитологии Донского ветеринарного института.

Основной специализацией Скрябина, как учёного, паразитология оставалась до конца его дней. Магистерская диссертация Скрябина, которую он защитил в 1916 году, называлась “К характеристике гельминтофауны домашних животных Туркестана”. Биографы учёного эту диссертацию вообще называют программой всей его дальнейшей творческой работы. Именно благодаря Скрябину к 1960-м годам по всему СССР резко сократилась заболеваемость гельминтозом среди животных и даже людей (наработки учёного с успехом использовала и “человеческая” медицина).

Киргизский сельскохозяйственный институт получил имя Константина Скрябина ещё при жизни учёного – в 1945 году, что тоже говорит о многом. Перечислять достижения Скрябина можно ещё долго. Скажем лишь одно: за 9 лет работы Скрябин сделал для кыргызской науки больше, чем Бокоев за 8 лет своего пребывания в парламенте. Судите сами: за всё время работы в Советской Киргизии Скрябин получил ордена Ленина (всего у него их было шесть) и Красной Звезды, а также три ордена Трудового Красного Знамени, золотую медаль имени Ильи Мечникова и Сталинскую премию I степени – за трёхтомный научный труд “Трематоды животных и человека”. По идее, Кенжебек Бокоев – сам воевавший в Афганистане – должен прекрасно знать, что такие награды просто так не даются. Их надо заслужить, не важно где – с автоматом на войне или с микроскопом в лаборатории.

По этому поводу лучше всех сказал другой народный писатель Кыргызской Республики – Бексултан Жакиев:

Если перестать обращать внимание на историю, успехи прошлого, легко превратиться в манкурта”.

Депутат Бишкекского горкенеша Таалайбек Сагынов в свою очередь заметил:

Если бы университет был безымянным, тогда можно было бы назвать его именем Чингиза Айтматова. Скрябин внёс очень большую лепту в развитие сельского хозяйства. Забыть его имя с точки зрения исторической памяти не совсем правильно”.

Как видим, страсть к переименованиям не повальная “болезнь” – есть люди, которые ею вовсе не страдают.

Константин Иванович Скрябин. Именно это фото на официальном сайте Национальной академии наук КР стоит первым в фотогалерее “Президенты Академии наук Кыргызстана”. 140-летний юбилей Скрябина, который будет 7 декабря, в НАН КР, похоже, не заметят. А вдруг да вспомнят – после этой нашей публикации?

Памятник К.И. Скрябину возле Кыргызского аграрного университета. Если вуз переименуют, что будет с этим монументом? Как в Славянском университете: носит этот вуз имя Ельцина, а памятник у входа – Пушкину…

Неверные приоритеты

Странные переименования – явление не только нашего времени. Чего стоит одна только фрунзенская городская легенда о том, почему в советское время Русский театр драмы носил имя Надежды Крупской, а Киргизский женский педагогический институт (нынешний Кыргызский госуниверситет имени Арабаева) – имя Владимира Маяковского.

Вот что однажды рассказал санкт-петербургским журналистам ныне покойный театральный режиссёр Владислав Пази, который с 1984 по 1992 год работал художественным руководителем и директором русского драмтеатра во Фрунзе-Бишкеке:

“Поначалу ни институт, ни театр ничьё имя не носили. В конце 1930-х годов в Москве решили, что это неправильно, и прислали во Фрунзе директиву: институту присвоить имя Крупской, а театру – имя Маяковского. В какой-то канцелярии что-то перепутали. И в результате пятьдесят лет женский педагогический институт носил имя Маяковского, а русский театр – подруги жизни вождя”.

Увы, режиссёр Пази озвучил всего лишь расхожую байку. Дело в том, что имя Крупской русский драмтеатр получил в 1939 году, а женпед имя Маяковского – в 1952 году. А открыт этот вуз был вообще в 1945-м, первоначально – как Киргизское женское педагогическое училище. Институтом же он стал только через пять лет.

До подлинных причин обоих наименований сейчас уже не докопаться. Более-менее разумное объяснение в случае с театром – увековечить память Крупской, которая умерла как раз в 1939 году. А с Маяковским? Пожалуй, назвать его именем женпед могли только в честь 60-летия со дня рождения поэта, которое в СССР готовились отметить в 1953 году. Как бы там ни было, логика всего этого действительно непонятна. Как невозможно понять и то, почему в Бишкеке есть улица Степана Разина. Того самого, который персидскую княжну в песне бросил в Волгу с челна, – предводителя крестьянского восстания при царе Алексее Михайловиче.

На каждом этапе истории – свои герои. И отношение к ним общества не всегда однородно. Это не хорошо и не плохо – просто так сложилось. Но всё же думается, что изменение названия улицы должно “созреть”. Новое название должно принять большинство населения, а не политические партии, от имени которых вещают депутаты парламента. Такое решение вообще не должно навязываться, как этим часто баловалась прежде определённая часть общества – просто потому, что это не совпадало с её точкой зрения на те или иные исторические события.

Ну а в Жогорку Кенеше – кыргызском парламенте – полку желающих “погреться” в “чапане” Айтматова всё прибывает. Буквально в тот самый момент, когда писались предыдущие строки, пришло известие: депутат Рыскелди Момбеков предложил переименовать бишкекские улицы Киевскую и Московскую. Первой депутат предлагает присвоить имя всё того же Чингиза Айтматова, второй – Турдакуна Усубалиева, одного из руководителей Киргизской ССР. Но проспект имени писателя Айтматова в Бишкеке уже есть – бывшая улица Белинского. Но Момбекову всё равно. Он возмущается:

“Почему одному проспекту присвоили имена двух выдающихся для кыргызского народа людей? Часть проспекта у нас Манаса, часть – Чингиза Айтматова. Это что за хромая политика? Ведь памятник Чингизу Айтматову установлен на улице Киевской, поэтому я хочу внести предложение о переименовании улицы Киевской в улицу имени Чингиза Айтматова, а Белинская пусть так и остаётся полностью Манаса. А улицу Московскую я предлагаю переименовать в улицу имени Турдакуна Усубалиева. Мы же независимая страна. Сколько мы ещё будем просто смотреть? Такие вещи нужно решать”, – не вполне внятно заключает депутат. Видимо, имея в виду, что улицы столицы независимого государства не должны носить названия других городов.

Что касается независимости, то мы уже неоднократно писали об отношении независимых стран к названиям их улиц и иных объектов. Парижский мост императора Александра III даже сейчас, когда отношения России и Франции переживают далеко не лучшие времена, до сих пор существует, и никто не заикается о его переименовании. Европейские улицы и площади, чьи названия связаны с победой СССР в Сталинградской битве, никто не спешит переименовывать. Хотя власть в странах бывшего Союза давно антисоветская.

А в Кыргызстане бишкекскую улицу Михаила Калинина на заре суверенитета переименовали в улицу Манасчи Сагымбая. Сагымбай – человек, конечно, известный. Но давайте заодно вспомним, что Михаил Иванович Калинин числится в основателях кыргызской государственности. Именно он был председателем ВЦИК СССР, когда на VIII чрезвычайном Всероссийском съезде Советов из состава РСФСР вывели Советскую Киргизию, придав ей статус союзной республики.

Не успели остыть эмоции по поводу инициативы депутата Кенжебека Бокоева, как его коллега Рыскелди Момбеков предложил переименовать бишкекские улицы Киевскую и Московскую. Воистину права кыргызская мудрость: “Не знаешь, чем прославиться, – подожги землю”.

Расходная часть

Самое время немного поговорить о скучном. О деньгах. В 2010 году в Бишкеке переименовали улицу Баха. Которого звали не Иоганном Себастьяном (тот был немецким композитором), а Алексеем Николаевичем. Был Алексей Николаевич Бах академиком и физиологом растений. Более того – основоположником советской биохимии и одним из инициаторов создания будущей Академии наук Киргизской ССР. Улице Баха восемь лет назад присвоили имя кинорежиссёра и политика Дооронбека Садырбаева. Тогда только на смену табличек ушло 200 тысяч сомов (на улице – 700 домов).

Алексей Николаевич Бах. Он был академиком и физиологом растений, более того – основоположником советской биохимии и одним из инициаторов создания будущей Академии наук Киргизской ССР. Улицу Баха в Бишкеке в 2010 году переименовали в честь кинорежиссёра и политика Дооронбека Садырбаева. Тогда только на смену табличек на домах пришлось потратить 200 тысяч сомов.

Во сколько же обходится переименование улиц?

Во-первых, нужно в обязательном порядке печатать новые документы жителей этих улиц, включая домовые книги и прочие бумаги, удостоверяющие владение жильём.

Во-вторых, необходимо изготовить новые вывески и указатели.

В-третьих, приходится изготавливать новые карты и атласы.

Ну а то, что сейчас этого никто не делает, означает, что государство не исполняет собственные законы.

Оплачивать все эти расходы должны рядовые налогоплательщики. Конечно, граждане у нас бесконечно уважают творчество Айтматова, но не любят, когда власти лезут в их карман. Особенно когда денег в этом кармане всё меньше и меньше – благодаря экспериментам, которые оптимисты всё ещё называют реформами.

Исключением можно назвать, пожалуй, лишь одно: отрезок бишкекской улицы имени Максима Горького от улицы Шабдана Баатыра до улицы Ауэзова в 2011 году был переименован в улицу Анкары – в честь столицы Турции. Тогда расходы на переименование, если верить тогдашнему мэру Бишкека Исе Омуркулову, взяла на себя турецкая сторона.

Проблема переименования улиц есть и в соседнем Казахстане. Заместитель генпрокурора Казахстана Андрей Лукин в апреле этого года выразил общее отношение к переименованиям:

“Органы архитектуры являются уполномоченным органом в части ведения архитектурного кадастра, но, может быть, как-то остановиться уже в переименовании этих улиц? Это тянет за собой бюджетные затраты, непонятность ведения учётов, таксисты путаются, проведение сделок или продажа недвижимости вызывает большую путаницу, потому что путаница в документах. Неужели органы архитектуры этого не видят? Может, остановить переименование существующих улиц?”

Кыргызстанцы же в социальных сетях делают депутатам Жогорку Кенеша вполне резонные предложения. Например:

“А почему бы не построить НОВЫЕ улицы? И гордо назвать в честь героев независимой страны новые скверы, новые бульвары, новые театры и микрорайоны, новые города, наконец. Почему нужно непременно брать не вами построенное и переименовывать? Это всё было названо теми людьми (или той властью), которые это создали”.

Другие пользователи язвят:

“В стране больше нет никаких проблем – счастливейшая республика”.

Это ещё приличный комментарий. Неприличные мы публиковать не будем по этическим соображениям.

Самому Чингизу Торекуловичу вряд ли понравилась бы эта вакханалия вокруг его имени. Вот что рассказал семь лет назад младший сын классика Эльдар Айтматов:

“Отец был гиперобщительным человеком и всегда радовался, как ребёнок. Но в семье всегда делали акцент на скромность, пресекали излишнюю роскошь и предпочитали аскетичный образ жизни. Всё-таки отец перенёс большие бедствия в послевоенные годы, он видел и горе, и голод. И несмотря на то, что мог позволить себе более комфортный образ жизни, не шёл на поводу у буржуазных ценностей”.

А вот что вспоминала пять лет назад народная артистка РСФСР Людмила Иванова:

“Он не был великий – не вёл себя как великий, а был такой скромный, неуверенный даже в себе”.

И подобных воспоминаний об Айтматове можно привести ещё много. Понравились бы ТАКОМУ человеку нынешние спекуляции на его имени? Вряд ли. Как говорил один из героев Достоевского:

“Не ставьте мне монумента! В сердцах своих воздвигните мне монумент, а более ничего не надо!”

Вряд ли Чингизу Айтматову понравилась бы сегодняшняя вакханалия вокруг его имени с подачи иных политиков. Современники вспоминают о нём как об очень скромном человеке.

Ну и напоследок – самое главное. Проблема даже не в том, что в госбюджете Кыргызстана нет денег на то, чтобы оплачивать депутатcкие “хотелки”. Проблема в том, что своими бездумными инициативами депутаты Жогорку Кенеша дискредитируют даже не себя – весь кыргызский народ в глазах мирового сообщества. Которое рано или поздно начнёт думать, что никого выдающегося, кроме Чингиза Айтматова, в Кыргызстане нет и никогда не было.

Дмитрий ОРЛОВ


P. S. А чем известен депутат Бокоев?

Тем, что является давним соратником бывшего политика Омурбека Бабанова. А ещё – своим богатством. В парламентской фракции “Республика – Ата-Журт” Кенжебек Бокоев является самым крупным землевладельцем: ему, согласно декларации о доходах и об имуществе, принадлежат 16 земельных участков сельхозназначения общей площадью 32 с половиной гектара. А также кошары общей площадью 2 тысячи 690 квадратных метров. Доходы близких родственников депутата Бокоева в 2017 году составили 27 миллионов 500 тысяч сомов. Они тоже владеют солидной недвижимостью. Семья депутата Бокоева также владеет скотом, общая стоимость которого составляет почти 25 миллионов сомов.

Да, свой бизнес Кенжебек Сатымкулович Бокоев сумел поднять. Ну а что полезного для Кыргызстана сделал он на депутатском посту? Ничего равноценного тому, что сделал для республики Константин Иванович Скрябин. И не ему – бизнесмену Бокоеву – заниматься переименованиями и стирать из народной памяти имена великих учёных-созидателей.

Оставьте комментарий